БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 317 подписчиков

Свежие комментарии

  • Андрей Викторов
    Вызвать польского посла в МИД России и поставить перед фактом прекращения дипломатических отношений и высылки всех по...Польша захотела а...
  • Александр Симаков
    Так это власть готовит новый удар или страховщики хотят "подмять"? Что касается Фонда медицинского страхования, то ег...Эксперт предупред...
  • Анна Фоломешина
    дура ты дура!Эксперт предупред...

Немного о рабстве

Александр Крымцев

Немного о рабстве

Сегодня лишь неуравновешенные белые американцы или европейцы почему-то считают себя — похоже, исключительно по расовому признаку — ответственными за поведение каких-то людей, живших за 200-300 лет до нас.

Практически невозможно себе представить, например, чтобы сегодняшние арабы — где-нибудь в странах Залива — встали бы на колени перед белыми или чёрными резидентами своих стран, прося прощения у них за века арабской работорговли — длившейся в той же Африке в разы дольше!

Потому что западный (=левый и прогрессистский) Агитпроп и современная западная (=левая и прогрессистская) образовательная система убедили — безо всяких на то исторических оснований — уже несколько поколений людей Запада в том, что преступным, с сегодняшней точки зрения, занятием, работорговлей запятнали себя в прошлом только белые европейцы и американцы.

Между тем, т.н. трансатлантическая работорговля, осуществлявшаяся в XVII-XVIII вв. европейскими подданными, вовсе не была чем-то исключительным по своей аморальности и преступности — даже если иметь в виду лишь историю Нового времени, и не лезть в дебри Античности и Средневековья. Она была лишь эпизодом — хотя и важным эпизодом — в весьма долгой истории этого бесчеловечного (и общечеловеческого) промысла.

Гораздо старше и разветвлённее была т.н. арабская работорговля; этот давно устоявшийся научный термин означает длившуюся много веков добычу рабов в Западной Азии, Северной и Юго-Восточной Африке, а также на Пиринейском полуострове и на острове Сицилии (когда эти части европейской территории были захвачены арабами), с последующей продажей их на невольничьих рынках Ближнего Востока и Северной Африки.

В связи с тем, что нормы шариата разрешали мусульманам обращение в рабство лишь захваченных в плен врагов, но никак не свободных единоверцев, главным поставщиком живого товара на рынки исламского мира с самого начала стали пограничные с ним территории: первоначально это были Средняя Азия, Кавказ и Европа, а в Новое время — преимущественно Африка.

Европейцы, например, лицом к лицу столкнулись с арабо-мусульманской работорговлей уже в VIII-IX вв., в период экспансии Фатимидского халифата в Европу. Но особенно масштабной эта торговля стала — в первую очередь, в Средиземноморье — с начала XVI в., т.е. сразу после завершения Испанией Реконкисты и открытия Америки. Причём в этой работорговле европейцы — вплоть до начала XIX в. — участвовали преимущественно в качестве рабов, а не работорговцев.

Известно также, что в арабской работорговле количество сделок с «женским товаром» было гораздо большим, нежели в трансатлантической, американской: там рабыни составляли лишь от четверти до трети общего объёма продаж. А на восточном рынке рабыни ценились много больше рабов, нежели на западном, поскольку использовались не только в качестве служанок, но и для сексуальных и «репродуктивных» услуг своим владельцам.

По идее, современные американские и европейские феминистки левого толка должны были бы особенно возмущаться именно этой сексуальной эксплуатацией, носившей в арабо-мусульманском мире, в отличие от американского Юга, системный характер. Однако этого пока не происходит: в сердцах нынешних американских мятежников клокочет ненависть лишь по отношению к двум столетиям трансатлантической работорговли, о которых им рассказывали школа и Голливуд. А вот про 1 200 лет арабо-мусульманской работорговли этим безграмотным мятежникам ни школа, ни Голливуд ничего не рассказывали.

Поэтому они просто не ведают о том, что в период VII-XX вв. из Европы, Азии и Африки арабскими работорговцами было вывезено, через Сахару, Средиземное и Красное моря и Индийский океан, по разным оценкам, от 14 до 15 млн. чел. Это — больше, чем 11 млн. чел., вывезенных европейцами через Атлантику в Северную и Южную Америку.

Не ведают эти мятежники и о том, что именно страны арабского Востока вплоть до середины ХХ века всеми силами противились шедшим — в течение всего XIX века — именно из Европы требованиям прекратить рабовладение и работорговлю!

Не догадываются они также о том, что власти ряда африканских государств и племенные вожди на протяжении столетий были бенефициарами работорговли, активно поставляя живой товар как для европейских, так и для арабских работорговцев. 

К 1830-м гг., после окончательного решения вопроса о средиземноморском пиратстве, европейские страны начали повсеместно запрещать и африканскую работорговлю, приравняв её к морскому разбою. В частности, Россия сделала это в 1845 г., а Франция — в 1848 г.

Но в середине XIX в. реальный запрет на работорговлю осуществлялся только в Западной Африке, в то время как на востоке Чёрного континента деятельность арабских работорговцев продолжалась: они, как и их упомянутые выше поставщики, живого товара, считали рабовладение совершенно естественным институтом. В 1873 г. работорговля была запрещена на Занзибаре, а в конце XIX в. британские власти запретили её в перешедшем под их контроль Египте. Но на малодоступных для европейских сил обширных внутренних территориях континента в рабство ежегодно уводили примерно по миллиону человек.

Европейская колонизация Тропической Африки и особенно меры, предпринятые в принадлежавшей королю Бельгии Леопольду II колонии Конго, резко сократили объёмы арабской работорговли. И на Брюссельской конференции 1890 года европейские державы (плюс присоединившиеся к ним Персия и Занзибар) выработали систему международных мер, направленных на искоренение рабовладения и работорговли в Африке. Таких, например, как устройство укреплённых пунктов, прокладку дорог и телеграфных линий; охрану караванных коммуникаций и побережья, использование подвижных «летучих» отрядов для защиты туземцев.

Следует иметь в виду, что рудименты работорговли в этой части света оказались весьма живучими и существовали вплоть до ХХ в. Например, в преимущественно христианской, ориентировавшейся на Европу, Абиссинии попытки запретить рабство начались лишь в 1920-х гг. А в Саудовской Аравии (между прочим, бывшей одним из первых членов ООН и основателем Лиги арабских стран), запретили рабство только в 1962 г., тогда же его запретили в Йемене. При этом даже в 1983-2005 гг, во время Второй гражданской войны в Судане, нелегальное рабство там было распространено очень широко. Хотя еще в конце XIX в., с учреждением Англо-Египетского Судана, британцы пытались покончить с этой архаичной практикой.

Надо сказать, что в 2010 г., незадолго до своей трагической гибели, лидер Ливийской Джамахирии Муаммар Каддафи на II Афро-Арабской встрече в верхах нашёл в себе силы весьма достойным образом извиниться — от имени всех арабов — за века их работорговли в Африке. В то время, если кто забыл, Ливия была одной из самых развитых стран Африканского континента и важнейшим спонсором Африканского Союза. Поэтому на всех присутствовавших произвело большое впечатление то, каким образом её глава — прямо и без обиняков — выразил своё глубокое сожаление относительно морально неприемлемого, с современной точки зрения, поведения своих соплеменников, «особенно богатых арабов, смотревших на африканских братьев как на низших существ, рабов», резко осудив подобные взгляды и соответствующую практику.

И выбранный Муамаром Каддафи способ расставания с неприглядными страницами прошлого выглядит гораздо более серьёзно и значительно, нежели нынешние отвратительные сцены коллективных коленопреклонений (не перед Божественным величием, а перед грешными людьми) и коллективной же чистки чужой обуви!

Очевидно при этом, что для Каддафи не было разницы в поведении арабских и западных работорговцев прошлого, одинаково бесчеловечно относившихся к африканцам: он осуждал их в равной степени. Но никто из арабских лидеров Каддафи не поддержал.

А для лево-либеральных и просто левых масс-медиа такая разница, очевидно, существует: по крайней мере, об арабо-мусульманской работорговле они сегодня ничего и никому не рассказывают, предпочитая критиковать исключительно трансатлантическую работорговлю.

Да и это они делают весьма односторонне, рассказывая свою, идеологически выдержанную версию событий, густо замешанную на анти-белом расизме. Очевидно, будучи уверенными в том, что никто никогда не опровергнет эту версию, не объяснит несчастным жертвам школы и масс-медиа того, что историческая реальность была — совсем иной, не такой, какой её сегодня рисуют!

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх