БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 325 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Гор
    Странно слышать постоянный говор что только цена на НЕФТЬ,ГАЗ держит стабильность в России. Это Валотильность в го...Как девальвация р...
  • Игорь Сипкин
    раньше было проще- воры в особо крупном размере попадали под высшую меру. Во Франции тоже неплохой закон был (ниже). ...ФНПР предлагает о...
  • Сергей Губанов
    Все его защитники такие же ПРЕСТУПНИКИ!!!! Эта либересня - последние сволочи! Надеюсь этому ублюдку на зоне доставят ...Справедливость дл...

Будущее подводного флота РФ. Правильна ли ставка на ВНЭУ и ЛИАБ?

Будущее подводного флота РФ. Правильна ли ставка на ВНЭУ и ЛИАБ?

В материале, посвященном перспективной многоцелевой АПЛ «Хаски» («Лайка») автор, анализируя сведения из открытых источников, пришел к выводу, что этот подводный корабль будет представлять собой несколько усовершенствованный «Ясень-М». При этом основным направлением совершенствования корабля, по всей видимости, станет интеграция его в сетецентрическое пространство. Об этом говорил генеральный директор ОАО «Санкт-Петербургское морское бюро машиностроения «Малахит» (СПМБМ «Малахит») В. Дорофеев:

«Отличительные черты перспективного подводного корабля надо искать не в повышенной скорости, глубинном погружении, водоизмещении, габаритах, а совсем в других вещах, которые незаметны — возможности их интеграции в единое информационное пространство министерства обороны, взаимодействие с надводными кораблями и авиацией в реальном времени, то есть, возможности их участия в сетецентрических войнах».

Кроме этого, скорее всего, «Хаски» получит обновленную «начинку», созданную на основе «новых конструкционных материалов, новых технических решений в области ядерной энергетики, радиоэлектроники и других» (со слов В. Дорофеева). И в то же время следует ожидать, что основные конструкторские решения (винт, полуторакорпусная конструкция и т.
д.) будут сохранены. Увы, в таком виде «Хаски» будет представлять собой «шаг на месте», то есть модернизированный «Ясень-М», а отнюдь не боевой корабль следующего поколения, как о том вещают СМИ. Но об этом автор рассуждал в предыдущем материале. Сегодня же речь пойдет немного о другом – месте и роли ДЭПЛ с ВНЭУ в отечественном подводном флоте.

Сколько «Хаски» мы осилим?


Еще раз посмотрим на размеры новой АПЛ. В сравнении с предыдущими проектами они снизятся незначительно: подводное водоизмещение «Ясеня», по различным данным из открытых источников, составляет 12 600 или 13 800 т. У «Ясеня-М» — меньше, а у «Хаски»…

Будущее подводного флота РФ. Правильна ли ставка на ВНЭУ и ЛИАБ?

Если «Лайка-ВМФ» — это «Хаски» и есть, то его подводное водоизмещение составляет «всего лишь» 11 340 т. С учетом того, что «Хаски» проектируется как носитель «Цирконов», результат еще далеко не самый худший, какого можно было бы ожидать. Тем не менее, получается, что надводное водоизмещение «Хаски» явно превышает 7000 т, что делает этот корабль слишком большим для крупносерийного строительства. Будет ли «Хаски» дешевле «Ясеня-М», как об этом говорится сейчас? Это крайне сомнительно. Да, на его создание, возможно, уйдет несколько меньшее количество металла, что даст определенную экономию, но и только. В остальном «Хаски» будет стоить либо столько же (если какие-то узлы и агрегаты останутся неизменными) либо дороже, в силу применения новых технологий, о которых говорил В. Дорофеев.

Тут, конечно, нужно вспомнить об идее сокращения затрат путем создания универсального корабля, который можно будет создавать в вариантах МАПЛ и РПКСН. Но не будем забывать, что в настоящий момент у нас имеется в составе ВМФ, строится и готовится к закладке 10 РПКСН проектов 955 и 955А. Которые по своему оборудованию в значительной мере унифицированы с многоцелевыми АПЛ типа «Ясень» и «Ясень-М». Иными словами, стоимость «Ясень-М» сложилась уже с учетом этой унификации, и для того, чтобы получить сходный эффект с «Хаски», нам надо будет строить еще десяток «стратегов» на ее базе.

Да только куда ж нам столько? По мнению автора данной статьи, абсолютным максимумом для ВМФ РФ в обозримом будущем является 16 РПКСН в составе флота – по одной дивизии на Северный и Тихий океаны, да и этого будет слишком много. Десять РПКСН недавней постройки у нас уже есть, так что едва ли гособоронзаказ на стратегические подводные ракетоносцы в 2030-2040 гг. составит хотя бы 6 корпусов (реально вряд ли больше 2-4, если вообще будет). Следующие корабли этого класса станут нужны по мере списания "Бореев", то есть никак не ранее 2055-2060 гг. К тому моменту, разумеется, надо будет задумываться о создании нового проекта.

Таким образом, потенциальное снижение стоимости «Хаски» в варианте МАПЛ за счет унификации с РПКСН вряд ли будет существенным. Ведь много РПКСН этого проекта нам не нужно, а значит, и так называемого эффекта масштаба не случится — в связи с отсутствием этого самого масштаба. Но черный юмор ситуации заключается в том, что идея удешевления «Хаски» за счет строительства МАПЛ и РПКСН на базе одного проекта мало того что ложна по своей сути (ограничение ТТХ и МАПЛ и РПКСН), но, скорее всего, приведет не к уменьшению, а к увеличению затрат на наши кораблестроительные программы подводного флота в целом.

Вспомним, что, по имеющимся в открытой печати данным, «Борей» обходится примерно в полтора раза дешевле «Ясеня». Но очевидно, что РПКСН на базе «Хаски» не будет столь значительно отличаться по стоимости от ее же многоцелевой модификации. Почему так? Давайте поставим мысленный эксперимент: возьмем «Ясень-М» и попытаемся построить его в стратегическом варианте, с заменой пусковых установок крылатых ракет на межконтинентальные баллистические. Очевидно, что он не подешевеет от этого в полтора раза! То есть, немного выиграв на стоимости МАПЛ «Хаски» за счет «эффекта масштаба», мы можем с треском проиграть в цене РПКСН «Хаски», причем настолько сильно, что вместо экономии на создании РПКСН и МАПЛ по одному проекту получим чистый перерасход.

В силу вышесказанного можно смело предполагать, что дешевле атомные подводные лодки у нас не станут. А на что рассчитывать еще? На увеличение военного бюджета? Увы, как следует даже из официальной статистики, ВВП РФ по каким-то неясным для нашего руководства причинам не желает расти нужными стране темпами. И отсюда следует простой и печальный вывод: темпы строительства «Хаски» не будут слишком отличаться от тех, что мы видим у «Бореев-А» и «Ясеней-М». А что это за темпы?

Будущее подводного флота РФ. Правильна ли ставка на ВНЭУ и ЛИАБ?

За последние 10 лет, с 2011 по 2020 г., мы заложили и планируем заложить до 31 декабря сего года 7 РПКСН «Борей-А» и столько же «Ясеней-М», а всего 14 корпусов, при этом последние из них вступят в строй не ранее 2028 г. С учетом полуторной разницы в стоимости следует ожидать, что в 2021-2030 гг., имея военный бюджет, более-менее равноценный текущему, мы сможем заложить едва ли 12 «Хаски» — как в модификации РПКСН, так и МАПЛ, последние из которых войдут уже в 2038 г.

С учетом того, что к концу 30-х годов практически все атомоходы проектов 949А, 971, 667БДРМ и т.д. либо покинут строй, либо же будут на грани полного исчерпания как технического ресурса, так и боевой ценности, реально боеспособный атомный подводный флот РФ к этому времени составит ориентировочно:

12-14 РПКСН, в том числе: 3 «Борея», 7 «Бореев-А» и 2-4 – «Хаски».

17-19 МАПЛ, в том числе: 1 «Ясень», 8 «Ясеней-М» и 8-10 «Хаски».

Такого количества наших многоцелевых подводных атомоходов будет достаточно для того, чтобы сформировать по одной дивизии МАПЛ на Северном и Тихоокеанском флотах. Но следует понимать, что в случае «большого бадабума» этой самой дивизии нужно будет одновременно бороться с группировками вражеских надводных кораблей и прикрывать развертывание РПКСН, ведя борьбу с вражескими МАПЛ в нашей ближней и средней морских зонах. Для чего, разумеется, всего лишь одной дивизии МАПЛ будет совершенно недостаточно.

Проблема усугубляется крушением договоров о сокращении развертывания ядерных вооружений. Американцы говорят уже открытым текстом о возможном возвращении ядерных боевых частей на крылатые ракеты флота – и это означает, что нашим подводникам необходимо будет не только уничтожать АУГ и «вылавливать» иностранные лодки-охотники на наши РПКСН, но еще и уничтожать МАПЛ – носители «Томагавков» с ядерными боевыми частями. Ну и как прикажете все это делать, имея меньше двух десятков АПЛ против как минимум 40-50 многоцелевых атомарин США, не считая подводных кораблей их союзников? Да еще и в условиях господства противолодочной авиации НАТО…

Здесь, конечно, возникает вопрос: так на что же рассчитывали раньше и рассчитывают сегодня наши флотоводцы, отказавшись от создания торпедных атомных лодок (ПЛАТ) умеренного водоизмещения и стоимости в пользу огромных и дорогих подводных ракетоносцев (ПЛАРК) проектов "Ясень" и "Хаски"? И вот если вспомнить кораблестроительную программу ГПВ 2011-2020, то возникает некоторое подозрение, что ставка была сделана на дизель-электрические ПЛ с ВНЭУ, сиречь воздухонезависимыми двигателями. Ведь в первоначальной итерации ГПВ 2011-2020 на 10 ракетоносных «Ясеней» должно было приходиться 20 ДЭПЛ, из которых 6 предполагалось строить по проекту 636.3, то есть улучшенной «Варшавянки» с классической энергетикой, и 14 «Лад» проекта 677 с ВНЭУ. Да и «Варшавянки» собирались строить лишь по той причине, что наши черноморцы уже почти совсем остались без ПЛ, а разработка ВНЭУ задерживалась: если бы мы располагали дееспособным ВНЭУ, все 20 лодок планировалось бы делать с ним.

С одной стороны


С одной стороны, решение вроде бы совершенно здравое и имеет массу преимуществ.

Во-первых, у РФ есть 2 закрытых морских театра, Балтийское и Черное моря, на которых базирование АПЛ избыточно, то есть для этих морей во всяком случае потребуется создавать неатомные подводные лодки. Так почему бы тогда не использовать их и на других театрах, удешевляя стоимость каждой единицы за счет крупносерийного строительства и снижая разнотипность кораблей в составе флота?

Во-вторых, как известно, одним из важнейших, ключевых факторов в подводном морском бою являются дистанции взаимного обнаружения. Известно также, что по ряду причин, как объективных, так и субъективных, мы… как бы помягче выразиться… не побеждали в этом аспекте противостояния атомных подводных кораблей. Для того чтобы обнаружить неприятеля первым, необязательно иметь лучший гидроакустический комплекс и одновременно меньшую шумность. Достаточно обладать таким их сочетанием, чтобы замечать противника раньше, чем он заметит нас. Насколько можно понять из открытых опять же источников, мы обычно уступали в этом американцам, лишь в некоторых случаях добиваясь паритета.

А вот с ДЭПЛ у нас все получалось. АПЛ в силу ряда причин все же более заметна, нежели ДЭПЛ, и потому наши «Палтусы» в свое время нередко обнаруживали МАПЛ «заклятых друзей», но сами при этом оставались незамеченными. Затем, с появлением более современных АПЛ, это преимущество было утрачено, но, разумеется, создав современный неатомный подводный корабль, вполне можно вернуть его вновь.

Будущее подводного флота РФ. Правильна ли ставка на ВНЭУ и ЛИАБ?

В-третьих, ДЭПЛ, даже и с ВНЭУ, существенно дешевле АПЛ. Если смотреть стоимости иностранных подводных кораблей, то получается примерно следующее.

Американская «Вирджиния». Стоимость кораблей, которые сдаются флоту, в настоящее время превысила 2,7 млрд. долл. (это стоимость «Иллинойса», переданного ВМС США в 2016 г.).

Британская «Эстьют». В 2007 стоимость первых трех кораблей (последний из которых вступил в строй в 2016 г) оценивалась в 1,22 млрд. британских фунтов стерлингов, или почти 2,4 млрд. долл. за штуку. В целом, с учетом инфляции, можно говорить о том, что американские и британские АПЛ весьма мало различаются в цене.

Французская «Барракуда». Самая маленькая многоцелевая АПЛ в мире. Ее надводное водоизмещение не превышает 4 765 т, в то время как у «Эстьют» — 6 500 т, у «Вирджинии», даже до увеличения количества ВПУ – около 7 090 т. Видимо, это весьма позитивно сказалось на стоимости французских атомарин: сумма контракта на 6 «Барракуд» не превышает 8,6 млрд. евро., а наиболее часто встречается цифра еще меньшая – 7,9 млрд. евро. В зависимости от того, какая из цифр верна, стоимость французской МАПЛ колеблется приблизительно от 1,57 до 1,7 млрд. долл. С учетом того, что первая «Барракуда» встанет в строй только в 2020 г. а остальные – с интервалом в 1,5-2 года, сравнивать их со стоимостью американских и британских МАПЛ, вошедших в строй несколько лет назад, не вполне корректно: в сопоставимых цифрах соотношение цен будет еще позитивнее для французов.

Тем не менее, мы видим, что даже самые малые атомные подводные корабли иностранной постройки стоят сегодня «глубоко» за миллиард. При этом последние японские корабли с ВНЭУ, оснащенные двигателем Стирлинга («Сорю»), имели стоимость всего только 454 млн. долл., а с литийионными аккумуляторами, установленными вместо Стирлинга, – 566 или же, по другим данным, 611 млн. долл. Стоимость серийной германской ДЭПЛ с ВНЭУ проекта 212А составляла 510 млн. долл., но тут не ясно, о каком именно времени речь, возможно, 2007 г.

Норвегия предполагала заключить контракт на 4 ДЭПЛ (с опционом еще на 2 корабля того же типа), созданных на основе германского проекта 212А, при этом стоимость контракта должна была составить 4 млрд. евро., или примерно 1,2 млрд. долл. за корабль. Но тут нужно понимать, что, во-первых, речь идет о будущем и следует учитывать существенную инфляцию от цен того же 2016 г. на время выполнения контракта, а, во-вторых, очень возможно, что контракт подразумевает не только строительство ДЭПЛ, но и еще какие-либо услуги наподобие обслуживания и плановых ремонтов этих кораблей.

В общем, из ряда вон выбивается разве что австралийский контракт с французами на 12 неатомных подводных лодок общей стоимостью свыше 3 млрд. долл. за штуку. Но тут, по мнению автора, что-то очень-очень нечисто.

Конечно, сравнивать разные корабли разных стран – дело совсем неблагодарное, но все же некоторые выводы (хотя бы на уровне порядка цифр) сделать можно. Если принять за образец стоимость большой полноценной МАПЛ надводным водоизмещением в 6 500 – 7 100 т, то малая МАПЛ менее 5 000 т вполне может обойтись примерно в 50-60% ее стоимости, а ДЭПЛ с ВНЭУ – не более 25-30%.

Следовательно, можно предполагать, что если бы все «срослось» с ВНЭУ и прочим «фаршем» наших ДЭПЛ проекта 677 «Лада», то флот мог получить дивизию из 8 таких кораблей по цене двух «Ясеней-М». Но даже если упрекать автора в безудержном оптимизме, и реально это соотношение составит 3:1, то и оно заставляет очень серьезно задуматься.

Рассуждая теоретически, развернув широкомасштабное строительство ДЭПЛ с ВНЭУ, мы получили бы сравнительно дешевый, и потому многочисленный флот подводных кораблей, каждый из которых имел отличные шансы обнаружить вражескую атомарину быстрее, чем будет обнаружен сам. При этом принципиальный недостаток ДЭПЛ – малое время на позиции, обусловленное емкостью аккумуляторных батарей, в значительной мере нивелировался. ДЭПЛ могла патрулировать под ВНЭУ, сберегая заряд в батареях для выполнения боевой задачи, но даже и после ее выполнения и полного исчерпания электроэнергии могла уйти опять же под ВНЭУ.

Вроде бы все замечательно, но…

С другой стороны


А вот с другой стороны, ДЭПЛ с ВНЭУ – все же далеко не панацея. Насколько известно автору, основным недостатком такой ДЭПЛ является малая скорость хода: на сегодня ВНЭУ обеспечивает движение на скоростях не более 3-5 уз. Это было не слишком хорошо даже во времена, когда в морях и океанах правили бал АПЛ 3-го поколения с их скоростью бесшумного хода 5-7 уз. и даже выше, а уж сегодня, когда этот показатель вырос до 20 уз., – тем более. Второй недостаток – это относительно маломощный гидроакустический комплекс (ГАК) ДЭПЛ, в сравнении с тем, который можно разместить на значительно более крупной атомной подводной лодке.

Как уже говорилось выше, в случае прямого противостояния с подводным кораблем врага значение имеет не характеристики ГАК сами по себе, а сочетание возможностей акустики с собственной незаметностью. Также существует ряд задач, для выполнения которых сверхмощный ГАК, в общем, не требуется. Например, если перед ДЭПЛ с ВНЭУ стоит задача контролировать какой-нибудь относительно узкий пролив, то она способна справиться с этим ничем не хуже МАПЛ.

Но вот если необходимо осуществить поиск вражеской АПЛ в обширной акватории прилегающего моря, то недостатки ДЭПЛ начинают играть существенную роль. Так, например, если дальность обнаружения ГАК МАПЛ превосходит ДЭПЛ вдвое, а скорость крейсерского малошумного хода МАПЛ выше скорости ДЭПЛ под ВНЭУ вчетверо (20 уз. против 5), то «поисковая производительность» МАПЛ восьмикратно превысит возможности ДЭПЛ с ВНЭУ.

Далее. В боевых условиях нередки случаи, когда следует сконцентрировать силы для атаки какой-либо неожиданно обнаруженной цели. Очевидно, что МАПЛ с высокой скоростью малошумного хода значительно мобильнее ДЭПЛ с ВНЭУ, которая может банально не успеть на своих 3-5 узлах к «самому интересному». И даже если успеет, выход на рубеж атаки у ДЭПЛ с ВНЭУ займет существенно больше времени, чем у МАПЛ, что опасно ее преждевременным обнаружением. Чем? Да той же авиацией ПЛО с использованием «нетрадиционных» средств поиска подводного противника. А ведь после выполнения задания ДЭПЛ с ВНЭУ еще и уходить из района операции… И, конечно, как ни крути, все же автономность МАПЛ значительно выше чем у ДЭПЛ, пусть даже и с ВНЭУ.

Таким образом, мы приходим к выводу, что строительство современных ДЭПЛ с ВНЭУ для нашего флота архиважно и архинужно: есть множество задач, с которыми этот класс кораблей отлично справится, успешно заменяя более дорогие МАПЛ. Но ДЭПЛ с ВНЭУ, даже при оснащении в дополнение к воздухонезависимому двигателю еще и литийионными аккумуляторными батареями (ЛИАБ) повышенной емкости все же не заменят, не смогут заменить собой атомные многоцелевые подводные лодки. Поэтому концепция подводных сил общего назначения, состоящих из очень ограниченного количества ПЛАРК и ДЭПЛ с ВНЭУ, является, по мнению автора, глубоко ошибочной.

Вернее, она была бы ошибочной при условии, что в нашей стране сумели-таки создать работоспособные и надежные ВНЭУ и ЛИАБ. Мы же, к сожалению, пока не сделали пока ни того, ни другого; что еще хуже, вообще не ясно, когда сделаем. Соответственно, тот факт, что сегодня, провалив создание ВНЭУ, мы проектируем не бюджетную многоцелевую торпедную АПЛ, а очередное вундерваффе с блэк-джеком и… ох, простите, с сетецентрическими роботами и «Цирконами». Такие наши действия ошибкой классифицировать нельзя. Здесь на ум приходят уже совсем иные термины — «вредительство», например.

О «яйцах Доллежаля»


Неоднократно в обсуждении тем, связанных с перспективными типами подводных лодок, автор сталкивался с такой позицией: мол, что огород-то городим? У нас есть очень неплохие ДЭПЛ, есть умение создавать малогабаритные атомные реакторы, которые и есть лучшие ВНЭУ из всех возможных. Довести до ума ту же «Ладу», поставить туда компактный ядерный реактор – вуаля, будет дешево, эффективно и сердито.

Что же, насчет «дешево» можно было бы и поспорить: все же миниатюризация любой сложной техники обычно влетает в копеечку. Автору доводилось слышать, например, что стоимость тактического ядерного боеприпаса мало отличается от стратегического, при том, что мощность последнего может быть на порядок или даже порядки больше. А уж пример про стационарный компьютер и ноутбук вообще является классическим.

Но вот насчет эффективности... Весь вопрос в том, что ДЭПЛ, идущая на электромоторах, при прочих равных условиях будет существенно тише атомного подводного корабля. Атомная энергетическая установка представляет собой достаточно сложную систему преобразования энергии: реактор производит тепло, ему требуется теплоноситель, вода или металл, который передаст полученную им энергию другому агрегату. А тот уже обеспечит преобразование тепла в кинетическую или электрическую энергию. Подобная система значительно сложнее «электродвигателя на батарейках» ДЭПЛ или любого ВНЭУ, а значит, и шуметь она будет больше. Таким образом, установка атомного реактора на ту же «Ладу» приведет к тому, что мы получим корабль, имеющий сходные с МАПЛ показатели шумности, но более слабый ГАК. И, по всей видимости, такой корабль окажется куда слабее классической МАПЛ, особенно в части дистанций взаимного обнаружения.

Таким образом, по мнению автора, установкой реактора на ДЭПЛ существующие проблемы не решить. Но вот создание МАПЛ самого умеренного водоизмещения наподобие французской «Барракуды» — дело совсем иное.

Продолжение следует…
Автор:
Андрей из Челябинска
Статьи из этой серии:
А так ли перспективна АПЛ «Хаски»?
«Ясень-М»: долгожданный, нужный и дорогой
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх