Свежие комментарии

  • Виктор Марченко
    Не надо лукавить, госпожа Памфилова!Памфилова об онла...
  • Ночной кошмар
    Ты всё под Путина роешь, тролль пиндосный? Смотри, грыжу не заработай.Таинственный амер...
  • vilen petrov
    посмотри фильм https://youtu.be/0Us6yiESjuMДень твой последн...

22 июня 1941 года: поливать грязью павших подло и недостойно

22 июня 1941 года: поливать грязью павших подло и недостойно

Кто стоит за систематическими нападками на славное прошлое России? Почему на Западе избегают даже упоминаний «вскользь» о позорных поражениях в Сталинграде, Пёрл-Харборе, Сингапуре, Тобруке или Арденнах, а о поражениях СССР 1941 года говорят часто и с восторженным придыханием? И почему в самой России появляются люди и силы, поддерживающие клевету на своих славных предков?

80 лет назад, 22 июня 1941 года, на западные границы Советского Союза обрушилась вся мощь гитлеровской Германии. События того периода не устают волновать не только профессиональных историков. О них неустанно спорят простые граждане России самых разных возрастов, что говорит о сохранившейся на генетическом уровне памяти о тех трагических и героических событиях.

«Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой»  -- эти слова из песни в популярнейшем советском фильме «Офицеры» дают ответ на вопрос, почему во всех республиках бывшего СССР жива память о свих героических предках, вступивших в бой с фашизмом и победивших его.

Но в информационном пространстве с завидным постоянством возникают, как принято сейчас говорить, «месседжи» и «нарративы» о том, что-де, если победа над фашизмом и была, то была она одержана «неправильно», потому что досталась ценой огромного количества жертв.

А, следовательно, это такая «неполноценная» победа. А, может, и, вообще не победа?

Дальше – больше. Можно услышать, что значительная часть командиров и солдат бойцов РККА «не желала воевать за тоталитарный коммунистический строй». И потому с радостью перебегала к немцам. Героизация коллаборционистов и предателей иногда приобретает хронический характер.

На неудачи начального периода войны искусственно и целенаправленно сосредотачивают внимание для того, чтобы «затереть» память о Великой Победе 1945 года, которой не было бы без трагических событий 1941-1942 годов.

Эти тезисы многократно распространяются и поддерживаются, причём начинаются такие информационные кампании на Западе, потом усиленно тиражируются в российских СМИ, многие из которых, согласно российскому законодательству являются «иностранными агентами».

Возникает резонный вопрос: почему геополитические противники России, в государственных документах которых РФ определена как «враг», ожесточённо и целенаправленно информационно воюют с памятью о Второй мировой войне, ставшей для советского народа Великой Отечественной?

Почему сейчас на Западе гораздо меньше говорят о преступном гитлеровском режиме? А если и говорят, то стараются это делать непременно в сочетании с упоминанием «тоталитарного сталинского»? Как это прозвучало в печально известном постановлении Европарламента в сентябре прошлого года?

Почему ничего не слышно о «преступнике» Рузвельте, допустившем в Пёрл-Харборе позор уничтожения почти всего американского флота 7 декабря 1941 года? Отчего не поливают грязью Уинстона Черчилля, при котором англичане, как зайцы, бежали из Дюнкерка, сдали одну из сильнейших крепостей мира Сингапур? Отступали в Северной Африке от Триполи до Эль-Аламейна, пройдя так около 2000 километров?

Наконец, где подробные разборы поражений союзников в ходе гитлеровского контрудара в Арденнах осенью 1944 года? Где фамилии виновных командующих англо-американских сил? Где оценка личных просчётов Рузвельта и Черчилля в этих поражениях?

Где многочисленные дискуссии и круглые столы о роли руководителей Франции, Польши, Бельгии, Нидерландов, Испании, Италии, Словакии, Венгрии и других стран того периода, которые привели свои народы в Третий рейх?

Ничего этого нет, не будет, и быть не может. Потому что приходится иметь дело не с объективными историческими исследованиями, а с настоящей информационной войной, которую ведут западные страны против России и всех народов СССР, воевавших против фашистской Германии.

В такой войне нет понятий «правда», «честь» или «совесть». В ней есть только задача достижения целей.

Между тем в открытом доступе есть многочисленные свидетельства гитлеровских генералов, офицеров и солдат, которые оценивают действия Красной Армии в июне 1941 года совсем не так, как это пытаются сделать современные «активисты» информационных вбросов.

Начальник Генерального штаба сухопутных войск Франц Гальдер:
FranzHalder1708x1024.jpg

24 июня 1941 года. Следует отметить упорное сопротивление отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен.
29 июня 1941 года. Сведения с фронта подтверждают, что русские повсюду сражаются до последнего патрона… Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бои по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности. Теперь это уже недопустимо.

Генерал-майор Гофман фон Вальдау, начальник штаба командования Люфтваффе:

Качественный уровень советских летчиков куда выше ожидаемого… Ожесточенное сопротивление, его массовый характер не соответствуют нашим первоначальным предположениям.

95y.JPG

Генерал Гюнтер Блюментритт, начальник штаба 4-й армии:

Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись. Даже в окружении русские продолжали упорные бои… Там, где дорог не было, русские в большинстве случаев оставались недосягаемыми. Вот почему русские зачастую выходили из окружения. Целыми колоннами их войска ночью двигались по лесам на восток. Они всегда пытались прорваться на восток, поэтому в восточную часть кольца окружения обычно высылались наиболее боеспособные войска, как правило, танковые. И все-таки наше окружение русских редко бывало успешным.

Генерал Курт фон Типпельскирх, командир 30-й пехотной дивизии вермахта:tippelskirh.jpg

До 3 июля (1941 года – от Ред.) на всём фронте продолжались упорные бои. Русские отходили на восток очень медленно и часто только после ожесточённых контратак против вырвавшихся вперёд немецких танков.

В оценке героического сопротивления Красной Армии от своих генералов не отставали офицеры и солдаты вермахта.

Майор граф Иоганн фон Кильманзег:

Сначала бои, завязавшиеся непосредственно у границы, — они носили крайне ожесточенный характер. Потом нам пришлось затратить много усилий у «линии Сталина» — укрепленной линии русских. Геббельс постоянно говорил о разгроме противника, но ничего такого и в помине не было.

Лейтенант Гельмут Ритген:

В плен никто не сдавался, поэтому и пленных практически не было. Между прочим, наши танки довольно быстро расстреляли весь боекомплект, а такого не случалось нигде — нив Польше, ни во Франции.

Лейтенант Георг Рихтер:

Из леса показались коричневатые фигурки, а прямо на меня устремились бегущие в панике солдаты, водители, экипажи машин... В первую минуту я вообще не сообразил, что делать. Попытаться остановить этот неудержимый поток? Бессмысленно — многие из них даже позабыли, что вооружены. Скорее всего, поблизости находились русские танки. И верно — вскоре я увидел, как они, грузно переваливаясь с боку на бок, перебирались через шоссе.

10kv1.jpg

Унтер-офицер Вильгельм Прюллер:

Никого еще не видел злее этих русских. Настоящие цепные псы! Никогда не знаешь, что от них ожидать. И откуда у них только берутся танки и все остальное?!

Танкист 12-й танковой дивизии Ганс Беккер:

На Восточном фронте мне повстречались люди, которых можно назвать особой расой. Уже первая атака обернулась сражением не на жизнь, а на смерть.

Ефрейтор Фриц Зигель:

Боже мой, что же эти русские задумали сделать с нами? Хорошо бы, если бы там наверху хотя бы прислушались к нам, иначе всем нам здесь придется подохнуть.

Артиллерист Вернер Адамчик:

Красные бьются насмерть, несмотря ни на какие потери. Хотя наступление идет быстрыми темпами, все равно непонятно, когда и чем все это закончится, к тому же у русских больше людей, намного больше. Я сразу понял, что они боролись до конца и отступать не собирались. Если это не героизм, то что же? Неужели одни только комиссары гнали их на смерть? Как-то не похоже.

b91c03695b0854a4_1024.jpg

Неужели эти и десятки тысяч подобных им исторических свидетельств недоступны для широкого круга историков и читателей? Нет, каждый желающий может без труда найти их в Интернете. А в случае сомнений ознакомиться с фотокопиями и подлинниками этих документах в архивах, в том числе и германских…

Но в данном случае мы имеем дело не с реальной историей, которая существовала на самом деле, а с искусственно создаваемой на Западе ложной парадигмой.

Её основная цель не объективная оценка исторических событий, а полная ликвидация культурно-духовного кода, определяющего самосознание народов, в первую очередь, русского.

Проводя аналогию с событиями июня 1941 года, можно констатировать, что сейчас, как и тогда, Россия в окопах и ведёт отражение ожесточённых, пока только информационных, атак.

Как и тогда, подавляющее большинство обороняющихся мужественно сражается. Но находятся те, кто перебегает на сторону противника. И начинает активно убеждать тех, кто в окопах, сдаться и перейти на сторону будущего «победителя».

Это даже не глупость. Это не подлость. Это измена. Это предательство. Это участие в войне на стороне противника. Это и есть коллаборационизм.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх