Свежие комментарии

  • Станислав Ракитин
    Вот оно истинное мурло российского либерала: грабь, пока дают и не бойся ни тюрьмы, ни конфискации.Сбербанк забирает...
  • Вячеслав Тарасов
    В нашей "оптимизированной" медицине такого быть не может. Не верите-спросите у Голиковой."Люди задохнулись...
  • александр матвеев
    Работают люди,а не деньги.Сбербанк забирает...

Великий кормчий нам этого не простил…

Великий кормчий нам этого не простил…

Здравствуйте, товарищи Елизаровы

Юного Цзян Цзинго, будущего главу партии Гоминьдана и президента Китайской Республики на Тайване, в конце 1920-х годов направил на учёбу и работу в СССР его родной отец. А отцом китайского товарища был не кто иной, как Чан Кайши, чьё имя должно у нас звучать как Цзян Цзеши. Сам же он предпочитал называть себя Чжунчжэн, что означает справедливого человека, сумевшего выбрать золотую середину.

Чан Кайши, который в будущем стал генералиссимусом и почти полновластным хозяином Китая, не стеснялись называть «соратником» члены «большой тройки»: Сталин, Рузвельт и Черчилль. Но в 20-е годы он был только начальником штаба у главного китайского революционера Сунь Ятсена. Своего сына Чан отправил в СССР на волне укреплявшихся отношений двух революционных держав.

Великий кормчий нам этого не простил…

По окончании ускоренного курса обучения в Коммунистическом университете народов Востока им. Сталина в Москве Цзян Цзинго в 1931 году, в разгар коллективизации, стал председателем колхоза в Луховицком районе Подмосковья. В селах Большое Жоково и Коровино его знали под псевдонимом Николай Владимирович Елизаров.

Русские имя и фамилию он позаимствовал у Анны Ильиничны Ульяновой-Елизаровой, старшей сестры Ленина, у которой жил некоторое время после приезда в СССР.
Уже в 1933 году Николай Елизаров стал комсоргом Уралмашзавода им. Сталина в Свердловске, где и познакомился с 17-летней Фаиной Вахревой.

Они поженились в 1935 году, но почти вся их совместная жизнь, поистине уникальная, больше похожая на роман или телесериал, прошла не в СССР, а в «другом» Китае — на острове Тайвань. Там, на далёком острове, как и в зарубежной китайской диаспоре, Фаину звали "мадам Цзян Фанлян": иероглиф "фан" означает "честная", а "лян" — "добродетельная". Такое имя ей дал свёкор, легендарный генералиссимус Чан Кайши, ещё в 1938 году.

Немногие знают, почему и зачем в Советском Союзе «засекретили» биографию Фаины Ипатьевны Вахревой и её супруга, президента Китайской Республики на Тайване с 1978 по 1988 годы Цзян Цзинго. Заодно с ними под гриф «совершенно секретно» отправили и все сведения об их друзьях, родных и знакомых.

Великий кормчий нам этого не простил…

Фаина, будущая Цзян Фанлян, родилась в 1916 году в Екатеринбурге в белорусской семье, которую эвакуировали из Минска на Урал в годы Первой мировой войны. Фаина очень рано, ещё в середине 1920-х годов, лишилась родителей. Её отец одно время работал на Екатеринбургском машиностроительном заводе — будущем Уралмаше.

В 1991 году Фаина Вахрева рассказала тайваньским и местным русскоязычным журналистам:

Я работала токарем на Уралмашзаводе в Свердловске, а мой будущий супруг был там комсоргом и редактором заводской газеты. В совершенстве владел русским. На середину 1930-х годов Коминтерн и ЦК ВКП(б) запланировали отстранение от власти в Китае генералиссимуса Чан Кайши, отца моего мужа, а в новое, коммунистическое, руководство Китая предварительно включили Цзян Цзинго. Официально заявившего о разрыве с его отцом.
Все наши контакты с внешним миром были поставлены под контроль НКВД. С тех пор я ничего не знаю об оставшихся в Белоруссии и Свердловске друзьях, знакомых моих родителей, о дорогих нам с мужем людях…

После повторного нападения Японии на Китай в 1937 году Кремль изменил план по смещению генералиссимуса Чан Кайши. Цзян Цзинго посоветовали извиниться перед отцом, вернуться в Китай и помочь создать совместный с китайскими коммунистами антияпонский фронт.

Это и было сделано незадолго до начала Второй мировой войны, которая фактически уже разворачивалась на китайской земле. А в 1937 году СССР подписал договор о дружбе и ненападении с Китаем, оказывая ему всевозможную помощь даже в годы Великой Отечественной войны. За такую политику СССР неоднократно благодарили и Чан Кайши, и лидер китайских коммунистов Мао Цзэдун.

Просто у нас общие враги…


Китай не остался в долгу: в июле 1943 г. по решению китайского руководства три партии электроэнергетического оборудования из США, предназначенного стране по ленд-лизу, были перенаправлены в СССР. Как заявил Чан Кайши, «в связи с огромными потребностями обороны и тыла СССР».

Это особо отмечено в мемуарах (1956 г.) главы американского комитета по ленд-лизу, а впоследствии госсекретаря США Эдварда Стеттиниуса:

Третья программа ленд-лиза связана с генерацией электроэнергии для советских военных заводов в Зауралье и в опустошенных немцами районах, отвоёванных сегодня Красной армией. Эта программа началась с трёх мощных генераторов, изготовленных у нас для Китая, но китайцы разрешили в 1943 году передать их России.

Тогда в своем дневнике Цзян Цзинго отметил:

Фаина иногда рассказывает о Белоруссии, России. У меня впечатление, что и китайцы, и восточные славяне хотят сохранить собственные традиции и устои, но тому мешают идеологическая зашоренность и политические шлагбаумы.
Тем не менее, мой отец понимал, что именно Сталин не позволил Мао Цзэдуну захватить Тайвань в 1949-50 годах, хотя здесь и в Тайваньском проливе до июня 1950 г. включительно не было войск США. Москва возражала даже против захвата Пекином небольших островов, контролируемых Тайванем вблизи КНР. Эти факты сказывались на отношении генералиссимуса к Сталину и России.


Похоже, ответным шагом властей Тайваня были отказы Вашингтону в участии тайваньских войск в войне в Корее и в нанесении с тайваньских баз ударов ВМС и ВВС США по Вьетнаму, Лаосу и Камбодже. Хотя Тайбэй всегда оказывал военно-техническую помощь проамериканскому Южному Вьетнаму. И в то же время Тайбэй поддерживал и поддерживает Пекин в вопросах китайского суверенитета на большинстве островов Южно-Китайского моря, выступая, правда, за их «распределение» между Тайванем и КНР.

Но в Вашингтоне не доверяли «Николаю Елизарову», резонно полагая, что его политически «просоветские корни» и приверженность — как и Мао Цзэдуна, и Чан Кайши, — концепции единого Китая затруднят превращение Тайваня в непотопляемый авианосец США.

Во время визита «неофициальной» тайваньской делегации во главе с Цзян Цзинго в Сан-Франциско в 1983 г. на высоких тайваньских гостей было совершено покушение. В кортеж бросили осколочную гранату, но взрыв запоздал из-за быстрой скорости движения автомобилей. Никто не пострадал, а террористам, похоже, помогли скрыться.

Последнее не удивляет, так как ответственность за теракт взяла на себя существующая и поныне террористическая «Лига освобождения Формозы». Напомним, Формоза — португальское название Тайваня в период его владения Португалией в XVII—XVIII веках.

Лига обосновалась в США в начале 1960-х годов и выступает за полное отделение Тайваня от Китая. Неоднократные протесты Чан Кайши и Цзян Цзинго насчет пребывания этой группировки в США Вашингтон оставлял без ответа. Так же реагируют американцы на современные протесты Тайбэя по тому же вопросу.

Особые отношения


Генералиссимус Чан Кайши, в ведении которого с ноября 1949 г. оставался Тайвань с рядом примыкающих миниатюрных островов, в том числе у побережья КНР, был соорганизатором (вместе с Южной Кореей и Южным Вьетнамом) в 1966 г. «Всемирной Антикоммунистической Лиги», в 1954 г. (вместе с Южной Кореей) — «Антикоммунистической лиги народов Азии».

Великий кормчий нам этого не простил…

Однако он всё равно сохранил особое отношение к русским. Помня, конечно, о советской помощи Китаю в ходе многолетней китайско-японской войны (1937-1945 гг.) и о сдерживании Москвой планов Пекина захватить Тайвань. В частности, Чан Кайши в том же 1950 году разрешил эмигрантам из России-СССР, проживавшим в Японии, Корее, Индокитае и континентальном Китае, жить и работать на Тайване.

До сих пор на острове проживают около 25 тысяч русскоязычных граждан Тайваня — потомков русской диаспоры Харбина, Шанхая и Сайгона. А русский язык и литературу с начала 1950-х годов изучают в четырёх тайваньских университетах. Три десятка лет на Тайване работала дальневосточная русскоязычная редакция радио «Свобода», а с 1968 г. и поныне официозное радио «Китайской республики на Тайване» вещает наряду с иными языками и на русском.

В контексте нынешних реалий характерно, что генералиссимус был просто шокирован небезызвестной советско-японской декларацией от 19 октября 1956 г. о возможной передаче Японии двух южнокурильских островов: Шикотана и Хабомаи. Он заявил в конце октября 1956-го:

Никто не ожидал советской поддержки планов Японии по пересмотру послевоенных границ. Та декларация поощрит Японию в её территориальных притязаниях к Китаю и другим странам. И если этому потворствуют в Кремле после Сталина, мне нечего больше сказать.


Великий кормчий нам этого не простил…

Великий кормчий нам этого не простил…

Чан Кайши имел в виду прежде всего китайские и корейские острова —соответственно Дяоюйдао (яп. Сэнкаку) и Токто (яп. Такэсима), расположенные на стратегических проливах между восточноазиатскими морями и Тихим океаном. Эти притязания в Токио стали выдвигать именно после советско-японской декларации, а более активно – с середины 1960-х годов.

Как известно, японскими политиками такие претензии с завидной регулярностью выдвигаются и поныне. Но характерная деталь: несмотря на максимально сложные отношения Пекина с Тайбэем и Пхеньяна с Сеулом, они, подчеркнём, едины в противодействии японским притязаниям. И готовы совместно защищать территориальную целостность Китая и Кореи, в чём Япония регулярно убеждается.

Зато свергнуть Мао и его окружение Москва планировала даже с помощью Тайваня. Премьер КНР Чжоу Эньлай на переговорах с румынским лидером Н. Чаушеску в Пекине в июле 1971 г. заявил, что «СССР хочет сблокироваться даже с Тайванем, чтобы попытаться вместе с ним и, значит, с США свергнуть ленинско-сталинское руководство нашей партии и страны, отомстить нам за нашу строптивость».

Великий кормчий нам этого не простил…

Виктор Луи – журналист и спецагент. На фото – вместе с лидером чилийских коммунистов Луисом Корваланом

Такое заявление вовсе не было голословным: как пояснил премьер, «по инициативе Москвы давний эмиссар КГБ по спецпоручениям Виталий Левин (псевдоним — Виктор Луи) в октябре 1968 г. встречался по этим вопросам с руководством гоминдановских минобороны и разведки, новая встреча была на Тайване в марте 1969 г., затем в Вене в октябре 1970 г. Видимо, были и другие встречи. На Тайвань он прибывал через Токио или британский Гонконг.

В Пекине всё спокойно


Речь шла о смене руководства в Пекине, что ускорится, как предлагал Виктор Луи, с одновременной эскалацией Тайванем военных столкновений в Тайваньском проливе или на близлежащем к Тайваню побережье КНР. Тем более что почти все острова у этой части побережья КНР принадлежали и поныне принадлежат Тайваню.

А главой тайваньской делегации на этих встречах был Николай Елизаров, глава тайваньской разведки в тот период: это он присвоил В. Луи кодовое имя Ван Пин. С советской стороны эти контакты курировал лично Андропов, с тайбэйской — тогдашний глава государственного информагентства Вэй Цзинмэн. В 1995 году его воспоминания об этих контактах были опубликованы в Тайбэе на китайском и английском («Советский секретный агент на Тайване»).

Вот что там сказано о первой встрече, с участием Николая Елизарова – Цзян Цзинго 25 октября 1968 года:

Мы сперва мы заговорили с ним о том, что стыдно за банду Мао. Говоря о КНР, Луи отметил: «Эра диктатур прошла, Сталин умер, Мао Цзэдуну тоже недолго осталось, к тому же он уже порядком сошёл с ума». На вопрос: «Что вы думаете о Тайване?» Луи сказал, что «хотя Тайвань только развивается, он во многом превзошёл Японию. Вы, тайваньские китайцы, очень умны, вежливы». И намекнул, что «вы умеете смотреть вперёд».

Надо ли объяснять, что имелось в виду согласие Чан Кайши на контакты с эмиссаром Андропова? Дальнейшие встречи были уже более предметными. То есть суть высказываний Левина была в том, что Мао зарвался, потому давайте забудем распри и найдём способ, как свергнуть его и его окружение. Это будет и в интересах США. Так что, если вы решите «вернуться на материк», мы не будем вам мешать. И, вероятно, поможем.

Виктор Луи дошёл до того, что предлагал и сотрудничество с СССР и Индией в помощи тибетским сепаратистам для давления на Пекин: поныне в Индии, с середины 50-х годов, находится «правительство Тибета в изгнании». Но представители Тайваня, осуждая «маоизацию» Тибета, неизменно заявляли о своей приверженности единству Китая.

Тайваньские собеседники понимали, что даже успешная совместная операция Тайбэя и Москвы в КНР наверняка приведёт вскоре к устранению Гоминьдана от власти в новом Китае. Ибо Гоминьдан априори не будет марионеткой Москвы. В отстранении Гоминьдана будут заинтересованы и США, ибо Гоминьдан и особенно сам Чан Кайши не были тривиальными марионетками США. И тем более не будут таковыми в новом Китае.

Подтверждением таких прогнозов тайваньских товарищей было прежде всего то, что Николай Елизаров в знак доказательства «искренних» намерений Москвы предлагал, причём явно с подачи Чан Кайши, денонсировать договор о взаимопомощи между СССР и КНР (1950 г.).

Но Левин увиливал от ответа, апеллируя к необязательности такого шага, зато выпрашивая у собеседников информацию о военных или разведывательных планах Тайбэя в отношении Пекина. При этом о раскрытии аналогичных советских планов не было, разумеется, и речи, что убеждало представителей Тайваня в опасной для всего Китая конъюнктурности советских предложений.

При этом все просьбы В. Луи насчёт встречи с самим генералиссимусом последний жёстко отвергал, резонно подозревая Москву в желании в нужное время политически дискредитировать Чан Кайши самим фактом такой встречи. Словом, договориться сторонам не удалось. Это, скорее всего, было связано и с политикой США, главного союзника Тайваня, по постепенной нормализации взаимоотношений с Пекином после известного конфликта с СССР на острове Даманском в марте 1969 г.

Что же касается своего кремлевского визави, то Виктор Луи рассказывал, что после смещения Хрущёва он часто встречался с Юрием Андроповым, назначенным с 17 мая 1967 г. новым главой КГБ, и выполнял ряд его поручений за рубежом. О давних контактах Андропова с В. Луи упоминают многие источники, в том числе генерал-майор бывшего КГБ Вячеслав Кеворков. По его данным, «руководитель КГБ Ю. В. Андропов запрещал каким-либо образом формализовать отношения КГБ с Виктором Луи и даже выпускать секретные документы об этом сотрудничестве».

Тайваньская разведка стала с 1969 г. информировать Пекин о встречах с В. Луи, но пекинские «коллеги» Тайбэя уважили просьбу тайваньских партнёров о конфиденциальности передаваемой ими информации. Кроме того, проходили, по ряду данных, и пекинско-тайваньские встречи по тем же вопросам в 1970 и 1971 гг., состоявшиеся в португальском Аомыне (с 2001 г. — автономный район КНР). И через Аомынь на рубеже 60-х и 70-х годов была налажена «неофициальная» торговля между КНР и Тайванем.

Великий кормчий нам этого не простил…

А в Москве почему-то исключили возможность регулярной утечки информации с Тайваня об этих контактах, наивно полагая, что такой вариант невозможен ввиду непримиримости Тайбэя с Пекином. В результате взаимоотношения СССР с КНР ещё больше ухудшились, а Мао в благодарность Чан Кайши распорядился в 1972 г. освободить из заключения свыше 500 тайваньских экс-агентов. То же сделали на Тайване в 1973 г. с двумястами арестованными агентами КНР.

5 апреля 1975 года генералиссимус Чан Кайши скончался. А в СССР так и не опровергли проекта свержения, совместно с Тайванем, маоцзэдуновского руководства. Хотя в ряде советских СМИ злорадствовали по поводу амнистии тайванской разведагентуры в КНР, подлинные причины такого шага Пекина, разумеется, не упоминались…
Автор:
Алексей Подымов, Алексей Чичкин
Использованы фотографии:
zhuanlan.com, youravia.com, jref.com, из архивов авторов
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх