Свежие комментарии

  • Михаил Гальперин
    Давно пора! А то эти т.н. "партнеры" ( вот же нашли двусмысленно-толерантное обращение к политикам стран с разрешение...Россия задействуе...
  • Владимир Скорняков
    Что ты имеешь против Прилепина, молодец мужик с большой буквы, пострелял укрофашистов, честь ему и хвала....Турецкий BLM в па...
  • Сергей СПАТАРЬ
    Ермак. Иван Грозный, Ермолов, Суворов и т.д. и т.п. У нас еасть власть в государстве, или те кто у власти смотрят...Турецкий BLM в па...

Конвойные сражения в Рижском заливе

Атака советских торпедных катеров
Атака советских торпедных катеров.
Германское командование решилось провести первый караван со снабжением для группы армий «Север» через Ирбенский пролив в Рижский залив уже 12 июля 1941 года. Время проведения каравана было выбрано удачно – советская морская авиация 11 и 12 июля не вела разведку акватории Балтийского моря, потому что все воздушные силы были задействованы при поддержке сухопутных войск.

Таким образом, немецкий караван спокойно бороздил воды Балтийского моря, а советское командование ничего об этом не знало. Однако утром 12 июля немцы провели разведку Ирбенского пролива силами трех эсминцев. Не найдя достойных целей в Ирбенском проливе, корабли кригсмарине обстреляли 315-ю береговую батарею 180-мм орудий на южной оконечности полуострова Сырве.

Батарея под командованием капитана Александра Стебеля без труда прогнала зарвавшихся фашистов, вооруженных лишь орудиями среднего калибра. Двух залпов хватило, чтобы немцы ретировались на безопасное расстояние. Но их появление в проливе стало тревожным сигналом для советского командования. Из-за нехватки самолетов-разведчиков после полудня на разведку был выслан истребитель. В 15:35 ситуация прояснилась: истребитель обнаружил крупный вражеский караван, идущий курсом на Ирбенский пролив.
Пилот сообщил о 42 транспортах в сопровождении 8 эсминцев или миноносцев, 3 сторожевиков и большого количества катеров.

Первый эпизод


Штаб Балтийского флота немедленно приступил к организации мер противодействия каравану.

Однако времени оставалось мало, так как караван был обнаружен поздно – на расстоянии около 100 миль от Риги. Допуская, что караван двигался со скоростью 8–10 узлов, он мог достичь порта назначения через 10–12 часов. Атаковать караван надо было именно за такой временной промежуток, но эта задача выходила за рамки возможного.

Советские торпедные катера, базирующиеся в районе Моонзундских островов, не были готовы к немедленному выходу в море. Также обстояло дело с большинством эсминцев, которые как раз начали заправляться топливом с танкеров, прибывших из Таллина. Таким образом, сложности с базированием советских легких сил в неприспособленных для этого портах проявились в самый неподходящий момент, когда во что бы то ни стало надо было сформировать как можно более сильную боевую группу для удара по вражескому каравану. Несмотря на трудности, от такой возможности никто не собирался отказываться.

Первым делом советское командование послало на встречу с караваном группу бомбардировщиков. Они затопили судно «Дойчланд» (Deutschland) и повредили несколько других единиц. При переходе кораблей через Ирбенский пролив по ним открыли огонь береговые батареи с полуострова Сырве.

Немцы продолжали нести потери, но упорно двигались вперед. В 20:00, уже на траверзе мыса Колка, всего в 60 милях от Риги, их обнаружила подводная лодка С-102. Из торпедной атаки ничего не вышло, так как немецкий караван шел вдоль берега, в мелких водах. Затем по каравану должны были ударить 24 бомбардировщика с острова Сааремаа, но и они не добились успеха: в ночной темноте бомбардировщики не обнаружили противника и, сбросив бомбы на второстепенные в данной ситуации сухопутные цели, вернулись на аэродром.

В это время в море, наконец-то, вышли 4 торпедных катера под командованием лейтенанта Владимира Гуманенко. Два часа они охотились за караваном, пока к 4:00 утра не обнаружили его возле мыса Мерсрагс, то есть уже ок. 30 миль от Риги. Несмотря на сильный заградительный огонь, катера сумели прорваться к судам каравана и потопить два из них меткими торпедами. Сами же катера потерь не понесли, хотя вернулись на базу изрешеченные малокалиберными снарядами.

Сразу же после торпедной атаки к действию опять приступили бомбардировщики. На этот раз у них не было трудностей с обнаружением противника. Бомбардировщики атаковали группами по 5–9 самолетов и возвращались на аэродром за новым запасом топлива и бомб. Немцы бросили на защиту каравана свои истребители. Но балтийцы не переставали атаковать, вплоть до полудня 13 июля, когда последние немецкие суда зашли в порт. В общей сложности, небольшое количество самолетов проделало 75 вылетов и столько же атак.

Наконец около 13:00 к Риге подошли эсминцы «Сердитый» и «Стерегущий». Один из них даже дерзнул войти в устье Двины и обстрелять конечные суда каравана. На этом закончился первый эпизод конвойных сражений в Рижском заливе. От бомб, торпед и огня артиллерии немцы понесли большие потери – три крупных транспорта и 25 малых единиц.

Это был несомненный успех. Но советское командование не было им довольно, так как при лучшей организации разведки, связи и взаимодействия флота и авиации можно было попытаться разгромить караван полностью.

Эсминцы Проекта 7У в походе
Эсминцы проекта 7У в походе.

Выводы были сделаны, промахи учтены, недостатки в организации боевых действий устранены. И можно было встречать врага во всеоружии. Удобный случай подвернулся уже вскоре.

Второй эпизод


18 июля советские самолеты-разведчики обнаружили в Рижском заливе крупный караван из 26 судов. На перехват каравана решено было послать бомбардировщики и дивизион эсминцев, который был как раз занят постановкой мин в районе Риги. Первыми атаковали бомбардировщики, которые потопили 6 судов. Тем временем эсминцы закончили постановку мин и отправились на перехват каравана.

Первым немецкие суда обнаружил эсминец «Стерегущий» под командованием капитана третьего ранга Евгения Збрицкого. Но прежде, чем он сумел прорваться к судам каравана, ему пришлось дать бой шести немецким торпедным катерам. Бой прошел успешно: два катера получили повреждения, а «Стерегущий» увернулся от выпущенных по нему торпед.

После неудачного боя с советским эсминцем немецкие катера повернули в сторону каравана и прикрыли его дымовой завесой. «Стерегущий» с трудом находил цели для своих орудий. А караван тем временем неумолимо приближался к устью Двины. Но когда караван вышел на фарватер, ведущий к Риге, под головным судном взорвалась одна из мин, только что поставленных советскими кораблями. Небольшое судно быстро затонуло, блокируя фарватер. Остальные застопорили ход и сбились в кучу, опасаясь идти через минное поле. Этого и было надо «Стерегущему». Он приблизился к судам каравана на минимальное расстояние и стал расстреливать их из всех имеющихся орудий. Застигнутые врасплох, немцы пытались выбраться из-под огня, но не всем это удалось. За короткое время «Стерегущий» потопил 5 транспортов и еще несколько повредил. В общей сложности караван потерял 12 единиц с грузами для группы армий «Север».

Морской ближний разведчик МБР-2
Морской ближний разведчик МБР-2 в полете.

Третий эпизод


Но настоящий погром немецкого судоходства в Рижском заливе наступил 26 июля.

По сравнению с первым эпизодом, когда много чего пошло из рук вон плохо, и вторым, когда успешный исход обусловило счастливое стечение обстоятельств, третий стал образцово-показательным избиением вражеских сил – вследствие разыгранного как по нотам концерта всех родов войск, включая разведку и связь.

На этот раз самолеты-разведчики обнаружили караван на дальних подступах к Ирбенскому проливу. Он был очень необычным: только два судна в сопровождении 18 кораблей. Нетрудно было догадаться, что он перевозил какие-то особо ценные грузы, раз ему придали такой сильный эскорт. С другой стороны, уменьшение количества транспортных судов и увеличение количества кораблей прикрытия означало, что немцы тоже сделали выводы из печального для них опыта предыдущих двух эпизодов конвойных сражений в Рижском заливе. Очевидно было, что немцы были решительно настроены провести караван во что бы то ни стало с минимальными потерями.

Главный удар по каравану должны были нанести бомбардировщики и торпедные катера Балтийского флота. В Ирбенском проливе его должны были обстрелять береговые батареи, а на водах Рижского залива его должны были встретить советские эсминцы. Чтобы дать возможность ударным силам без промедления развернуться на удобных для атаки позициях, за караваном было установлено постоянное наблюдение с самолетов-разведчиков. Кроме того, в район мыса Колка был выслан один эсминец, задачей которого было подстерегать караван, а затем следовать за ним до устья Двины, наводя ударные силы.

В 13:23, когда караван приблизился к Ирбенскому проливу, с пристани Мынту на полуострове Сырве вышел в море отряд торпедных катеров под командованием капитан-лейтенанта Сергея Осипова. С воздуха его прикрывали истребители. Зная точное место нахождения каравана, катера без труда настигли его у южных берегов пролива, в районе между Микельторнисом и маяком Овиси.

Опасаясь мин и береговой артиллерии, караван шел на небольшом расстоянии от берега. При сближении с врагом капитан-лейтенант Осипов опознал среди кораблей сопровождения 2 миноносца, 8 сторожевиков и торпедные катера. Пока Осипов нащупывал слабое место каравана, удобное для атаки, на место прилетели бомбардировщики и атаковали транспорты. Один из них оказался танкером, наполненным топливом. От взрыва одной бомбы он мгновенно превратился в пылающий факел.

В караване всё смешалось. Осипов только этого и ждал. Три катера на максимальной скорости атаковали караван, целясь во второй транспорт. Немецкие корабли, занятые отражением воздушной атаки, лишь в последний момент увидели приближающиеся торпедные катера. Перенести огонь на них было уже поздно. Кроме того, катера скрылись в облаках дыма от пылающего танкера и под их прикрытием стремительно приближались ко второму транспорту. Затем они поставили свою собственную дымовую завесу. И в 14:48 запустили торпеды. Торпедированный транспорт пошел на дно. А катера ретировались без потерь.

Немецкий караван не достиг цели. Оба транспорта были уничтожены. А два миноносца и один сторожевик были повреждены. Кроме того, в районе Вентспилса, советские самолеты настигли и потопили катер-тральщик R-169.

Все столкновения на водах Рижского залива в июле-августе 1941 года обернулись бóльшими или меньшими успехами советских военно-морских сил. Хотя немцы оккупировали бóльшую часть береговой линии залива, Балтийский флот всё же удержал контроль за морем и не дал снабжать группу армий «Север» морским путем.

В тактическом плане эти столкновения способствовали совершенствованию взаимодействия различных морских, воздушных и наземных сил и служб, которое надолго стало каноном советского военно-морского искусства.

Продолжение следует...
Автор:
Paul Neumann
Использованы фотографии:
https://war-book.ru/eskadrennye-minonostsy-proekta-7-eskadre..., http://tsushima.su/forums/viewtopic.php?pid=866411, Конвойные сражения в Рижском заливе
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх