БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 378 подписчиков

Свежие комментарии

  • Дмитрий Демочкин
    6 лет читаю одно и то же!Украине нечем вып...
  • Игорь Тихонов
    Не верю я, что эти "реформы" что-либо изменят в нашей с вами жизни. Просто деньги будут переложены их одних карманов ...Перегруппировка с...
  • Елена
    А личный самолет для перевозки собачек - останется?Шувалов получает ...

"Патриоты заграницы" против Конституции: Главный страх врагов России

Патриоты заграницы против Конституции: Главный страх врагов России

Фото: Zamir Usmanov/Globallookpress

С точки зрения Запада, главное в российских поправках к Конституции – ужасающий для "свободного мира" уровень защиты национального суверенитета. Там озабочены не тем, что Владимир Путин может остаться у власти, и даже не судьбой российских гомосексуалистов. Запад в ужасе от того, что Россия намерена впредь следовать собственным законам и будет проверять международные договоры на соответствие своей Конституции.

Страх и ненависть в Венеции

На прошлой неделе Венецианская комиссия обратилась к России с официальной рекомендацией "не включать или изменить текст поправки в статью 79 Конституции о возможности неисполнения противоречащих Конституции международных норм". Поправка в эту статью предполагает закрепить за Россией право не исполнять "решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации". Эксперты Венецианской комиссии в своём заключении указывают на то, что, вступив в Совет Европы и ратифицировав Конвенцию о защите прав человека, Россия обязалась исполнять решения Европейского суда по правам человека.

Так об этом сказано в сообщении РБК.

Венецианская комиссия, сообщает нам "Википедия", – это "Европейская комиссия за демократию через право – консультативный орган по конституционному праву, созданный при Совете Европы в 1990 году. С 2002 года участвовать в работе комиссии могут и страны, не входящие в СЕ. Сессии проходят в Венеции, откуда и неофициальное название комиссии".

Эксперты комиссии, оценивая поправки к российской Конституции и рекомендуя России эти поправки исправить, дополнить или от них отказаться, находились в своём праве, в том смысле что комиссия, во-первых, для такого рода рекомендаций и существует, во-вторых, работала не по собственной инициативе, а по распоряжению Совета Европы, а тот, в свою очередь, занялся российской Конституцией по результатам рассмотрения обращения граждан России. Совет Европы получил это обращение – рассмотрите поправки в Конституцию и скажите, как сильно Путин не прав, – 18 марта, тогда под ним стояло примерно 100 тысяч подписей. К моменту, когда Венецианская комиссия разродилась рекомендацией, подписей было уже 200 тысяч.

То есть 200 тысяч граждан России (не обязательно живущих в её границах) обратились к чужому начальству, чтобы оно сказало, какая России нужна Конституция.

Интересно, что "научный сотрудник института Бориса Немцова" в Карловом университете в Праге Александр Морозов оценивает в 200 тысяч человек всю активную российскую сетевую оппозицию, точнее общее количество всех подписчиков на страницы активных оппозиционных "лидеров мнений" в социальных сетях. Если верить этой оценке, а она очень похожа на объективную, несистемная прозападная оппозиция представляет собой сегодня сравнительно многочисленную, относительно сплочённую, но маргинализированную и не имеющую возможностей нарастить свои ряды группу.

На экспорт и для себя: по-разному выходит

При этом главное, что можно сказать об этой группе, – она ориентирована на Запад, только на Западе видит идеал, которому должна соответствовать российская политика, и полагает, что Россия должна быть такой, как удобно Западу. В своё время (кажется, ещё в прошлом веке) знаменитая и бескомпромиссная Валерия Новодворская обращалась к российским либералам с призывом ни при каких обстоятельствах не критиковать Запад, что бы тот ни делал: "Запад наша Мекка". Современные российские либерал-джихадисты восприняли эту догму. Всё, что делается и происходит на Западе, – хорошо и должно быть оправдано в глазах недостаточно восторженных наблюдателей. Даже бунты "беженцев", которые разносят европейские улицы. Даже погромы в США. Даже снос исторических памятников, уничтожение культуры и торговли. Наши "западнисты" свято убеждены: всё это – дела "сияющего града на холме", всем этим можно только восхищаться и пресекать всякое недостаточно восторженное к этому отношение.

Этим, между прочим, объясняется противоречие между пропагандой "освободителей" внутри России и тем, чего они просят у своих хозяев. Внутри России главная тема оппозиции – "обнуление" президентских сроков. Путина называют "стареющим диктатором", обвиняют в стремлении любой ценой остаться у власти на неопределённый срок и утверждают, что все поправки к Конституции не более чем ширма, за которой скрыта одна главная – чтобы действующий президент мог вновь идти на выборы. Внутри России ими также муссируется тема "мракобесия" тех поправок к Конституции, которые иногда называют "русскими поправками". Они защищают "права человека" от брака как союза мужчины и женщины, от упоминания веры в Бога, от исторической памяти; они декларируют комфорт и другие "плюшки" западного образа жизни и противопоставляют их нашим традициям.

Однако декларации для "внутреннего пользования" и то, что на самом деле волнует спонсоров российской оппозиции, – это разные вещи. Тут речь не о декларациях и не о форме правления. Тут речь идёт о сущностном – о том, может ли существовать в современном мире сильное независимое государство, граждане которого сами решают, как они управляются, и которое проводит собственную внешнюю политику – успешную или нет, но собственную.

"Патриоты заграницы" против Конституции: Главный страх врагов РоссииВ своё время знаменитая и бескомпромиссная Валерия Новодворская обращалась к российским либералам с призывом ни при каких обстоятельствах не критиковать Запад, что бы тот ни делал. Фото: Dmitriy Kopylov/Russian Look/Globallookpress

Принцип, на котором построены "европейские институты", – постепенный отказ стран Евросоюза от всё большей части своего суверенитета в пользу наднациональных институтов, причём таких, которые, в отличие от властей отдельных стран, представляют собой не демократически избранные органы, а собрания анонимных или почти анонимных бюрократов, назначенных в рамках совершенно непрозрачных процедур. Президента Франции избирают французы, канцлера Германии – немцы. Как избирают еврокомиссаров, какое отношение они имеют к волеизъявлению немцев и французов? Совершенно никакого. Какое значение имеют их решения для экономик стран Европы? Решающее. Какую ответственность они несут за ошибочность своих решений, неэффективность своих действий и бездействие в пиковой ситуации? Никакую, что и было продемонстрировано за время ещё не закончившейся пандемии. Все издержки – на государствах, все значимые решения – где-то вовне. Частью в Брюсселе, частью, особенно когда речь идёт о военных делах, – в Вашингтоне.

В чём претензия к России? В том, что Россия хочет быть Европе добрым соседом, но не хочет быть частью такого "общеевропейского дома", где неизвестные и бесконтрольные "домовые" станут у нас переставлять посуду на столе. Откуда страх перед поправками? От утверждения, которое вносится в основной закон, нивелирующего подходы ельцинских времен: в своём доме мы сами хозяева.

Не надо себя обманывать. "Несистемная оппозиция", "либеральная интеллигенция" в России – это не люди, которые хотят что-то в России изменить к лучшему, пусть даже у нас с ними разные представления о лучшем. Нет, это люди, которые последовательно работают против своей страны во имя интересов стран чужих. Даже хуже того. "Либералы" – это интернационал, который готов всё сделать ради того, чтобы России не было, "чтобы в мире без Россий, без Латвий жить единым человечьим общежитьем", "управдом" которого находится где угодно, только не в Москве, и разговаривает на каком угодно языке, кроме русского.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх