Свежие комментарии

Как бригада СС перешла на сторону советских партизан

Советская власть не знала, как поступить с перешедшими на ее сторону карателями из бригады СС «Дружина», когда война будет окончена. Проблема внезапно разрешилась сама собой.

БОРИС ЕГОРОВ

Полковник Константин Кромиади (в центре), Владимир Гиль (слева от него) и офицеры «Дружины». Архивное фото
Полковник Константин Кромиади (в центре), Владимир Гиль (слева от него) и офицеры «Дружины». Архивное фото

Сотни тысяч советских граждан воевали за нацистов в ходе Второй мировой войны. Коллаборационисты считались одними из худших врагов СССР, которых солдаты Красной Армии нередко предпочитали не брать в плен и расстреливать прямо на месте.

Вместе с тем, перебежчикам из предавших родину иногда давали шанс «искупить свою вину кровью». Существовала даже практика переманивания коллаборационистов на сторону советской власти. Бежали отдельные солдаты и даже целые подразделения, но самым громким случаем стал уход к советским партизанам бригады СС «Дружина».

Каратели

Солдаты РОНА (Русская освободительная народная армия). Архивное фото
Солдаты РОНА (Русская освободительная народная армия). Архивное фото

Как и подобные ей коллаборационистские подразделения, 1-я русская национальная бригада СС «Дружина» в основном занималась контрпартизанской борьбой и карательными акциями против непокорного населения на оккупированных немцами территориях.

Основной костяк бригады составляли бывшие советские военнослужащие, попавшие в плен к немцам и выразившие желание сотрудничать с нацистами.

Таким же был и их командир — Владимир Гиль (взявший псевдоним «Родионов»), когда-то подполковник Красной Армии. Кроме того, в подразделении служило некоторое количество белоэмигрантов, решивших взять реванш у большевиков за поражение в Гражданской войне.

«Боевой» путь «Дружины» отмечен карательными экспедициями на территории Белоруссии. На ее счету сжигания деревень, оказывавших помощь партизанам, расстрел мирного населения, насильная отправка жителей на работы в Рейх. После таких кровавых акций, полагали немцы, русские эсэсовцы навсегда потеряли возможность перебежать на другую сторону.

Как бригада СС перешла на сторону советских партизан
(c) Аркадий Шайхет/russiainphoto.ru

Руководитель СС, Гестапо и полиции в регионе Курт фон Готтберг высоко оценил эффективные действия «дружинников» в ходе проходившей в мае-июне 1943 года антипартизанской операции «Коттбус». В его донесении в Берлин от 13 июля было сказано, что «часть очень скоро будет ударной силой, и в борьбе с бандами представляется надежной».

На самом деле, обстановка в 1-й русской национальной бригаде на тот момент была не столь радужной. Ее личный состав был глубоко шокирован тем, как неудачно для германской армии складывались дела на Курской дуге. Кроме того, и «Коттбус» не прошла для «Дружины» гладко: солдат сильно деморализовали понесенные в ходе столкновений с партизанами тяжелые потери.

В какой-то момент Гиль фактически отстранился от командования, предпочитая все свое время проводить в обществе женщин, карт и выпивки. Пока одна часть офицеров тайно обсуждала с ним, а не стоит ли вернуться на сторону СССР, другая открыто высказывала недовольство командиром и призывала немцев его сместить. Этим расколом и решили воспользоваться партизаны.

Битва на Курской дуге (c)
Битва на Курской дуге (c) Аркадий Шайхет/МАММ/МДФ/russiainphoto.ru

Переманивание

Если в первоначальный период войны попавших в плен коллаборационистов чаще всего расстреливали на месте как предателей, то с 1942 года политика в отношении них стала меняться. Теперь созданные немцами на оккупированных территориях подразделения из граждан СССР предполагалось морально разложить при помощи пропаганды, а если удастся — то и переманить на свою сторону. К «Дружине» у Центрального штаба партизанского движения было особое внимание. Стало известно, что на ее базе видный коллаборационист Андрей Власов собирался развернуть Русскую Освободительную Армию.

Пропагандистскую работу с бригадой СС Гиля-Родионова вел находившийся в непосредственной близости от нее партизанский отряд «Железняк». В расположения «дружинников» засылались подпольщики и агитаторы, забрасывалась пропагандистская литература и листовки. Партизаны даже направляли предложения «искупить свою вину кровью» персонально каждому из офицеров.

Владимир Гиль. Архивное фото
Владимир Гиль. Архивное фото

Возможный переход на сторону партизан для коллаборационистов «Дружины» не был чем-то из области невероятного. Еще в ноябре 1942 года одна из рот бригады количеством 75 человек, охранявшая мост через реку Друть, перебила 30 немецких солдат и ушла в лес к «народным мстителям». Летом 1943 года на этот шаг решился уже сам Гиль-Родионов и большая часть его солдат.

Переход

16 августа в ходе тайной встречи Гиля с руководством партизанского отряда «Железняк» на нейтральной территории были оговорены условия присоединения эсэсовцев к партизанам. Всем «дружинникам» (кроме белогвардейцев) была обещана неприкосновенность, шанс реабилитировать себя перед Родиной, восстановление в воинских званиях и возможность вести переписку с родственниками. Гиль настоял на том, чтобы командование бригадой осталось за ним.

Полиция порядка в Минске. Bundesarchiv
Полиция порядка в Минске. Bundesarchiv

В тот же день начался переход бригады на советскую сторону. Гиль с офицерами и преданными солдатами объезжал деревни, где были расквартированы полки «дружинников» и перед строем произносил речь, в которой утверждал, что немцы их обманули, что «ни о какой "новой России" они не думают и что у них лишь одна цель — порабощение русского народа». «Давая обещания и заверения, — говорил командир «Дружины», —  фашистские гады в то же время производили свои кровавые расправы над невинными безоружным мирным населением». Роль себя и свои подчиненных в этих расправах, он, кончено, не озвучивал.

Следовавший за этим приказ Гиля-Родионова «беспощадно истреблять фрицев до последнего их изгнания с русской земли» встречался бойцами бурным ликованием. Они немедленно уничтожали ошеломленных немцев и брали под арест белоэмигрантов и оппозиционных командиру офицеров.

Евгений Халдей/МАММ/МДФ/russiainphoto.ru
Евгений Халдей/МАММ/МДФ/russiainphoto.ru

В итоге, 16 августа 1943 года 1175 «дружинников» с оружием перешли на сторону партизан. Позже к ним присоединились еще около 700. Однако не все из эсэсовцев были рады таким переменам: больше 500 человек сбежали в сторону немецких гарнизонов. Тех из них, кого «дружинники» смогли поймать, они тут же расстреляли.

«Народные мстители»

1-я русская национальная бригада «Дружина» была упразднена, и вместо нее была провозглашена 1-я Антифашистская партизанская бригада. Как и было обещано, командиром ее стал Владимир Гиль-Родионов.

На усиление бывших «дружинников» направили около 400 партизан и политических работников. Кроме того, оперативная группа «Август» органов государственной безопасности провела проверку личного состава бригады и выявила 23 скрытых агента немецкой разведки.

Партизаны Белоруссии.
Партизаны Белоруссии. Сергей Коршунов/МАММ/МДФ/russiainphoto.ru

Отношения между бывшими эсэсовцами и партизанами не всегда складывались идеально. Последние хорошо помнили участие «Дружины» в контрпартизанской операции «Коттбус», в ходе которой они потеряли многих соратников и родных.

Тем не менее, отправленные в самое пекло новоиспеченные «антифашисты» сражались храбро и отчаянно, действительно «намереваясь искупить свою вину кровью». Несмотря на это, Гиль чувствовал нервозность, не зная, какая судьба ждет его после войны.

Советская власть активно использовала переход «Дружины» в своей пропаганде. Во многом для пропагандистских целей Владимиру Гилю-Родионову 16 сентября 1943 года присвоили звание полковника и вручили орден «Красной Звезды». Многих бойцов бригады наградили медалями «Партизану Отечественной войны».

Анатолий Егоров/МАММ/МДФ/russiainphoto.ru
Анатолий Егоров/МАММ/МДФ/russiainphoto.ru

Разгром

В апреле 1944 года немцы начали масштабную операцию «Весенний праздник» по уничтожению Полоцко-Лепельской партизанской зоны. В кольце оказались 16 отрядов «народных мстителей», включая 1-ю Антифашистскую бригаду.

Понеся огромные потери, партизаны оказались зажаты на небольшом клочке земли, из которого они смогли вырваться только в начале мая. Что касается подразделения Гиля, оно потеряло больше 90 процентов своего личного состава и фактически перестало существовать. Сам командир погиб в бою 14 мая.

Мемориальная плита с именем Гиль-Родионова на мемориальном комплексе «Прорыв» в поселке Ушачи. Dr.mabuse (CC0)
Мемориальная плита с именем Гиль-Родионова на мемориальном комплексе «Прорыв» в поселке Ушачи. Dr.mabuse (CC0)

«Может и лучше, что такой конец; и не было огорчений, если бы он попал в Москву», — рассуждал один из организаторов партизанского движения в Белоруссии Владимир Лобанок. Однако никаких посмертных репрессий против Владимира Гиля так и не последовало. Его семья получила денежное содержание офицера Красной Армии за 1941-1944 года. Кроме того, имена полковника и его бойцов были увековечены на плитах мемориального комплекса «Прорыв», посвященного героическим и трагическим событиям периода карательной операции «Весенний праздник».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх