Свежие комментарии

  • Санек Совков Совков
    <i>Комментарий скрыт</i>Русских загоняют ...
  • Сергей Бессонов
    Когда-то пресловутый Джон Маккейн, ( сейчас в аду, купается в ванне с кипящим маслом - лечит застарелый ревматизм), ...Трамп решил домин...
  • Не помню
    Если вещи называть правильно, то эти богатства не России а олигархов, у которых там офисы.Запад не может пр...

Сколько плюсов в запасе у ОПЕК

Сколько плюсов в запасе у ОПЕК

Всего на 100 тысяч меньше

В минувшую субботу министры энергетики стран ОПЕК+ договорились о том, чтобы продлить как минимум до конца июля соглашения о сокращении добычи нефти. При этом уровень сокращения в 9,7 млн. баррелей в сутки снижен до 9,6 млн., что важно прежде всего в психологическом плане. Очень важно подтвердить позитивный тренд, хотя большинство резервных нефтехранилищ по всему миру находятся на пороге переполнения.

Несмотря на то, что российский министр энергетики Александр Новак допустил возможность досрочного завершения сделки, реальных причин для этого сейчас очень мало. В этом уверены как Константин Симонов, проректор Финансового университета при правительстве РФ, так и традиционно оппонирующий ему директор Центра энергетических исследований Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ ВШЭ Вячеслав Кулагин.

В понедельник на онлайн-конференции в МИА «Россия сегодня» эксперты прокомментировали договорённости ОПЕК+ от 6 июня. Главное, по оценкам экспертов, что в условиях сформировавшегося надолго превышения предложения над спросом само по себе соглашение остаётся выгодным практически для всех его участников.

Однако оснований для долгосрочного оптимизма пока ещё мало, считает К.
Симонов. Снижение общемирового уровня добычи на 9,6 или 9,7 млн.. баррелей в сутки не остаётся бумажным только благодаря тому, что невыбранные квоты таких стран, как Ирак, Нигерия, Ангола и Казахстан, оперативно закрывают Саудовская Аравия и её региональные союзники.

В то же время падение добычи сланцевой нефти, напрямую связанное с падением цен на углеводороды, помогает нивелировать ещё и мексиканский фактор. Напомним, в начале апреля ныне действующие квоты из соглашения ОПЕК сразу с несколькими плюсами принимались не только членами этого альянса, но и всеми нефтедобывающими странами.

Тогда именно трудности со сланцем помогли президенту США сделать красивый жест. При заключении соглашения ОПЕК+ США, точнее, лично Дональд Трамп, эффектно взял на себя квоту, которую не хотела принимать Мексика. Позднее американский президент разъяснил, что принял на редкость оперативное решение прежде всего потому, что его выполнение диктовала сама жизнь. Конкретно имелось в виду закрытие ряда сланцевых месторождений из-за резкого падения рентабельности, которое в любом случае вело к существенному снижению уровней добычи в США.

Вскоре американский лидер не постеснялся на своей страничке в Twitter расширить это пояснение:

«Если кому-то хочется считать, что сокращение добычи в США – это доля Мексики в сделке ОПЕК+, пусть так и считает».

Характерно, что свою щедрость Дональд Трамп продемонстрировал в те дни, когда США впервые за последние годы, если не за всю историю, вышли в лидеры по уровням добычи нефти, достигшим 13 млн. баррелей в сутки.

Баррели и джентльмены


Практически все соглашения ОПЕК о снижении квот добычи традиционно не носят обязательного характера, в связи с чем Вячеслав Кулагин даже назвал их «джентльменскими». Он напомнил, что сделки в формате ОПЕК+ позволяют их участникам не только в любой момент выходить из них, причём делать это на основании не мировой конъюнктуры, а внутреннего мониторинга по отрасли.

При этом, даже не выходя из самого ОПЕК и из последней сделки, ряд стран продолжают выбрасывать на рынки излишки экспортной нефти. На венской встрече в субботу едва ли не впервые в истории картеля были прямо названы, причём с приведением нелицеприятной статистики, сразу четыре страны, которые не придерживаются принятых на себя обязательств.

Первым попал под обструкцию коллег по нефтедобыче Ирак, для которого 30-процентное недовыполнение плана по квоте обернулось возможностью выставить на рынки до 1 млн. баррелей в сутки. Нигерия с её куда более солидными масштабами общей добычи нефти не выбрала квоту снижения на 24%, чуть менее внушительные показатели у Анголы и Казахстана.

Россия в список нарушителей не попала, несмотря на то, что в мае не смогла полностью вписаться в оговоренную квоту. Как отметил В. Кулагин, нам сделали послабление с учётом сложностей с выводом скважин из эксплуатации и в расчёте на июньскую компенсацию. Россия в настоящее время выходит на уровень ежесуточной добычи около 8,5 млн. баррелей, что при сравнении с мартовскими 11,3-11,5 млн. даёт почти 20-процентное снижение.

Достижение уже в июне максимального уровня снижения, который подписала наша страна, сохраняет для нас неплохие возможности возвращения, считает К. Симонов, он напомнил, что с июля месяца суммарные квоты снижения в сделке ОПЕК+ планируется снизить с 9,7 до 7,7 млн. баррелей, а начиная с 2021 года – до 5,8 млн., а, возможно, и больше.

Сколько плюсов в запасе у ОПЕК

Шейх сказал, шейх сделал


Неустойчивость нефтяного рынка особенно ощутима в совокупности с тем, что зачастую практически непредсказуемы решения правящего семейства в Саудовской Аравии. Имея куда более комфортные по сравнению с той же Россией условия для манипулирования уровнями добычи, шейхи из Эр-Рияда безуспешно попытались потеснить её с рынка за счёт беспрецедентного демпинга.

Однако и они не лишены приверженности данному слову и в настоящее время сделали практически всё, от них зависящее, для того, чтобы последнее соглашение ОПЕК+ не превратилось в бумажную формальность. Так, уровень квот снижения, которых на данный момент придерживается Саудовская Аравия, достиг уже 4,4 млн. баррелей. Ближайшие союзники Эр-Рияда по нефтяному картелю, Оман, ОАЭ, Кувейт и Бахрейн, приняли на себя суммарную квоту в 1,2 млн. баррелей.

Саудовские принцы, похоже, очень сильно обожгись на игре в демпинг и сейчас учитывают падение мирового спроса на нефть сразу на 19,9 млн. баррелей. Не могут они не учитывать и то, что ещё до пандемии переизбыток добывающих отраслей по миру достигал 2-3 млн. баррелей.

При этом в Эр-Рияде вряд ли кого-то может интересовать тот факт, что Россия законодательно установила для себя бюджетное правило, в котором обозначена цена отсечения для отчислений в резервные фонды. Она, как известно, равна 42,5 долл. за баррель. Однако Константин Симонов вообще назвал «фактор шейхов» в числе главных, которые сейчас формируют конъюнктуру рынка.

Помимо шейхов, сказывается недисциплинированность Нигерии, которую пока удаётся сглаживать за счёт других стран и простого падения производства в США. Зато позитивно начинают влиять тенденции повышения спроса, связанные с восстановлением жизнедеятельности после вынужденного карантина.

В принципе, эксперты считают, что непредсказуемость шейхов никуда не делась. Им надо будет быть благодарными, как только они перестанут делать секрет из условий масштабных фьючерсных контрактов, что имело место весной. Однако объявление июльских цен пока в очередной раз затягивается.

Сделка жива, сделка будет жить


В марте-апреле нефтедобывающие страны успели почувствовать на себе, что такое жить вообще без сделки. Скорее всего, именно это стало причиной оперативного примирения с Россией, а также с Казахстаном и рядом менее значительных участников сделки. Этим странам было не столько позволено сохранить лицо, сколько дано понять, что выталкивать за скобки «нефтяного клуба» из-за одного кризиса, пусть и такого сильного, их никто не планирует.

После нескольких лет непростого партнёрства в ОПЕК, похоже, поняли, что сугубо локальными, можно сказать, клубными решениями, в наше время много уже не добиться. Тем более что к ОПЕК явно не планируют присоединяться две державы из большого «нефтяного трио» — Россия и США. Пока же очень трудно прогнозировать, как отразится на российской нефтяной отрасли почти 20-процентное сокращение добычи, причём очень затяжное.

Сам по себе факт продления сделки ОПЕК+ до конца июля, по мнению экспертов, надо рассматривать как позитив, несмотря на то, что соглашение остаётся очень неустойчивым.

Многие страны, в том числе и восстанавливающийся Китай, сейчас стремятся использовать удачную конъюнктуру для того, чтобы заполнить по максимуму нефтехранилища. При скачке спроса их можно будет использовать не только на нужды снова растущей экономики, но и для реализации на рынке.

Однако чрезмерное заполнение хранилищ ведёт к тому, что у нефтетрейдеров оказываются связаны руки из-за отсутствия своеобразного ценового демпфера. Изъятие с рынка избыточных объёмов сырья всегда было удобным приёмом для манипулирования ценами, чаще всего – для поддержания котировок.

Между тем сильный рост нефтяных котировок, который нельзя исключать в случае быстрого восстановления ведущих экономик мира, таит в себе и некоторую опасность. Причём опасность для тех стран, в которых нефтедобыча остаётся базовой отраслью. Дело в том, что высокие нефтяные цены сразу повышают рентабельность американских сланцевых проектов, перезапуск которых не является уж очень большой проблемой.

В таком случае именно сланец может в итоге превратиться в подобие всемирного отраслевого диктатора. Нечто подобное американцы не прочь провернуть и с СПГ (сжиженным природным газом), но нельзя забывать, что его себестоимость ещё очень долго будет намного выше, чем у трубопроводного газа.

Сколько плюсов в запасе у ОПЕК
Автор:
Алексей Подымов, Виктор Малышев, д.э.н.
Использованы фотографии:
oilexp.ru, tradernet.ru
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх