БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 457 подписчиков

Свежие комментарии

  • Роман В
    Ты читать умеешь, придурок? Я не Россию называю уголовно-фашисткой, а правящий в России режим. Если для тебя, это одн...Бои с полицией ме...
  • Георгий Корнев
    Ай раводилово. Свидетель не может отказаться от дачи показаний, а адвокат ему не положен. Вопросы с подвохом. Глядишь...Новосибирская пол...
  • Сергей Росси
    Ты странный какой то очевидного не видишь. Тебе уж за обе щеки напихали, а ты все думаешь это конфетки, нет приятель...Выкормыши крысино...

Переворот как мамалыга — «качать лодку власти в Абхазии снова будут осенью»

Переворот как мамалыга — «качать лодку власти в Абхазии снова будут осенью»

В Абхазии задержан «герой ДНР» Ахра Авидзба — человек известный в кругах российской патриотической общественности. Арестован Авидзба и несколько его охранников за хранение оружия, и, как официально заявляют абхазские спецслужбы, они готовили государственный переворот. В этой статье о контексте события и о процессах во внутренней политике маленькой страны, в которые благодаря известности Авидзба сейчас погружается широкий круг внешних наблюдателей.

В Абхазии трудно кого-либо удивить подготовкой к государственному перевороту. Он готовится все время, как мамалыга в абхазском ресторане. И нынешний президент республики Аслан Бжания с его командой в свое время «качали лодку» не реже раза в год, а то и чаще.

Вот и сейчас, очередной переворот временно находящимися в оппозиции функционерами прежней власти, говорят, готовился к 11 марта. Думается, в этот раз не сложилось, поэтому теперь, скорее всего, свергать Бжания будут осенью, после туристического сезона.

Роль Ахры Авидзба в этом весеннем раунде постоянного внутриабхазского противостояния пока до конца не прояснена. Именно этот человек, в январе 2020 года правильно подготовив штурм здания администрации президента Абхазии, помог Аслану Бжания прийти к власти.

Без его помощи, силами местных умельцев, прежняя оппозиция «шатала» кресло под экс-президентом Хаджимба уже почти пять лет, но что-то каждый раз шло не так.

Но потом Ахра Авидзба получил должность помощника президента, что само по себе удивительно, а в какой-то степени и унизительно, учитывая его роль в государственном перевороте в январе прошлого года. В Абхазии должность помощника президента — синекура для людей, которым неплохо бы иметь корочку на всякий случай.

Нужно сказать, что спусковым крючком для событий 2019−2020 года, когда был лишен власти прежний лидер республики Рауль Хаджимба, стал прилюдный расстрел 22 ноября на сухумской набережной воров в законе. Раскрытие этого дела для Авидзба стало по ряду обстоятельств делом принципиальной важности. Но, несмотря на смену власти, дело до сих пор не раскрыто, а новый президент Бжания это дело действительно будто «банит».

Поэтому Авидзба, не уходя к оппозиционерами, ушел в оппозицию к власти. Его матерное заявление после суда в контексте предстоящих 11 марта событий, конечно же, можно интерпретировать как уже не подготовку, но призыв к перевороту.

Здесь нужно проговорить ряд важных вещей для понимания контекста. Довольно наивно ожидать от президента Бжания любых резких движений, волевой политики, тем более каких-то системных реформ. Любой абхазский президент окунается в криминализованную среду вечных абхазских междоусобных разборок, и его функция в этом всем заключается в модерации и поиске компромиссов. А в этой среде все вместе — госслужащие, воры, прокуроры, бизнес, силовики, «решалы», убийцы, барыги…

В этой среде утонул как политик экс-президент Хаджимба, в ней утонет как политик и Аслан Бжания. У него тоже нет качеств, которые необходимы для того, чтобы подняться над этой средой и начать делать с ней то, что должно: сажать. Но надо сказать, что подняться над этой средой и почти невозможно. Любая ее единица слабее сплава политико-силовых и криминальных группировок. Поэтому наивно было ожидать от Бжания того, что он проявит радикализм и доведет до конца дело об убийстве воров — это привело бы к разгрому одной из мощных и многочисленных криминальных групп, возможно, с сопутствующей стрельбой и политической турбулентностью. Аслан Бжания не первый в Абхазии, кто предпочитает закрыть глаза на разгул криминала в обмен на попытку укрепиться во власти.

Ахра Авидзба в свою очередь предложил среде некие новые правила, которых там нет. Арсеналами оружия в республике никого не удивить. Но наличие оружия и способность поставить под ружье людей не используются как аргументы в абхазской политике. Можно сказать, «ДНРовский вариант не прошел».

При этом всем Авидзба не успел обрасти собственной мотивированной политико-силовой группировкой. Из всех прочих игроков абхазской междоусобицы, он был наиболее слабым. Просто эта слабость компенсировалась личной харизмой. Поэтому, кто бы ни был режиссером его ареста, не прогадал. Оппозиция его не поддержит, большое количество людей на улицу не выйдет. А вся эта абхазская криминально-политическая среда в целом, несмотря на междоусобицу, будет заинтересована в том, чтобы выдавить из себя инородное тело, которое играет по другим правилам.

Долго держать Авидзба в тюрьме абхазские власти вряд ли решатся. Скорее всего будет найден некий компромисс, который позволит выйти ему на свободу, но уже как политику «в чистом виде», без боезаряда. Несомненно, что весь расчет его противников сейчас на то, что, возможно, новое противостояние на Донбассе поглотит и Авидзба, который уедет в ЛДНР, и перестанет мутить абхазское болото междоусобицы.

Авидзба для абхазской политики игрок необычный, и играл не по правилам. Но его появление не случайно. А «формат» предлагаемой им политики получит продолжение.

На сегодняшний день Абхазия — это страна с практически низложенным государством, которое не имеет возможности выполнять даже самые элементарные функции — поддержание общественного контракта, работу коммунальных служб и т. д. Кроме того, у республики практически нет никакой существенной экономической базы, хозяйственного комплекса, вокруг которого могла бы нарастать сколько-нибудь цивилизованная политика.

Сейчас по сугубо демографическим причинами к власти будут приходить люди более молодых возрастов, но лишенные значительных материальных благ, зато имеющие массу нереализованных амбиций, недостроенных активов, идей и мыслей. Они будут вступать в борьбу за очень узкий, почти отсутствующий ресурс. Естественно, эта борьба будет силовой как за власть в целом, так и за любые активы, которые хотя бы теоретически можно переделить.

Ход развития в абхазской политике предсказать не трудно. Провластные и оппозиционные «ассоциации» будут распадаться на более мелкие политико-силовые группы, которые будут штурмовать кресла уже не раз в полгода, как сейчас, а регулярно. Ведущую роль в этих процессах играть будут как раз такие как у Ахры Авидзба небольшие военизированные группировки, которые способны решать как «высокие» политические задачи, например, сместить очередного президента, так и «наводить порядок» на нужных для дальнейшей материальной подпитки хозяйствующих субъектах.

Не важно, удастся ли оппозиции сместить нынешнего президента — большая группа провластных сил сама распадется в ближайшие годы на конфликтующие группировки. Также произойдет и с абхазской оппозицией — придет она к власти или нет, она распадется на более мелкие группы, у которых будет своя политика. Междоусобица — не просто часть абхазской политической культуры, это базовая «скрепа» абхазской культуры в целом.

Безответственность криминализирующейся абхазской политики уже сейчас подорвала национальную безопасность страны. Республика движется семимильными шагами к банкротству — сумма долга за приобретенную у России электроэнергию составит миллиарды рублей, значительную часть которых «съел» незаконный майнинг криптовалют. В стране нет света, в столице Сухуме воды, а абхазская политика теряет последние остатки легитимности в глазах РФ. А выбраться из инфраструктурного коллапса и прочих последствий многолетнего «государственного строительства» можно будет только не то, чтобы при поддержке, а исключительно за счет Москвы, если такой счет когда-нибудь будет открыт.

Оппозиция будет продолжать ломать власть. Очевидно, надеясь в случае победы, что «РФ неизбежно будет работать с победителем». Однако уже сейчас успехи действующего руководства Абхазии в части налаживания российско-абхазских отношений более, чем скромны. И открыть тот самый счет на восстановление жизни не помогает даже аудиенция Аслана Бжания у Владимира Путина. Потому что межбюджетные отношения на межгосударственном уровне, практики которых, кстати, у Москвы нет, невозможны с партнером, у которого управленческая, информационная среда, да что там элементарный документооборот организован на уровне 80-х годов прошлого века. Но даже здесь реформы, которые, может быть, позволят когда-нибудь получить живительный ресурс на жизнь, провести невозможно, потому что у любого абхазского президента «не два кресла».

В этой всей ситуации элементарная стабильность власти — единственный рычаг, который может быть в руках у распавшегося на группы влияния абхазского государства. Чтобы просто лица переговорщиков с РФ не мелькали как на рынке. Несмотря на то, что власть Аслана Бжания архаична, громоздка, с самого начала увязла в нерешаемых проблемах, не способна на самые элементарные реформы, это, скорее всего, последний конструкт, который внешне напоминает власть в государстве. Дальше у власти будут мелькать с периодичностью раз в два года лица бандитов, способных найти в качестве лидера для стояния на митингах сравнительно грамотную говорящую голову.

В этом смысле, кстати, быть может Ахра Авидзба — это надежда. Возможно, ему удастся в будущем из множества никому не подотчетных ОПГ сколотить одну, но сильную, которая мечом и огнем установит некий порядок. Иногда с этого начинаются государства.

Антон Кривенюк, специально для EADaily

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх