Свежие комментарии

  • Владимр Семкин
    Автор не держи нас за лапшу, кто будкт строить олигарх или миссионер шойгу со стройбатом, или гастробайтеры или китай...Новое освоение Си...
  • Konstantin Петров
    ВОЗ это внеправительственная контора, живущая на деньги спонсоров. А кто платит, того и облизываютМир Хаксли станов...
  • Прохожий по жизни
    Перспективный мужик.Средневековая бес...

За вычетом Советского Союза

За вычетом Советского Союза

В происходящем в США противоборстве двух мифов о Второй мировой войне – голливудского и «научно-академического», неизменно проигравшей стороной оказывается историческая правда.

Когда вы с кем-то не согласны и намерены ему возразить, никогда не пользуйтесь пересказом слов оппонента из «третьих рук». Потому что велик риск ринуться опровергать то, чего он в действительности не говорил. Именно поэтому в таких случаях я всегда обращаюсь к первоисточнику. В данном случае благодарен редакции газеты «Известия» за подсказку о публикации в американском журнале «Тайм» интервью с неким профессором военной истории, который, как утверждает российское издание, «развеял пять мифов о второй мировой войне».
Столь категоричная формулировка, которую, судя по полному отсутствию критического к ней отношения, местная редакция готова принять на веру, побудила меня обратиться к оригиналу, чтобы оценить степень весомости и убедительности данного «развеивателя мифов». 
Желающие ознакомиться с ним самостоятельно могут сделать это здесь.

Я же позволю себе заняться тем, что полностью отсутствует в российской перепечатке. А именно критическим осмыслением прочитанного. 
Пройдём по пунктам, заявленным самим профессором военной истории Робертом Ситино, который, если верить Википедии, считается в США одним из ведущих специалистов по теме Второй мировой войны.

Тем более что этих пунктов не так уж и много. Всего-навсего пять.
Для большей чистоты дискуссии буду сначала цитировать каждый из его основных тезисов, а затем давать ему собственную оценку. 

Пункт первый

«Миф: Президент Франклин Д. Рузвельт знал о нападении на Перл-Харбор заранее.
Самый большой из мифов, о котором меня постоянно спрашивают и который я развенчиваю большую часть своей карьеры, это идея о том, что Рузвельт знал о Перл-Харборе заранее и всё равно позволил этому случиться. И потому несёт ответственность за хладнокровное убийство почти 2500 американских военнослужащих. 
Я называю это самым большим мифом Второй мировой войны. Люди готовы развлекаться самыми безумными теориями заговора. Нет никаких документов, которые хоть сколько-нибудь намекали бы на то, что Рузвельт знал о Перл-Харборе заранее. С самого начала существовала группа учёных, которых можно назвать ревизионистами, у которых есть целая теория, что Рузвельт втянул нас в войну через чёрный ход. В книге Джона Толанда 1982 года описан “Моряк Z”, который получил сообщение о готовящемся нападении на Перл-Харбор и передал его своему начальству, но оно так и не было обработано. В ответ на всё это я говорю, что собрать картину развединформации не так просто, как кажется. У вас миллион сообщений, и 99% из них – пустой шум». 

Во-первых, бросается в глаза общий уровень аргументации этого «крупнейшего специалиста в области военной истории», которого цитирует одно из самых влиятельных и многотиражных изданий США. Я бы назвал это продуктом клипового мышления и откровенной работой на самую невзыскательную, малограмотную, но, увы, самую массовую аудиторию, которая вообще не в состоянии осилить реальную, то есть глубинную логику крупнейших мировых событий. И потому нуждается в крайне облегчённых, клиповых «объяснениях», состоящих из ярких картинок и фраз, которые сами по себе ничего не значат, но воспринимаются проблесковым сознанием как единственное доступное его пониманию. 

На самом деле, подобным способом как раз и формируются те самые исторические мифы, за разоблачение которых якобы взялся данный профессор.

Что же касается исторической сути его высказываний, то верхом нахальства является само их рассмотрение на столь примитивном уровне, на котором полностью отбрасывается в сторону та фундаментальная основа мировой политики, логическим следствием и практическим результатом которой являются подобные конфликты.

В рамках решаемой профессором сугубо утилитарной задачи пропагандистского форматирования массовых американских мозгов, всё это просто не нужно. Но поскольку нас всё ещё, смею надеяться, интересует не только подобная жвачка, считаю необходимым кое-что напомнить.

В частности то, что преддверием Второй мировой войны на Тихом океане стало нарастание откровенно империалистического соперничества между США, претендовавшими уже тогда на статус мировой империи и Японией, у которой были более скромные, но тоже вполне имперские аппетиты. Кончилась эта грызня двух классических империалистических хищников тем, что США, используя всю силу своего влияния в Азии, фактически лишили Японию доступа к энергоресурсам в форме так называемой «нефтяной блокады». Что, по сути, поставило эту страну на грань катастрофы. 

Но американский профессор, окормляющий нужными смыслами тамошнюю публику, похоже, хочет попутно и нас убедить в том, что президент США Франклин Д. Рузвельт, который эту политику удушения Японии сам и проводил, совсем не догадывался о её неизбежных последствиях! Может быть, в Америке действительно все настолько тупые, что не способны связывать такие элементарные вещи. Но мы-то, надеюсь, ещё нет? 

Для руководства США было вполне очевидно, что их политика в отношении Японии была ничем иным, как прямой провокацией войны. Именно это и было их стратегической целью. Поэтому сказки о том, что «Рузвельт ничего не знал», что в данном случае равнозначно полному отсутствию у него мозгов, ничего, кроме брезгливого недоумения, вызвать не могут. Рузвельт бы одним из умнейших американских президентов. Это исторический факт. Не зря же он просидел на своём посту целых 12 лет! 

Что же касается ссылок профессора на то, что разведка, дескать, не всесильна и всегда трудно выбрать из массы сообщений самое важное, то замечу лишь то, что это обстоятельство никак не помешало американскому военно-морскому командованию, как раз накануне удара японского флота по базе на Гавайях, убрать оттуда под видом учений весь свой авианосный флот. И оставить в бухте только престарелые линкоры времён первой мировой войны. 

При этом следует понимать, что авианосцы в те времена ещё не были полностью самостоятельным видом военно-морских вооружений и по всем боевым уставам того времени могли действовать в бою и, соответственно, на учениях только под прикрытием линейных кораблей. 

То есть выход с море одних авианосцев в сопровождении только нескольких крейсеров и эсминцев сам по себе противоречил канонам военной науки того времен. И мог быть продиктован только ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬЮ! Линкоры должны были оставаться в Перл-Харборе, иначе бы японцы, которые контролировали ситуацию в реальном времени, просто не стали бы атаковать пустую гавань. И соответственно поломали бы все планы Вашингтона по втягиванию Японии в заведомо проигрышную для неё войну, которая открывала США прямой путь к контролю над Тихим океаном и к мировому господству, что в дальнейшем и произошло. И которая, судя по логике как политико-экономических, так и военно-стратегических действий США была спланирована ещё накануне Второй мирровой войны.

И, конечно же, верхом наигранной наивности выглядят слова г-на Ситино про «отсутствие подтверждающих документов». Как будто он не знает, что наиболее секретные бумаги до сих пор хранятся в самых глубинных и недоступных архивах западных стран с бессрочным запретом доступа. А если это не так, то пускай он мне покажет хотя бы один рассекреченный документ, касающийся более чем странного полёта заместителя Гитлера Рудольфа Гесса в Англию в мае 1941 года и сути его переговоров там, которых якобы не было. Но которые, как многие считают, определили весь дальнейший ход второй мировой войны и более чем странную трехлетнюю медлительность союзников с открытием второго фронта в Европе. Но он мне ничего не покажет, потому что срок секретности этих бумаг был недавно продлён ещё на тридцать лет. 

Пункт второй

«Миф: Эрвин Роммель, известный как “Лис пустыни”, был самым великим германским генералом за всю историю.
Роммель был горным стрелком в Первую мировую войну. Он усовершенствовал искусство быстрой внезапной атаки – его войска внезапно появлялись над горным хребтом, заставая врага врасплох. И он был награждён эквивалентом американской медали Почёта немецкой армией. В межвоенный период он преподавал тактику в немецкой военной школе. Однажды он привлёк внимание Гитлера, и Гитлер полностью спонсировал его карьеру, сделал его тем, кем он был. В конце концов, Роммель стал командовать довольно большими силами в Северной Африке, Африканским корпусом, и именно здесь он стал известен как Пустынный Лис, с его тактикой, основанной на внезапных маневрах, быстрых атаках, ночных маршах, которые сбивают врага с толку.
Но он никогда не сможет одержать окончательной победы. Например, он никогда не доберется до Суэцкого канала. Почему? Потому что его не волнует логистика. Он просто думает, что логистика и снабжение это чужая проблема. Логистика – это всё в борьбе в пустыне. Каждая бутылка воды, каждый снаряд, каждый сменный протектор бака должны были быть отправлены из континентальной Европы через Средиземное море в Северную Африку. Это не значит, что ты просто идёшь в магазин и покупаешь что-то. Логистика – это искусство современной войны. Это не просто беготня по сельской местности. Роммель хорошо бегал по сельской местности, но не был особенно хорош в управлении. Его последним актом была попытка предотвратить День “Д”, вторжение западных союзников 6 июня, и он на 100% не смог этого сделать». Во-первых, мне никогда не приходилось слышать, чтобы в серьёзной исторической науке кто-либо считал Эрвина Роммеля «самым великим германским генералом всех времён».

Очень похоже на то, что и в данном случае американский профессор опровергает не столько исторические мифы, сколько крепко засевшие в головах его соотечественников голливудские «мыльные оперы» на военную тему, где главными героями всегда выступают сами англосаксы. А чтобы их «крутость» была поистине безразмерной, им в обязательном порядке должны противостоять самые талантливые, а ещё лучше гениальные немецкие полководцы. Именно в этом качестве в огромном количестве местных боевиков и растиражирован Роммель. 

Но самым интересным в этом «опровержении мифа» является то, что оный «опровергатель» сам занимается самым банальным мифотворчеством, когда утверждает, что главной причиной военных неудач Роммеля были проблемы с материальным снабжением его Африканского корпуса. Почему то эти «проблемы» совершенно не мешали Роммелю бить англичан в хвост и в гриву по всей Северной Африке, вплоть до осени 1942 года, когда его войска потерпели действительно серьёзное поражение под Эль-Аламейном. 

И да, тогда у «Лиса пустыни» действительно возникли проблемы со снабжением. Но вовсе не потому, что героические англосаксы «перекрыли ему кислород». Но только лишь потому, что все немецкие ресурсы к тому времени поглощал огромный Восточный фронт, где как раз тогда разворачивалась гигантская битва под Сталинградом. И Гитлеру в тот момент резко стало не до завоевания Африки. Но американский «разоблачитель мифов» о ключевой роли Советского Союза в борьбе с нацистской Германией молчит, как рыба об лёд. И понятно, почему молчит. Потому что именно миф о решающие роли самих США в победе над нацизмом является ключевым пунктом всей американской альтернативной истории. 

И уж совсем неказисто выглядит утверждение этого профессора о том, что Эрвин Роммель якобы пытался, но не смог остановить вторжение западных союзников в Нормандию в июне 1944 года. У меня в этой связи только один вопрос. Чего ради оный фельдмаршал, который вместе со всем остальным высшим генералитетом немецкого Западного фронта, был активным участником заговора против Гитлера, а главным смыслом этого заговора был именно мир с Западом для совместной войны против СССР, должен был пытаться остановить западное вторжение в Европу? Не вижу для этого ни малейших причин. 

Тем более, что версия о фактической, а возможно даже заранее согласованной сдаче Франции немцами, хотя и тщательно обходится в западной «исторической науке», но, тем не менее, подтверждается очень многими фактами крайне странной для многоопытной немецкой армии и её испытанных генералов нерасторопности, проявленной в первые дни боёв, что позволило союзникам успешно высадиться и развить наступление, несмотря на наличии во Франции миллионной немецкой армии. 

Но это, повторяю, как раз та самая правда, которую тамошние профессоры военной истории никогда не признают. Просто потому, что она им невыгодна.

Пункт третий

«Миф: Гитлер исключительно сам был виноват в поражении Германии во Второй мировой войне.
Эта идея присутствует в 90% книг, написанных о войне в Европе, а именно: каждая ошибка, каждый неправильный поворот, который сделали немцы, каждое глупое наступление, которое они решили начать, было идеей Гитлера. Я бы с удовольствием обвинил во всём Гитлера; он, безусловно, начал Вторую мировую войну, и он автор Холокоста, в этом нет никаких сомнений. Но он, конечно, не был ответственен за каждое плохое решение, которое принимала немецкая армия, за каждое гнилое наступление, которое она предпринимала, и за каждый неправильный поворот, который она делала, потому что генералы были на стороне Гитлера на каждом шагу. Они любили его, когда он был правым политиком, который обещал восстановить гордость Германии. Они любили его, когда он пришёл к власти и начал перевооружать страну, потому что это означало, что армия стала больше и внезапно появилось место для продвижения всех этих офицеров, которые застряли в 1920-х и 1930-х годах.
Когда немецкие генералы писали свои мемуары после войны, они рассказывали эту басню: “Гитлер поставил нас всех под угрозу”. Но они удобно забывают об энтузиазме, с которым выполняли его планы, и оставались верными до самого конца. Высшие немецкие офицеры, генералы, несут большую долю ответственности за развязывание войны, за ведение войны и за то, чтобы война продолжалась намного дольше, чем любые шансы на победу».

В данном случае, при всём моём критическом отношении к высказываниям профессора Роберта Ситино, готов разделить его точку зрения по поводу явной антиисторичности действительно расхожей западной версии насчёт уникального идиота Гитлера, который якобы один во всём виноват. Эта, с позволения сказать, «концепция» получила на Западе большое распространение не просто так, но именно потому, что она помогала тамошним писателям слов обходить полным молчанием роль других факторов, определивших конечное поражение Третьего рейха и, прежде всего, роль в этом исходе Советского Союза и его Вооружённых сил. 

А поскольку других факторов сравнимого, фатального для Германии уровня на протяжении всей войны не было вообще, то всяческое раскручивание темы «никудышного полководца», а то и вовсе психопата Гитлера, как единственной причины немецкого поражения, идеально вписывается в матрицу англосаксонского толкования мировой истории. Где роль нашей страны, тем более роль решающая, отсутствует в принципе.

Так что наш профессор отличается от 90% остальных западных пропагандистов лишь тем, что в его мифе главную роль в поражении рейха играют немецкие генералы целиком, а не только один фюрер. Но, ни в коем случае не Советский Сою и его народ. Дескать, если бы все эти роммели и манштейны были чуть-чуть умнее и удачливее, то всё было бы совсем иначе. Что тут можно сказать, кроме классического «Свежо предание, да верится с трудом!». К тому же никакое оно уже давно не свежее. 

Пункт четвёртый

«Миф: Япония могла бы выиграть Вторую мировую войну, если бы только японцы разбомбили нефтебазы в Перл-Харборе в дополнение к кораблям.
Я слышу это всё время. Многие аналитики говорят, что Япония должна была нанести удар по нефтебазе, нефтяным резервуарам, портовым сооружениям, ремонтным ангарам.
Я думаю, что это могло бы отсрочить победу США самое большое на несколько месяцев. Япония не хотела завоёвывать Америку. Я просто не представляю, как японцы плывут в Калифорнию и с боем пробиваются на берег, и уж точно не пробиваются через всю страну к другому побережью. То, чего хотела Япония, было своего рода ограниченной войной: уничтожить наш флот и построить большую тихоокеанскую империю, свободную от американского вмешательства, пока мы восстанавливали наш флот. К тому времени, когда мы будем готовы к действиям, оборонительный периметр Японии будет настолько силён, что у Соединённых Штатов не хватит воли пробиться через Тихий океан.
Воскресное утро – особенное время, по крайней мере, оно всё ещё было в Америке в 1940-х годах, и это неожиданное нападение японцев среди бела дня означало, что американцы были готовы сделать практически всё, принести любые жертвы, действительно, пробиться через Тихий океан. Есть более серьёзные проблемы, чем то, уничтожила ли Япония топливные баки, потому что мы бы восстановили эти топливные баки, и в какой-то момент мы бы пришли в Японию».

Насчёт степени «неожиданности» японского нападения для руководства США мы уже написали выше. Что же касается «решимости американского народа пройти через весь Тихий океан», которой ещё 6 декабря 1941 года у него даже в мыслях не было, то провокация с «вероломным нападением коварных самураев на мирный американский флот» как раз и понадобилась для того, чтобы погнать всю Америку на войну. 

Профессор не так наивен и глуп, как многие американцы, которые «знакомы» с мировой историей только по голливудским блокбастерам типа «Перл Харбор». Потому его и позвали в журнал «Тайм». Чтобы подкорректировать слишком уж свёрнутые набекрень Голливудом американские головы в сторону хотя бы элементарной логики. И, конечно же, он вполне прав, когда говорит, что никакая бомбёжка нефтебаков на Гавайях не могла изменить ход второй мировой войны. А то, что в США подобные глобальные темы обсуждают на таком примитивном уровне, красноречиво свидетельствует о глубокой правоте сатирика Михаила Задорнова, убедительно объяснившего причину умственных затруднений Америки. 

Но г-н профессор, возможно, нехотя подтверждает, таким образом, именно то, что категорически отрицает в своём первом пункте. А утверждал он то, что руководство США якобы ни сном ни духом не ведало о японских планах, которые, дескать, застали его врасплох. На самом деле, обо всём они знали и всё они видели, потому что сами же всё это и готовили. В своём излюбленном стиле больших и малых провокаций, из которых, собственно, и соткана вся американская внешняя политика.

И здесь они всё точно просчитали. И, конечно же, никакие гавайские нефтяные баки и ремонтные мастерские на этой глобальной чаще весов никакого веса не имели. 

Да и спорит этот профессор опять же не с реальной исторической наукой, пусть даже западной. А скорее с недавно нашумевшим американским сериалом «Человек в высоком замке», который как раз и рассказывает довольно убедительно и реалистично о том, как японцы захватили половину Соединённых Штатов и сделали их своей колонией. 

За вычетом Советского Союза

Вот только разоблачение киномыла, сделанного в жанре «альтернативной истории», никак не приближает американскую массу к пониманию реальной подоплёки Второй мировой войны и подлинной роли в ней их собственной страны. Именно на всех путях к такой правде бдительно стоят, а скорее лежат поперёк дороги, местные профессоры истории, подобные нашему визави. 

Пункт пятый

«Миф: Поворотные пункты Второй мировой войны. 
Если вы читаете историю Второй мировой войны, то знаете, что различные авторы придумывают десятки её “поворотных моментов”. В Тихом океане, говорят, он случился в середине июня 1942 года, когда американские войска потопили четыре японских авианосца. Многие до сих пор говорят “Сталинград”. Немцы были глубоко внутри Советского Союза, когда Советы начали контрнаступление в ноябре 1942 года и отрезали большую немецкую армию под Сталинградом и, в конце концов, немцам пришлось сдаться. Другие говорят, июль 1943 года, Курская битва. Есть и другие люди, которые говорят, что настоящий перелом во Второй мировой войне наступил, когда западные союзники высадились в Европе 6 июня 1944 года. Русские возражают против таких разговоров, потому что они воевали с немцами уже целых три года. Так что дело в том, что если есть так много поворотных моментов во Второй мировой войне, то я просто не уверен, что они есть. Я думаю, что этот термин берёт чрезвычайно сложное явление, такое как глобальная война, и сводит его к терминам, которые чрезмерно упрощены».

На самом деле американский профессор применяет в данном случае тактику, хорошо известную в политике: «Если какой-то процесс невозможно остановить, то его надо возглавить». В данном случае она работает так. Если поворотное всемирно-историческое значение таких советских побед, как Сталинградская битва и сражение на Курской дуге невозможно замолчать в принципе, что на данном этапе пока преждевременно даже для западной «исторической науки», то их нужно просто растворить в куче других якобы равноценных событий того времени. Либо объявить само понятие «поворотного пункта» ненаучным.

На самом деле это не более чем псевдоисторическая спекуляция и вульгарная подтасовка, с помощью которых наши бывшие западные союзники пытаются не столько даже натянуть одеяло на себя, сколько стащить его с СССР. При этом они очень не любят разговаривать на языке конкретных цифр и бесспорных исторических фактов. И не любят именно потому, что в таком случае их попытки свалить всё без разбору в одну кучу начинают выглядеть уж очень неубедительно. 

А фактом является то, что Советский Союз перемолол в три раза больше вооружённых сил гитлеровской Германии, чем все союзники вместе взятые, что СССР в одиночку противостоял нацизму на полях сражений в Европе в течении трёх самых кровавых и решающих лет войны, что уже к 1944 году и без всякого второго фронта он мог самостоятельно освободить от гитлеровцев весь европейский континент, чего никогда бы не смогли сделать англосаксы без участия СССР.

Обо всём этом никакие американские профессора никогда своему народу не расскажут. Потому что, если только попытаются, они моментально станут «персона нон грата» для журнала «Тайм» и всех остальных тамошних средств массовой пропаганды. Да и хлебное место профессора тоже можно в одночасье утратить вместе с видами на профессорскую пенсию. Таковы правила той игры в «демократию», в рамках которой они там, на Западе живут и сочиняют свою собственную альтернативную историю с главной ролью в ней себя любимых и за вычетом всех остальных. В первую очередь, разумеется, за вычетом России. Что мы в данном случае и наблюдаем.

 

Художник: А. Сытов.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх