Дело «Сети» разрушило идеальный мир либералов

Елена Калашникова

В деле пензенской группы «Сеть», члены которой были обвинены в подготовке терактов и осуждены на сроки от 6 до 18 лет заключения, могут появиться новые эпизоды. Ряд фигурантов дела связывают с убийством свидетелей. Защитники «Сети» из либерального лагеря категорически против обнародования этой информации, поскольку может пострадать имидж осужденных, над обелением которого либералы трудились последние несколько недель.

Главным аргументом защитников «Сети» было отсутствие в деле пострадавших.

Может, молодые люди и покупали оружие и тренировались в лесах, но по факту никому навредить не успели. А значит, участников группы судили всего лишь за мыслепреступление. Отсюда – одиночные пикеты перед зданием Лубянки в Москве, выступления политиков, общественных деятелей и других неравнодушных граждан в поддержку осужденных. Однако оказалось, что в деле «Сети» все же могут обнаружиться жертвы. А именно – два трупа, закопанные в рязанских лесах. Об этом говорится в расследовании издания «Медуза».

Убийства портят репутацию

По версии издания, участники «Сети» из Пензы действительно придерживались радикальных левых взглядов. Опасаясь, что в России произойдет переворот, как на Украине, и к власти придут ультраправые, молодые люди начали готовиться к перехвату власти. Но упор в деятельности организации делался не на идеологии, а на финансовом обеспечении – за счет производства и торговли наркотиками. В эту же деятельность, судя по всему, были втянуты двое «гражданских» молодых людей. Они не были идейными леваками, поэтому не входили в боевую ячейку. Когда начались аресты по делу о наркотиках, ряд фигурантов сбежали. Вместе с ними исчезли и двое «гражданских». По показаниям свидетелей, они не хотели долго скитаться по лесам и были намерены вернуться домой. А значит, могли под нажимом следствия сдать своих товарищей. В результате обоих свидетелей было решено устранить. Тело одного из них, 21-летнего Артема Дорофеева, нашли прикопанным в рязанском лесу, с раздробленными костями. Тело 19-летней Екатерины Левченко пока не найдено. Возможными причастными к убийству называют Максима Иванкина и Дмитрия Пчелинцева. Они получили по приговору о терроризме 13 и 18 лет лишения свободы соответственно.

Судя по этой информации, члены «Сети» не были «детьми, попавшими под каток ФСБ», как их брендировали оппозиционные СМИ, политики и правозащитники.

«Стоит ли говорить, что статья «Медузы» серьезнейшим образом подрывает моральный авторитет молодых людей из «Сети» и дезориентирует массовое движение в их поддержку?» – пишет музыкальный критик Артемий Троицкий.

Леонид Гозман тоже возмущен репутационным ущербом, который нанесен оппозиционерам: «Публикация «Медузы» – послание защищавшим «Сеть» и всему обществу: все, мол, было правильно, а вступавшиеся за «Сеть» – либо наивные дураки, либо пособники убийц».

Против расследования единым списком выступили практически все профессиональные оппозиционеры. Ярче всего на статью отреагировал Виктор Шендерович, назвавший расследование «бездоказательной мерзостью» и прямо упрекнувший издание в том, что еще летом оно отказалось участвовать в протестах и призывать людей выйти на несанкционированный митинг. Теперь сатирик прямо называет «Медузу» сливным бачком.

Акционизм затмил журналистику

Журналистика, отказывающаяся превратиться в акционизм и обслуживать его, в один момент стала врагом коллективного Шендеровича. Притом что расследование «Медузы» нельзя назвать комплиментарным для действующей власти. Издание пишет, что часть осужденных невиновны, а те, кто виновен, замешаны не в терроризме, а в других преступлениях, которые ФСБ не смогла расследовать. Говорится в статье и о пытках арестованных. То есть в целом «Медуза» придерживается либеральной повестки. Единственная вольность – рассказ о других преступлениях осужденных. Именно за это издание подверглось такой масштабной травле.

По сути, группа либеральных единомышленников сейчас «закапывает в лесу» лишних свидетелей, готовых рассказать о преступлениях «Сети».

Как говорил Аркадий Бабченко, «Родина тебя бросит, сынок», и эта родина – рыхлая либеральная прослойка, готовая в любой момент обернуться против того, кто сделал шаг в сторону из строя. Из некоторых сообществ нельзя уйти, если однажды им присягнул. Травля, которой подверглось оппозиционное издание, должна продемонстрировать каждому амбициозному соратнику, что любая попытка самостоятельной игры будет жестко пресечена. Кстати, левые активисты, инициировавшие расследование, говорят, что вначале обращались к другим изданиям с информацией об убийствах, но там с ними разговаривать отказались. По словам журналиста Олега Кашина, эти издания – проект «Медиазона» и «Новая газета».

Оппозиция выбирала – нужно ли говорить об обвинениях в наркоторговле и убийствах, если это может ухудшить положение подсудимых и задеть невиновных? Большинство сторонников «Сети» сошлось на том, что лучше промолчать. «Я был тем самым журналистом, который знал об этой истории и не расследовал ее, – пишет теперь Алексей Полихович, журналист и левый активист. –

В какой-то момент меня, кажется, парализовало, мозг просто отказывался об этом думать».

«В любом случае я чувствую вину за это молчание», – признается Полихович. И объясняет самоцензуру тем, что так и не смог найти баланс между политикой и журналистикой: «Я не понимаю, как должны быть разграничены роли активиста, правозащитника и журналиста в рамках одного человека. Я думал, что я справлюсь с этой эклектичностью, но в итоге потерялся среди трех деревьев».

Остальные, менее политизированные наблюдатели тоже стоят перед моральной дилеммой, увековеченной Жегловым: должен ли вор сидеть в тюрьме любой ценой? Можно ли подкинуть кошелек, чтобы осудить заведомо виновного? Должны ли фигуранты «Сети» сидеть огромные сроки за терроризм, если есть вероятность, что они более виновны в наркоторговле и убийствах? Притом что участие в производстве наркотиков, распространении и убийствах наказывается такими же по продолжительности сроками, которые получили обвиняемые. Но для коллективного Шендеровича вопрос так не стоит.

Главный итог этого скандала – вовсе не то, что либералы могли защищать «невинных детей», оказавшихся убийцами. Для абсолютного большинства это было добросовестным заблуждением, с которым может столкнуться каждый неравнодушный человек, хотя, конечно, всегда лучше вникать в суть дела, перед тем как поднимать на знамена ту или иную «жертву режима». Эта ошибка ничего не добавляет и не отнимает у образа оппозиционера, мерзнущего перед Лубянкой в одиночном пикете. Зато слаженная и скоординированная травля, которой подвергнется любой, не желающий жить с головой в песке и пытающийся разобраться в неприятных фактах, очень красноречива.

Либералам не нужна такая правда и такая свобода слова, если это слово против них, если эта правда разрушит слаженную систему пропаганды и пиара в деле о «невиновных террористах». У активных участников протестного движения нет запроса на объективную информацию и на журналистику как таковую. Есть потребность только в лобовой пропаганде, где четко разъяснено, кто свои, а кто нет. Характерно, что именно в этом либералы обвиняют и сторонников действующей власти.

 

Источник

Источник ➝

Счастливо оставаться с вашим коронавирусом: Чиновники и главврачи отправились на отдых

Счастливо оставаться с вашим коронавирусом: Чиновники и главврачи отправились на отдых

Фото: Josef Beck / Globallookpress

Пока жители России не выходят из дома без лишней необходимости, дабы предотвратить распространение коронавируса, владельцы малого бизнеса банкротятся, а врачи в поте лица лечат всё прибывающих пациентов, российские чиновники преспокойно отдыхают за границей. А некоторые ещё и получают при этом премии – удалённо. Как, например, мэр Тамбова Наталия Макаревич, улетевшая в разгар пандемии во Вьетнам.

В соцсетях широко обсуждают и призывают к ответу мэра Тамбова Наталию Макаревич, которая 16 марта улетела вместе с дочерью отдыхать во Вьетнам и теперь не может оттуда выехать из-за закрытия границ.

Позже в Facebook она объяснила свой поступок так:

Хочу пояснить, что вылетела во Вьетнам 16 марта, когда ещё не было никаких ограничений, а через неделю всё резко изменилось… Эта поездка была важной для меня и моей дочери. К сожалению, из-за занятости нам крайне редко удается обычное человеческое общение".

Однако в Сети сочувствием после этого не прониклись. Почему нельзя было пообщаться с дочерью в родном Тамбове, когда ситуация с коронавирусом так нестабильна, а число заражённых во многих странах растёт в геометрической прогрессии? Ведь ещё 11 марта ВОЗ объявила о пандемии, и к 16 марта было очевидно, что коронавирус – не рядовая страшилка, а серьёзная угроза населению планеты. 16 марта в Италии уже умирали сотни людей, Европа сидела на карантине. Да и в России на тот момент успели обнаружить десятки заражённых COVID-19. Наши граждане уже повалили в магазины за гречкой и туалетной бумагой, а аптеки испытывали дефицит масок. И в этих условиях глава города, достаточно близкого к очагу инфекции – Москве, – преспокойно улетает отдыхать.

"В Тамбове уже больше двух недель в аптеках нет масок. Вы собирались из Вьетнама эту проблему решать?" – написала в комментарии к посту мэра Элеонора Россолова.

"Видимо, Вы хорошая мама для своей дочери, но в Тамбове остались другие мамы со своими детьми, которых Вы бросили в такой тревожный момент. Печально, что блондинки с нарисованными лицами стали управлять не только "лексусами", но и городами", – прокомментировал Василий Александров.

"В разгар пандемии, которая была объявлена ВОЗ уже 11 марта, бросить свой город и уехать отдыхать – это предательство и халатность, которая может обернуться сотнями трупов. У нас в городе невозможно найти марлевые повязки и антисептики. Больницы в плачевном состоянии, а на больших предприятиях даже не меряют температуру, не говоря уже о дезинфекции улиц. Позор", – пишет Павел Дутов.

"Оставайтесь там спокойно. Не торопитесь. Отдыхайте. Тут такие мэры не нужны", – написал Ремирг Фил.

скринФото: Наталия Макаревич / facebook.com

Нашлось в комментариях под постом Наталии Макаревич и несколько людей, заступившихся за нее – мол, мэр тоже человек, а потому пусть ездит, куда и когда захочет. Однако большинство этих защитников, судя по их страницам в Facebook, сами работают в городской администрации.

Самоизоляция во Вьетнаме – дело затратное. Надо премировать

Но мало того что Макаревич уехала во Вьетнам в разгар пандемии – верные депутаты ещё и выписали ей солидную премию. Об этом "РИА Новости" рассказал депутат заксобрания от партии КПРФ Артём Александров. По его словам, за присуждение премии мэру проголосовали 24 депутата, двое – против.

Премия составила два месячных оклада. По словам Александрова, оклад главы Тамбова – около 200 тысяч рублей, однако другой депутат, единоросс Алексей Власкин, опроверг эту информацию в своём Facebook и указал, что оклад Наталии Макаревич – всего 97 тысяч. Так или иначе, премию Наталии Макаревич всё равно присудили – 200 тысяч или 400, доподлинно не известно. Но обе эти суммы довольно велики, а для рядового жителя Тамбова, пожалуй, вообще недостижимы.

скринФото: Алексей Власкин/ facebook.com

Особенно в условиях назревающего кризиса и увольнений из-за закрытия предприятий малого и среднего бизнеса. По словам Артёма Александрова, бюджет Тамбова уже испытывает трудности, и долг города составляет почти 3 млрд рублей. К чему в таких условиях премировать "застрявшего" в отпуске мэра?

В Сети на новость о премии для Наталии Макаревич отреагировали остро. Так, на "Пикабу" несколько тысяч лайков собрал пост с призывом собрать подписи за увольнение мэра Тамбова.

"Выплаты премий (за бог знает что) в тот же особый период из дефицитного бюджета города, в преддверии мероприятий карантина, эпидемии и явной потребности в дополнительных расходах на медицину и городское хозяйство... это не только за гранью совести и чести, но, думаю, и входит в рамки УК РФ и является преступлением. Где и как оформить петицию и собрать подписи за увольнение такого мэра и отзыв таких депутатов?" – говорится в нём.

Под постом тоже масса критических комментариев: "Пир во время чумы", "Тамбов – личная кормушка для оборзевших депутатов", "Когда уже всё это кончится" и так далее. 

Однако Наталия Макаревич – не единственная из региональных чиновников, кто решил, что отпуск за границей – лучшее, что можно сделать для любимого народа в период пандемии. В середине марта градоначальники и чиновники поменьше буквально повалили в другие страны, пользуясь тем, что границы на тот момент официально еще не закрыли. Их совершенно не смутили, видимо, тревожные новости из-за рубежа, тысячи заражённых и сотни смертей.

Так, главе городка Кунгур в Пермском крае Сергею Гордееву тоже захотелось отдохнуть – и он улетел в ОАЭ. В администрации города отметили, что Гордеев свой отпуск согласовал ещё в начале февраля, однако 15 марта, за день до отлёта мэра, в Пермском крае был введён режим повышенной готовности. Что сделал мэр? Правильно, предпочёл не отменять поездку даже в таких условиях. Не ломать же планы! За это он и поплатился местом: в прошлый четверг депутаты поддержали его отставку. При этом сам Гордеев свою вину не признал. "Режим повышенной готовности в регионе не запрещает чиновникам выезжать за пределы России", – сухо сказал он журналистам.

В Нижневартовске отдохнуть во время коронавируса решил директор департамента образования Эдмонд Игошин. 18 марта он с семьей вылетел в Таиланд, но был вынужден досрочно прервать отпуск и спецрейсом вернуться в Нижневартовск. Среди пассажиров Игошина заметили журналисты, информация разлетелась по соцсетям. Оттуда и узнала о случившемся губернатор Ханты-Мансийского автономного округа. Она подняла вопрос об увольнении чиновника, и после проведения проверки Эдмонд Игошин оставил должность.

Но гораздо страшнее, когда страну во время пандемии покидают медики, находящиеся на руководящих должностях. Когда они больше всего нужны, чтобы оперативно реагировать на изменения ситуации с коронавирусом, когда от их усилий зависит будущее всей страны. Но и таких инцидентов уже было несколько. Так, 15 марта замглавы смоленского Минздрава Кристина Рябкова преспокойно улетела загорать на жарких пляжах Египта, где на тот момент фиксировали 109 случаев заражения COVID-19 и несколько смертей от него.

РябковаЗамглавы смоленского Минздрава Кристина Рябкова. Фото: #лучшедома / vk.com

Кристина без всякого зазрения совести выкладывала фотографии из путешествия в соцсетях, делясь впечатлениями. Губернатор Смоленской области отреагировал оперативно и призвал чиновницу самостоятельно принять решение о своём увольнении.

Рябковой необходимо было подумать об этической составляющей данного вопроса. Как первый заместитель начальника департамента Смоленской области по здравоохранению, Кристина Александровна вместо отдыха за границей должна была прервать свой отпуск в интересах сохранения жизни и здоровья смолян и вместе со своими коллегами ежедневно, 24 часа в сутки, выполнять свой служебный долг на территории региона",

– заявил он.

Самое интересное, что Кристина Рябкова до назначения на пост замглавы регионального Минздрава была главным внештатным эпидемиологом департамента по здравоохранению Смоленской области, то есть она как никто иной должна была осознавать опасность своего поступка. Муж Рябковой, с которым она поехала в Египет, тоже медик – главврач одной из клиник.

А в Калужской области главврач клинической больницы Владимир Кондюков в разгар пандемии улетел отдыхать в Таиланд, ничего никому не сказав и не согласовав свой отпуск. Теперь и ему грозит увольнение.

Возникает вопрос – правда, скорее риторический – что в головах этих чиновников и руководителей? Неужели ничему не учит их пример инфекциониста Ирины Санниковой, которая принесла в родной край коронавирус, съездив отдохнуть в Испанию? Напомним, женщина не стала самоизолироваться после поездки, а продолжала работать и вести лекции. В итоге она заразила четырёх человек и сама попала в больницу, а СК возбудил в отношении неё уголовное дело. И скорее всего вирус будет распространяться в регионе и дальше.

Но и помимо того, что есть реальный риск заразить людей после поездки за границу, есть ещё один момент, который упускают из виду уважаемые чиновники. Из-за закрытия границ те из них, кто уже уехал, ещё долго не попадут домой. А дома им придётся две недели просидеть на карантине. Кто будет всё это долгое время выполнять их обязанности? Особенно если речь идёт о чиновниках из медицины и главврачах. Из-за их невыхода на работу кто-то может лишиться здоровья и даже жизни.

Простые люди часто слышат из уст чиновников оскорбления вроде того, что "государство не просило вас рожать", терпят колоссальную разницу в доходах с ними. Теперь к этому добавилось ещё и то, что из-за личной прихоти они умножают на ноль все усилия по предотвращению распространения коронавируса. Что ж, может быть, у этого есть и плюс: большинство из таких "пофигистов", едущих за границу во время пандемии, всё-таки увольняют, а не премируют. Есть небольшая надежда, что их место займут более ответственные люди.

Атлантическое единство Европы сменилось новым феодализмом

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх