Рейдер фюрера. "Бисмарк" идет в Брест.

Рейдер фюрера. "Бисмарк" идет в Брест.

Ночью 25 мая 1941 года Льютенс делает отчаянную попытку спасти линкор от надвигающихся сил англичан жаждущих мести за гибель «Худа». В 3.06 «Бисмарк» увеличил скорость до 27 узлов и лег курсом на запад. К этому времени лишь «Суффолк» поддерживал контакт с германским рейдером. В 3.21 Льютенс приказал изменить курс на юго-восток в направлении Сент-Назера. После этого маневра английские крейсера потеряли контакт с «Бисмарком», о чем в 4.06 сообщил «Суффолк». Начались лихорадочные поиски германского линкора.

После этого "Суффолк" и "Норфолк" начали поиск немцев в восточном направлении, "Родней" перекрыл путь к Бискайскому заливу, южнее "Родней" вел поиск крейсер "Эдинбург", и примерно к этому же району с подобной задачей подходил крейсер "Дорсетшир" из состава охранения конвоя "SL-74", а также соединение "Н", перекрывающее для "Бисмарка" путь к французским базам. Главные силы флота шли прежним курсом под флагом адмирала Тови, а южнее их находился только "Рамиллес". Однако, англичане потеряли своего противника. Таким образом, рассвете 25 мая на горизонте немцы не увидели ни одного британского корабля, но германские приборы с монотонной настойчивостью фиксировали работу радаров.

Твердо веря, что англичане видят его, адмирал Лютьенс позволил себе редкую в этой войне роскошь - отправил длинную радиограмму с описанием боя в Датском проливе и описал создавшееся положение с учетом качества новых британских радаров. Группа "Вест" ответила, что судя по всему, англичане потеряли контакт 6,5 часов назад. Лучи их радаров доходили до "Бисмарка", но не возвращались назад к приемникам "Суффолка". Радисты "Бисмарка" сосредоточив внимание на приемниках радарного излучения пропустили то, что в регулярных сообщениях "Суффолка" ничего не говорится о координатах линкора. 6,5 часов "Бисмарк" был совершенно свободен и не подозревал об этом. Теперь он сам себя выдал своей радиограммой. Это была длинная радиограмма более чем из 150 кодовых групп, в ней сообщалось о бое с «Худом», повреждениях «Бисмарка», успешном отрыве «Принца Ойгена» и неожиданно большом радиусе действия британских радаров. Однако, эту радиограмму принял не только штаб группы «Вест», парижского отделения штаба «Кригсмарине», но и британское Адмиралтейство. Его служба пеленгации имела достаточно времени, чтобы получить надежные пеленги «Бисмарка». Данные передали на флагманский корабль адмирала Тови, где штурманы нанесли пеленги на меркаторскую карту. Получилось, что немцы резко изменили курс и идут на северо-восток, к проходу между Фарерскими островами и Исландией. Там они могли прорваться в Норвежское море и далее в Германию. Немедленно адмирал Тови и Адмиралтейство извергли поток приказов, перенацелив страдающие от нехватки топлива корабли к неохраняемой северной патрульной линии. В это время английского и германского адмирала разделяли уже 180 миль. Тови нахмурился:

- Вероятно, он возвращается к проходу между Фарерами и Исландией.

— И заявил: — Поворот на обратный курс!

Это было в 10.47 25 мая, когда английский флагман завершил маневр. Туда же направилась группа адмирала Уэйк-Уокера, в составе линкора «Принс оф Уэлс» и тяжелых крейсеров.

В то время как основные силы английского флота полным ходом шли на север в погоне за призраком германского рейдера на «Бисмарке» наступило некоторое затишье. Усталые германские наблюдатели обшаривали горизонт, а обеспокоенные офицеры подсчитывали запас топлива и рассуждали, сумеют ли англичане восстановить контакт, если "Бисмарк" сохранит курс на Францию. Смысла в резких манерах уклонения никто не видел. Англичане, как все полагали, знают их примерные координаты. При нехватке топлива и работающем на противника времени самым лучшим выходом был кратчайший курс и умеренная скорость. День прошел очень спокойно. В ходе важнейшей операции у адмирала Лютьенса выпал часок, чтобы принять радиограмму от гросс-адмирала Редера с поздравлениями по случаю дня рождения и пожеланиями дальнейших успехов. Вскоре аналогичная радиограмма пришла от Гитлера. Лютьенс использовал затишье, чтобы обратиться через корабельную систему связи к экипажу. Он благодарил команду за поздравления и поздравлял с победой над "Худом". Однако он пошел дальше. Он предупредил команду, что самое худшее еще впереди. Англичане соберут все силы и постараются отомстить за "Худ", и следует готовиться к борьбе не на жизнь, а на смерть. Неприятные ожидания носились в воздухе, самоуверенность команды начала потихоньку улетучиваться. Но врага не было видно ни в море, ни в небе.

В то время как на «Бисмарке» день и вечер прошел относительно спокойно, английский флот был занят бесплодной 7-часовой погоней в пустынных северных водах. Наконец к вечеру разочаровывающее донесения заставили адмирала Тови пересмотреть свои выкладки и тут выяснилась ошибка. Данные следовало нанести на карту в полярной проекции, а не в меркаторской! В это же время к подобному заключению пришло и Адмиралтейство. Еще раз корабли повернули, Тови приказал лечь на курс 120. Однако, уже далеко не все могли совершить бросок на юго-восток. Большую часть эсминцев пришлось отправить в порты для дозаправки. Некоторые крейсера и авианосец "Викториес" оказались слишком далеко позади, к тому же на них тоже ощущался недостаток топлива. Они прекратили погоню, как и поврежденный "Принс оф Уэллс". Несколько конвоев пришлось убрать с предполагаемого пути следования "Бисмарка". Тихоходный, но мощный линкор "Родней" отделился от конвоя и пошел наперехват "Бисмарка".

Во второй половине дня он находился в великолепной позиции прямо по курсу у немецкого линкора, но из-за ложных данных пеленгации забрался слишком далеко к северу. Он повернул назад на соединение с "Кинг Георгом V". Однако британский флагман отставал от своей дичи на 150 миль, и координаты "Бисмарка" до сих пор были только предположительными. В 19.24 английское Адмиралтейство оповестило, что «Бисмарк» идет во Францию, скорее всего в Брест.

В это же время командование группы «Вест» оповестило Льютенса о том, что англичане скорее всего потеряли контакт с «Бисмарком». Это сообщение заставило германского адмирала отдать приказ соблюдать радиомолчание, германские радисты лишь принимали радиограммы. Льютенс получил поздравление гросс-адмирала Редера с днем рождения, а также радостные вести, что в 300 милях от французского побережья развернута завеса из подводных лодок, а на аэродромах оккупированной Франции стоит большая группа самолетов готовая прикрыть победоносный «Бисмарк». Это значительно подняло настроение Льютенса, но несмотря на это он плохо спал в эту ночь. Однако, Тови не спал вообще.

Не мог заснуть и командир «Бисмарка» капитан Эрнст Линдеман, даже закрывая глаза он видел штормовой горизонт, а иногда и триумфальный бой вблизи Исландии и раскалывающийся на части «Худ».

В это время на британском флагмане в боевой рубке метался адмирал Тови, проклиная неверные пеленги и германского адмирала. Не улучшили его настроения и первые лучи солнца упавшие на океанские просторы. Утро открыло Тови все тот же безрадостный серый горизонт, без признаков германского рейдера, на который тот взирал с отчаянием. На рассвете 26 мая вахта "Бисмарка" все еще не видела никаких противников. Матросы, которым пришлось дремать на боевых постах возле орудий, уверяли друг друга, что завтрашний рассвет они встретят уже под прикрытием самолетов Люфтваффе, позади линии подводных лодок и в сопровождении эсминцев. К полудню контакта с противником не было уже 30 часов.

PBY «Catalina»(летающая лодка "Каталина") в полете.
PBY «Catalina»(летающая лодка "Каталина") в полете.

Также утром 26 мая 1941 года на линкоре было решено перекрасить башни Главного и Вспомогательного калибра в желтый цвет, что было сделано несмотря на шторм. А за несколько часов до начала покраски из Северной Ирландии вылетели две летающие лодки типа «Каталина» и в 10.30 одна из них под командованием Дениса Бригсса обнаружила «Бисмарк». Ее встретил шквал зенитного огня, и летающая лодка тут же скрылась обратно в тучу, потеряв контакт. Однако, «Каталина» из состава 209-эскадрильи успела передать:

«Линкор, пеленг 240, дистанция 5 миль, курс 150, мои координаты 49 градуса 33 минут СШ, 21 градуса 47 минут ВД. Время передачи 10.30 26-го». «Бисмарк» был обнаружен, он находился в 700 милях к западу от Бреста.

Адмирал Тови поначалу воспрянул духом и начал спешно наносить координаты «Бисмарка» на свою оперативную карту, но это был лишь момент эйфории. Через минуту Тови понял, что не имеет даже малейших шансов догнать германский рейдер. Его флагман и корабль Льютенса разделяли 130 миль океанских просторов. Другие корабли были рассеяны в северном, западном и южном направлениях. К тому же на всех кораблях ощущался недостаток топлива. Лишь группа «Н» находилась в 70 милях южнее «Бисмарка». Тови понимал, что если корабли Сомервилла не сумеют остановить рейдер, то без сомнения от уйдет с Брест после столь триумфального рейда. В составе подразделения «Н» был авианосец «Арк Роял», линкор «Ринаун» и тяжелый крейсер «Шеффилд».

Самолёты «Суордфиш» в полете над авианосцем «Арк Ройял».
Самолёты «Суордфиш» в полете над авианосцем «Арк Ройял».

В то же время Джеймсу Соммервилю британское Адмиралтейство опасалось открытого боя с «Бисмарком», помня трагическую судьбу линейного крейсера «Худ». Мгновенно Соммервилю было передано сообщение ни в коем случае не начинать открытого морского сражения, а попытаться снизить скорость германского гиганта авианосными самолетами. После этих приказов с «Арк Роял» самолеты и в 11.14 два «Сфордфиш» установили контакт с «Бисмарком».

В 14.50 с палубы «Арк Роял» стартовали 15 торпедоносцев, в то же время как крейсер «Шеффилид» выдвинулся вперед группы, чтобы установить с «Бисмарком» контакт. В 15.50 английские самолеты установили РЛС-контакт и пошли в атаку. Самолеты зашли на цель и сбросили 11 торпед по «Бисмарку», между тем они заходили в атаку на крейсер «Шеффилд», который также установил РЛС-контакт с германским линкором, оторвавшись от основной группы «Н».

С ужасом командир «Шеффилда» капитан Ларком взирал, как полтора десятка английских торпедоносцев вывалившись из разрыва туч заходили в атаку на его корабль. Еще минута и торпеды понеслись к цели. Однако, Ларкому повезло. Часть торпед взорвалась в воде из-за неисправных взрывателей, а от других «Шеффилду» удалось уклониться с помощью маневров. Англичанам можно сказать повезло в этот день в первый в ходе операции по охоте за «Бисмарком». В 17.00 самолеты вернулись на «Арк Роял».

Линкор "Бисмарк" в походе. 1941 год.
Линкор "Бисмарк" в походе. 1941 год.

Вечером англичанам повезет еще раз. Тем временем подводная лодка U-556 с трудом пробивалась сквозь высокие волны, чтобы достичь назначенной ей позиции в патрульной линии, которая должна была прикрыть отход "Бисмарка" в Бискайский залив. Ее командир капитан-лейтенант Герберт Вольфхарт на своем крошечном, заливаемом волнами мостике с особенным чувством получил этот приказ. Несколько месяцев назад, смеха ради, он подарил кают-компании "Бисмарка" тщательно разрисованную грамоту, в которой заявлял, что U-556 становится "крестным отцом" стального гиганта и обещает следить, чтобы его никто не обижал. Чуть позднее такой случай представился. Впереди показались вражеские корабли. U-556 стремительно погрузилась. В перископ Вольфхарт увидел линейный крейсер "Ринаун", рассекающий высокие волны на большой скорости, и авианосец "Арк Ройял", качающийся, словно пьяный. На палубе авианосца стояли готовые к взлету торпедоносцы. Это была Гибралтарская эскадра, единственное соединение тяжелых кораблей, которое еще могло перехватить "Бисмарк". В бортжурнале Вольфхарт записал:

Боевая эмблема U-556.
Боевая эмблема U-556.

"19.48. Тревога. Линкор типа "Кинг Георг" и авианосец, возможно "Арк Ройял", на большой скорости выскочили из тумана за кормой. Курс вправо, пеленг 170. Если бы только у меня были торпеды! Мне не требуется даже маневрировать - я в превосходной позиции для атаки. Никаких эсминцев, никакого зигзага! Я мог оставаться на месте и атаковать обоих. Торпедоносцы взлетают с авианосца. Я мог бы помочь "Бисмарку".

Командир U-556 капитан-лейтенант Герберт Вольфарт «Персифаль» ( Herbert Wohlfarth).
Командир U-556 капитан-лейтенант Герберт Вольфарт «Персифаль» ( Herbert Wohlfarth).

Однако, несмотря на то, что группа «Н» установила контакт с линкором шансы были малы. Уже темнело. Если Соммервилл, да и все командование британского флота понимало, если этим вечером не удастся замедлить скорость «Бисмарка» помощью торпедоносцев, завтра утром он окажется в зоне действия истребителей Люфтваффе.

А это значит, что не один британский самолет не сможет пробиться через надежный зонтик из германских истребителей.

И с «Арк Рояла» вновь взлетели торпедоносцы, в основном те же кто атаковал «Шеффилд» и взяли курс на «Бисмарк», который в 20.47 нырнул под холодный атмосферный фронт, чтобы там встретить противника. С появлением 15 «Сфордфишей » вся надстройка линкора превратилась в огнедышащий вулкан. Стреляли все зенитные орудия. Но самолеты пробили слой туч и устремились навстречу огненным струям. Они атаковали с обоих бортов, и Эрнст Линдеманн повернул сначала влево, а потом вправо, чтобы уклониться от торпед. На мостике «Бисмарка» все просто оглохли от треска зенитных автоматов. Отрывисто рявкали 150-мм орудия. И сверху, из окружающего мрака доносилось злобное гудение британских самолетов. Зенитное вооружение линкора рвало полотняную обшивку торпедоносцев. Льютенс сразу же отправил сообщение в штаб группы «Вест»:

- Атакован авианосными силами, принимаю бой.

Сначала они снижались, потом снова поднимались к тучам и, скользнув на крыло, бросались прямо на корабль. Один торпедоносец превратился в клубок пламени и рухнул в воду в полумиле справа по носу от линкора. Но другие самолеты в этом же секторе прорвались сквозь огневую завесу, сбросили торпеды и умчались обратно на свой авианосец. Еще 2 торпедоносца укрылись в облаках и 15 минут кружили над линкором, невидимые для артиллеристов. Потом они выскочили из своего укрытия в 3 милях на правом траверзе линкора, и безжалостный огонь сразу же обрушился на них. Один самолет отвернул, а другой упал в море, волоча за собой хвост огня и черного дыма. Больше не было видно ни одной цели, и зенитки прекратили огонь. Но вдруг в мертвой тишине Лютьенс снова услышал вверху гул моторов. Новые самолеты… Примерно в 21.00 последние из них сбросили торпеды. Линдеманн круто повернул линкор, но тут еще один торпедоносец атаковал с кормы. Линкор уже просто не мог увернуться, и торпеда попала в рулевой отсек. Страшный удар подбросил корму, сбив артиллеристов с ног. Ударная волна докатилась до мостика. Еще одна торпеда безвредно взорвалась, попав в толстый броневой пояс. Она только поцарапала краску, хотя фонтан брызг взлетел выше трубы. Но «Бисмарк» уже получил роковой удар. Рулевой не чувствовал руля. Линдеманн бросился звонить в отсек рулевой машины, однако телефонная трубка молчала, как мертвая.

Удар в кормовой отсек оказался роковым, рули заклинило в положении на 12 градусов, так как в момент удара рули были положенный на борт, скорость упала до 14 узлов, хотя другая торпеда на причинила абсолютно никакого вреда.

Линкор медленно пополз на северо-восток. Немедленно были предприняты ремонтные работы, которые осложнились затоплением кормовых отсеков. Водолазной команде удалось перевести один из рулей в нейтральное положение, однако второй так и остался заклиненным. Льютенс хотел было взорвать рули и управляться машинами, но оставалась опасность, что можно повредить винты.

В 21.40 германский адмирал отправил радиограмму командованию группы «Вест»:

- Корабль неуправляем. Будем сражаться до последнего снаряда. Хайль Гитлер!

Рейдер фюрера. "Бисмарк" идет в Брест.

После этой радиограммы он еще пытался развернуть линкор. Он снизил обороты правого винта, дав центральному средний ход. Потом он начал постепенно наращивать обороты левого винта, пока снова не началась вибрация. Затем он сбросил несколько оборотов и наконец сумел кое-как развернуть «Бисмарк». Однако движения огромной массы десятков тысяч тонн стали все равно были непредсказуемыми. В отчаянии Линдеманн следил, как огромный форштевень беспорядочно рыскает, уклоняясь от курса, несмотря на его команды машинам. Чтобы как-то устранить это рысканье, ему пришлось снизить обороты одного из бортовых винтов. Нос корабля неохотно повернулся на восток. Но через несколько минут линкор снова увело в сторону, и капитану пришлось опять менять скорость вращения валов. Пока «Бисмарк» медленно полз причудливым зигзагом, адмирал Тови нещадно напрягал машины своих кораблей, чтобы как можно быстрее нагнать противника.

В ходе маневров «Бисмарк» сблизился с крейсером «Шеффилд», сократив дистанцию до 9 миль. Это была ошибка англичан.

Линкор будто раненный зверь обрушился на преследователя. Растерявшиеся англичане даже не сразу отвернули, хотя снаряды вздымали столбы воды вокруг крейсера.

Наконец "Шеффилд" поставил дымзавесу и скрылся, потеряв 3 человек убитыми и 9 ранеными. Его радар был разбит. Однако сообщение "Шеффилда" вызвало восторг в Англии и уныние в Германии. "Бисмарк" кружил на месте, а потом медленно пополз на северо-запад, навстречу волне и преследователям.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх