БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 335 подписчиков

Свежие комментарии

  • Татьяна Браун
    Вопрос уже закрыт. Кому там неймется волну мутную гнать.Минфин как главны...
  • Татьяна Браун
    Похоже, очередная волна "скинхэдов" пошла. Давить и гасить в зародыше.Подростки «под ги...
  • Евгений Измайлов
    САМОЛЕТЫ Ил-96-400М в пассажирской конфигурации ПОЗВОЛЯТ УКРЕПИТЬ КАК ГРАЖДАНСКИЙ ФЛОТ, ТАК И ВОЕННЫЙ ПАРК ВОЗДУШНЫХ...Каким будет новый...

Конец лиепайского завода «Рыбка» с более чем вековой историей. Как Латвия пришла к разрушенному рыбному бизнесу

Конец лиепайского завода «Рыбка» с более чем вековой историей. Как Латвия пришла к разрушенному рыбному бизнесу

В Латвии закрылся один из старейших рыбоконсервных заводов страны. Предприятие в Лиепае прекратило работу, рыбный бизнес разрушен. Официально заявлено, что "из-за пандемии". Его владелец обвинил власти страны в отсутствии реальной поддержки.

Лиепайский рыбоконсервный завод был основан почти 130 лет назад, в 1892 году. Можно только догадываться, сколько потрясений выпало на век с лишним жизни предприятия. Завод пережил предреволюционные годы, революцию и Первую мировую войну, работал в годы независимости Латвии и даже при гитлеровской оккупации. Расцвет пришёлся на советский период, когда завод, называемый "Рыбкой", поставлял консервы по всему Союзу и в страны Восточной Европы. После развала СССР ситуация стала ухудшаться. И вот печальный итог – предприятие с огромной историей и тысячами тонн реализованной продукции закрыто. Как подчеркивает его владелец, на пустующей территории – лишь охрана, да и то секьюрити приезжают из Риги.

Игорь Крупник, предприниматель с российским и израильским гражданством, признается, что ему надоело бороться с бюрократической системой Латвии и он решил вместе с семьей навсегда уехать в Израиль. Там Крупник рассчитывает получить работу консультанта с хорошей зарплатой.


Но дело не в этом. Мы очень привыкли к постоянным «красивым историям» обо всех условиях, созданных в Евросоюзе для развития бизнеса. Мол, только в России существуют бюрократические препятствия, только в России государство в трудную минуту оставляет предпринимателей один на один со своими проблемами, а "вот у них" всё обстоит иначе. Пример Лиепайского рыбоконсервного завода – той самой "Рыбки" - очередное опровержение этого тезиса.

Кстати, завод в Лиепае один раз уже чуть было не закрылся. Тогда его спас именно Игорь Крупник. Бывший в то время мэром города Улдис Сескс, если верить сообщениям в российской и латвийской прессе, фактически попросил бизнесмена заняться восстановлением потрепанного постсоветскими перипетиями предприятия.

Конец лиепайского завода «Рыбка» с более чем вековой историей. Как Латвия пришла к разрушенному рыбному бизнесу

Игорь Крупник


Крупник согласился, и вскоре предприятие набрало обороты. Однако в 2016 г. обанкротился Trasta komercbanka, затем проблемы начались и у завода. Закрылся рыборазводный комплекс, затем настал черед производства рыбных палочек. Из 450 сотрудников на заводе остались 80 человек.

Последним ударом по одному из старейших предприятий рыбоконсервной отрасли Латвии стала пандемия коронавируса. Все активы неплатежеспособности завода с 1 сентября были выкуплены Trasta komercbanka, хотя последний и сам находится в состоянии банкротства. Игорь Крупник утверждает, что ему так и не удалось найти общий язык с представителем банка: несмотря на просьбы разрешить работать до 1 июня 2021 года, банк остался непреклонен.

Между тем, общая задолженность завода составляет около 1 млн евро, убытки за прошлый год – 400 тысяч евро. Сможет ли банк, сам находящийся в состоянии банкротства, решить эти проблемы и разобраться с долгами предприятия?

Но дело не только в пандемии и коммерческих трудностях. Латвийское государство своей политикой само создает препятствия для развития бизнеса. Казалось бы, какой резон маленькой стране от ликвидации последних предприятий на своей территории? Но Рига делает всё возможное для того, чтобы инвесторы потеряли к ним интерес. Кстати, в 2016 году было закрыто и другое крупнейшее предприятие города Лиепая - металлургический завод. Свою роль играют ещё и мизерные европейские квоты, которые промпредприятия Латвии вырабатывают за 2-3 месяца. Из-за санкционной политики в отношении России и контрсанкций наш рынок для латвийских шпрот закрыт. В Латвии пытались найти обходные пути, в том числе через РБ, но это выходом из ситуации не стало. Теперь, с заявлениями официальной Риги о необходимости введения антибелорусских санкций, и через Беларусь ввозить товары, приклеивая новые этикетки, в РФ не получится.

Фактически ликвидируются последние очаги промышленности, которые могли бы составлять на местном рынке конкуренцию ввозимым из Европы товарам. Что еще ожидать от правительства страны, находящейся под внешним управлением? Действовать в интересах собственного народа оно точно не будет.

А вот такая запись появлялась в аккаунте супруги Игоря Крупника Майи Крупник:
Конец лиепайского завода «Рыбка» с более чем вековой историей. Как Латвия пришла к разрушенному рыбному бизнесу
Автор:
Илья Полонский
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх