Свежие комментарии

  • vilen petrov
    а что тут сказать,если сам президент Зеленский приступник,сейчас там кризис конституционного суда инспирированного Зе...Как команда Зелен...
  • vilen petrov
    а кто читает биогафии кандидатов???почти никто,верят зомбоящику,а уж пропагандоны за 30 сребренников будут расписыват..."Самомедвеженцы" ...
  • Владимир Eвтеев
    Но практически любой троечник СССР знал историю, географию, биологию, математику, физику, химию лучше, чем выпу...У родителей откры...

Главный закон года под ударом: Русские семьи в опасности

Главный закон года под ударом: Русские семьи в опасности

Фото: Андрей Любимов / АГН "Москва"

Пакет изменений в Семейный кодекс, известный как "закон семи сенаторов" – возможно самый важный законопроект 2020 года после принятых изменений в Конституции России. По сути, решается вопрос о том, будет российское законодательство защищать традиционную семью или стремительно пойдёт по пути "западных партнёров" – тех стран, где детей "изымают" из семей без суда и по любому поводу.

Внимание общества обычно приковано к указам президента, законам и постановлениям правительства, имеющим сиюминутное значение. На первых местах в сводках новостей всегда документы о том, на что пойдут деньги государственного бюджета. Однако часто есть смысл отвлечься от сиюминутного и подумать о главном. Например, о законах, которые регулируют в России отношения семьи и государства. Именно об этом – проект целого пакета изменений в Семейный кодекс, подготовленный сенаторами Еленой Мизулиной, Еленой Афанасьевой, Риммой Галушкиной, Александром Башкиным, Максимом Кавджарадзе, Людмилой Нарусовой и Маргаритой Павловой.

Законопроект имеет для российского общества огромное значение – как минимум он должен положить конец страхам граждан перед "ювенальной юстицией", перед возможностью мгновенно и безапелляционно забирать детей из семьи, сделать их сиротами при живых родителях.

Законопроект вызывает у многих острое желание не допустить его принятия. Тут есть место и для опасений бюрократии, и для подозрений насчёт смысла деятельности ювенального лобби. 

Ошибка "Голоса президента"

Повод для обострения споров, как ни странно, дал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, который прокомментировал сообщение РИА "Новости" о том, что правительственная комиссия якобы уже дала отрицательный отзыв на этот законопроект. Дмитрий Песков заявил, что, по его мнению, и депутаты Госдумы, и сенаторы должны ориентироваться на заключение правительства. Заявление пресс-секретаря президента стало поводом для довольно основательного скандала: дело в том, что на момент, когда он давал свой комментарий, заключение правительственной комиссии (некоторые СМИ называют его автором заместителя министра труда Ольгу Баталину) ещё не поступило ни в Государственную думу, ни в Совет Федерации. Приходится предположить, что Дмитрий Песков сам противник "закона семи сенаторов" или в своём комментарии руководствовался утечками из аппарата правительства. Согласно этим утечкам, которые оформились в публикации в социальных сетях, некоторых телеграм-каналах и даже в информационных агентствах, правительственный отзыв действительно "торпедирует" законопроект. Если это так, очень интересно будет посмотреть, с какими аргументами.

Потому что с точки зрения нормального человека с нормальной моралью принципиально возражать против законопроекта невозможно. 

Закон для нормальных людей

В чём наши претензии к "ювенальной юстиции"? Многие поражаются: как же так бездушно действуют чиновники на Западе (да подчас – уже и в России), принимая решение забрать ребёнка из семьи по формальным основаниям, не пытаясь выяснить, любим ли он, хорошо ли ему? Удивление зряшное: чиновники от социальной службы – такие же бюрократы, как все остальные. Условие их существования – строгое выполнение инструкций, а также необходимость постоянно доказывать начальству, что им есть за что платить зарплату. Кому нужен "ювенальщик", который не будет отбирать в определённый срок определённое количество детей? Как можно вычислить КПД его деятельности, как не в отобранных детях на единицу времени? Просто из страха оказаться ненужным такой человек задушит в себе все эмоции и станет демонстрировать свою эффективность. То есть – забирать у как можно большего количества родителей как можно больше детей. Если часть этих решений потом по суду будет отменена – бюрократ не пострадает. Пострадает он, если проявит милосердие – так уж устроена бюрократия. Чтобы чиновник не рвался сломать жизнь как можно большему количеству семей, детям и взрослым, чиновника не надо призывать быть милосердным. Надо ограничить его полномочия, вменить ему в обязанность не ломать, а защищать семьи. Бездушная бюрократия – это машина, робот. Она будет делать то, что ей указано программистом-законодателем и программой-законом. 

Здравый смысл, традиции, обычная мораль

Именно об этом "закон семи сенаторов". На мой взгляд, важнейшая его новация – презумпция добросовестности родителей при осуществлении родительских прав. Недобросовестность родителей не может быть доказана иначе как в суде. Причём, как и со всяким иным преступлением, доказывать свою невиновность и добросовестность родители не обязаны – это должен делать тот, кто подал в суд. И только после решения суда о лишении родительских прав можно забирать ребёнка из семьи. Ни в коем случае не до. А лишение родительских прав – это крайняя (и, следовательно, редко применяемая) мера правовой ответственности родителей – устанавливает законопроект. Нельзя лишать родительских прав направо и налево, просто если люди вам не нравятся, если они слишком бедны. Особенно если они просто бедны.

семьяВажнейшая новация проекта пакета изменений в Семейный кодекс – презумпция добросовестности родителей при осуществлении родительских прав. Фото:  Konstantin Kokoshkin / Globallookpress

Второй важнейший принцип – примат права ребёнка жить и воспитываться в родной семье.

Родственникам ребёнка гарантируется преимущественное право на его воспитание во всех случаях, когда ребёнок остаётся без попечения родителей. При этом законопроект запрещает органам опеки отказывать в передаче ребёнка на попечение его родственникам, если они слишком бедны, если у них нет достаточно большого дома и так далее.

Если совместное проживание не представляет опасности для жизни и здоровья ребёнка – жить с родственниками лучше. И, кстати, нельзя отбирать ребёнка у бабушки и дедушки, даже если родители лишены родительских прав, а специально документы старшие родственники не оформляли.

Ещё раз. Этот тот редкий, на самом деле, случай, когда обыденное в рамках традиционной морали и здравого смысла, бытовое понимание "как лучше" находит отражение в законопроекте. На бытовом-то уровне никто из нас не сомневается, что семья лучше детдома, а родные люди для ребёнка лучше чужих. На бытовом уровне не сомневается никто, но на уровне закона условия слишком жёсткие, а полномочий у бюрократии слишком много. Трагедии сломанных судеб и семей создают не злодеи, а чиновники, которые точно выполняют инструкции. Например, забирают детей из семьи по доносу и по формальным основаниям, а вот возвращают – только по решению суда. Да, сейчас по закону так. Но должно быть иначе.

Ну, и само собой разумеется, что проект закона запрещает заключение брака между лицами одного пола, в том числе сменившими пол. И даёт определение термина "родители" – это кровные мать и отец ребёнка, только так и не иначе.

То есть опять-таки закон говорит о том, что мы и так знаем в своей ежедневной жизни, в чём не сомневаемся, поскольку это заложено в основах нашей культуры – но что ежедневно ставится под сомнение на Западе. 

Правительство против президента?

Альтернативой "закону семи сенаторов" считается законопроект, согласно которому "орган опеки или орган внутренних дел, получивший информацию об угрозе жизни или здоровью ребёнка, направляет заявление о его изъятии из семьи в районный суд. А суд обязан рассмотреть заявление об изъятии ребёнка из семьи в течение 24 часов в закрытом заседании с участием прокурора и родителей. Решение суда является основанием для немедленного изъятия ребёнка у родителей, которое осуществляется судебным приставом".

Понятно, что при таком отношении к делу отобрание будет происходить столько раз, сколько органы опеки сочтут правильным, потому что родители просто не смогут себя защитить. Сам факт обсуждения такого законопроекта означает наличие в стране серьёзного и сильного "ювенального лобби". И, возможно, у этого лобби есть заказчики. Люди, которым хотелось бы, чтобы существовал рынок усыновлений, на котором покупателями выступали бы, в том числе, и "нетрадиционные" родители.

https://vk.com/video-75679763_456255236

Между тем, если предположить, что отрицательный отзыв правительства действительно в ближайшее время окажется в Государственной думе, возникнет интересная и неожиданная (чтобы не употреблять много более сильных выражений) коллизия.

Получится, что российское правительство выступает против законотворческой линии, заданной президентом. Дело в том, что президент всего несколько дней назад внёс в Госдуму проект закона, который, в развитие статьи 79 обновлённой Конституции, запрещает применять в России правила международных договоров, касающиеся семейного законодательства, если их трактовка будет противоречить не только Конституции, но и "основам правопорядка и нравственности".

Конкретно этот внесенный президентом законопроект всего лишь не даёт признавать в России гей-браки, заключённые на Западе. Но понятно, что такой закон – это не артефакт, не что-то уникальное и ни на что не похожее в российском законодательстве. Напротив, президент таким образом задаёт направление для законотворчества. Соответствие основам нравственности – это целый принцип, который теперь должен лежать в основе семейного законодательства. Очевидно, что "закон семи сенаторов" создаёт движение в том же направлении – защищает традиционные семейные ценности и саму семью от западных нововведений.

С этой точки зрения, следует предположить, что отзыв правительства, даже отрицательный, не будет окончательным, не закроет возможности для законотворчества. Вполне вероятно, что в связи с этим отзывом в законопроект будут вноситься какие-то серьёзные изменения. Однако вектор – защищаем традиционную семью от посягательств – должен остаться неизменным. В противном случае – а зачем Конституцию-то было менять?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх