БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 465 подписчиков

Свежие комментарии

  • Vladimir Kharchenko2 марта, 19:22
    Как кто подпустил шпионов к нашим детям? Только не Пентагон, а ЦРУ (США) и МИ-6 (Англия) В этих кругах есть мощные сп...ПЕНТАГОН В РОССИЙ...
  • Андрей Павлов2 марта, 19:00
    Гарант не может быть не в курсе. Его ближайшие сподвижники еще по питерской мэрии открыто об этом говорят. Греф, глав...ПЕНТАГОН В РОССИЙ...
  • Alexander Kostuchenko2 марта, 18:18
    Вопрос, что называется "на засыпку", а на сколько лет эксплуатации расчитывалась станция "Мир" и сколько лет она отле...АДМИРАЛЫ ПЕЧАЛЬНО...

Правительство провоцирует рост цен на бензин. Чего ждать дальше?

Правительство провоцирует рост цен на бензин. Чего ждать дальше?

Фото: Anton Belitsky/Global Look Press

Розничные цены на топливо начали расти. Пока не везде и малозаметно, однако тенденция налицо. Эксперты рынка среди главных причин бесконечного роста цен на бензин и дизель называют налоговую политику государства, сделку ОПЕК+ и действия спекулянтов. Подробнее об этом – в нашем материале.

Рост цен на топливо в 2021 году начался с востока страны – увеличились цифры на заправках Владивостока. Десятком тысяч километров западнее – на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже цены в это время даже снижались, но между оптом и розницей есть большая разница. Да и в Питере цены остаются выше прошлогодних максимумов и близки к историческим максимумам 2018 года.

Очень похоже на то, что стоимость каждой заправки будет расти и дальше. Когда есть целый ряд объективных причин для возможного подорожания, одна из них точно выстрелит.

Полный бак налогов и немножко бензина

Первая – это, конечно, налоги. С начала 2021 года ставки акцизов на нефтепродукты увеличились на 4% – вроде бы мелочь, но акцизы составляют более трети розничной стоимости топлива, а совокупная налоговая нагрузка – более 70%. Так что когда вы платите 45 рублей за литр, не стоит злиться на жадных продавцов – более 30 рублей уходит сразу в бюджет, а на оставшиеся 13–14 нефтяники ищут месторождения, бурят скважины, прокладывают трубы, строят нефтеперерабатывающие заводы, доставляют бензин на ту АЗС, где вы сейчас заправляетесь.

В общей сложности за пять последних лет акциз увеличился почти вдвое. А доля производителя бензина в общей цене существенно снизилась.

… И демпферизация всей страны

Вторая причина названа сложным словом "демпфер". Этот механизм выравнивания цен через налоговое регулирование призван помогать нефтяным компаниям в случаях, когда экспорт оказывается для тех много выгоднее, чем внутренний рынок. Предполагается, что при высоких мировых ценах бюджет доплачивает нефтяникам для поддержания внутренних цен на приемлемом для потребителя уровне, но когда мировые цены падают, то уже производители делают дополнительные выплаты в бюджет, если не снижают оптовые цены внутри страны.

Идея здравая, но суммы выплат рассчитаны не идеально. В результате сейчас – после возвращения цен на уровень выше 50 долларов за баррель – демпфер просто повышает стоимость бензина. Минфин, однако, выступает против пересчёта формулы. А нефтяные компании в ответ стараются сократить поставки топлива внутри страны. Это очень опасная тенденция, которую можно наглядно продемонстрировать в виде последовательности:

некорректный демпфер → издержки для производителя и потребителя → вымывание бензина с рынка → возникновение дефицита и чёрного рынка → рост фактических цен на бензин при низких "официальных" → нехватка бензина для частных лиц и сельскохозяйственных предприятий → общий рост цен, социальное напряжение → …

На каком шаге вы предпочли бы остановиться, уважаемые читатели? Сейчас рынок занёс ногу для третьего шага. Смотрим на цифры.

  • "Лукойл" в декабре 2020 года сократил продажи бензина на 21% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года.
  • Антипинский НПЗ – на 26%.
  • "Сургутнефтегаз" – на 17%.
  • "Газпром нефть" – на 4%.

Вице-президент Независимого топливного союза Дмитрий Гусев основной причиной роста цен называет именно демпфер:

Во-первых, ФАС официально признала, что демпфер составляет порядка 4 процентов от цены на топливо, то есть он стал дополнительным налогом.

Во-вторых, Минфин попросту заставляет нефтяные компании доплачивать за каждую произведённую тонну топлива. Та же самая "Роснефть" – государственная компания, которая должна генерировать прибыль, выполнять социальные обязательства, ещё и дополнительно за производство топлива выплачивать дополнительные деньги до 2–3 тысяч рублей с тонны.

Демпфер необходимо либо донастраивать, либо полностью отменять. А сейчас он создаёт отрицательную рентабельность.

Действительно, рынок держится сейчас фактически только на "Роснефти", за свой счёт компенсирующей весь дефицит. Компания нарастила поставки бензина на 52%, солярки – на 32%.

По обоим продуктам компания занимает более 50% биржевого рынка – получилась такая своеобразная монополизация себе в убыток, ибо при нынешнем демпфере кто меньше продаст внутри страны, тот больше всех выиграет на экспорте.

В новом году ничего не изменилось – "Роснефть" поставляет по январскому нормативу на рынок 7,3 тыс. тонн бензина, а "Лукойл", "Сургутнефтегаз" и "Газпром нефть" вместе взятые – 7,7 тыс. тонн. Хорошо, конечно, что у нас есть "Роснефть", но возможные убытки этой компании – это убытки и государства как главного её акционера, то есть наши с вами убытки.

Рельсовый сбор

Третья проблема – транспорт. Нефть нужно доставить на НПЗ, а оттуда – бензин на АЗС. Это удовольствие профану может показаться совсем бесплатным, мол, бензин сам себя везёт, а на деле оказывается довольно дорогим. До 2019 году тарифы на перевозки росли почти на 10% в год – очень долго правительство не могло ограничить этот рост уровнем инфляции. Слабое развитие сети автомобильных дорог в отдалённых регионах приводит к тому, что нет альтернатив услугам рыцарей рельса и шпалы, романтиков железной дороги, которые с удовольствием этим пользуются. Их "доля малая" в цене на бензин составляет почти 10%. И Минфин опять же против того, чтобы компенсировать нефтяникам завышенные транспортные тарифы. Да и налоговые льготы на строительство новых НПЗ там, где они действительно нужны, получить практически невозможно.

Дмитрий Гусев констатирует:

"На Дальнем Востоке вообще  категорически сложнейшая ситуация сложилась. Второй год не может быть выделено Минфином финансирование для внесения субсидий для перевозки туда топлива. Почти уже 10 лет не могут согласовать инвестиционные условия для постройки ВНХК, нового нефтеперерабатывающего завода, наличие которого категорически необходимо для Дальнего Востока. Поэтому позиция Минфина на сегодня заключается в создании кубышки, а распределение этой кубышки, к сожалению, почему-то происходит без значительного участия нефтеперерабатывающей отрасли, которая эту кубышку и формирует".

Кому бензин, кому деньги

Далее – спекулянты, куда же без них, родненьких. Привыкшие к играм на фондовых и валютных биржах, они точно так же ведут себя и на топливных – многократно перепродают нефтепродукты, ищут лучшую цену и тем самым поднимают цены и для остальных, ведь активные покупки по закону рынка ведут к повышению стоимости любого товара. Порой приходится даже приостанавливать продажи – иначе контроль над ценами может быть совсем утерян.

Спекуляции бывают не только финансовыми, но и лоббистскими. Так называемые независимые сети АЗС, как правило, не имеющие собственной инфраструктуры и не желающие в неё вкладываться, давят на общественное мнение и государственные структуры, добиваясь льгот для своего всеми обижаемого маленького бизнеса.

Голубая мечта для любой такой сети – получать топливо от крупной компании по низким фиксированным ценам в обход биржи. Но для крупного поставщика это означает прямые издержки, которые надо как-то компенсировать – и вот мы вновь вместо снижения видим рост цен.

Такие разные интересы

Говоря о причинах роста цен, доцент Финансового университета при Правительстве России Леонид Крутаков напоминает и о последствиях сделки ОПЕК+:

В результате (сделки ОПЕК+. – Ред.) частные компании погнали бензин на экспорт. Единственная компания, кстати, которая в таких условиях нарастила объём поставок на внутренний рынок, это "Роснефть". Потому что госкомпании защищают свой мандат перед всем обществом, то есть государственные интересы. Они ориентированы на социальный результат, поэтому считают деньги по-другому: тут и мультипликативные эффекты, и рост налогооблагаемой базы, и создание новых производств.  А частные компании защищают свои интересы перед глобальным рынком. Для них главное – это прибыль, чистая прибыль. Почему в этом ряду оказалась "Газпром нефть", которая как бы не совсем частная, – это вопрос к качеству корпоративного управления и внутренних приоритетов топ-менеджмента.

Проблема сформулирована. Тревога остаётся, ведь рост цен на бензин – это рост цен на всё. Что же делать?

Старший аналитик компании WMT Consult Валерий Андрианов полагает, что прежде всего надо выстроить нормальную фискальную политику. Нужны меры, направленные на то, чтобы частные компании действительно поставляли большие объёмы нефтепродуктов на внутренний рынок.

Мы же очень давно говорим, что нефтепереработка у нас  невыгодна, она такое замыкающее звено большого процесса. Пытались это изменить в результате налогового манёвра, но постоянно не получается. Всё-таки любые компании, в том числе и государственные, должны как-то зарабатывать, получать деньги на своё развитие. А для того чтобы это происходило, нужны нормальные условия. Нельзя полагаться только на социальную ответственность.

Отрасль своё слово сказала. Ждём ответного слова от правительства, потому что в противном случае о ценах на бензин громко заговорят граждане.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх