Свежие комментарии

  • Сергей Росси
    Не останутся. В Москве вот среднеазиаты приезжие плодятся , только в путь...ТЕРЯЕМ ПО ГОРОДУ ...
  • Татьяна Бушмелева
    Мажорам интересна высокая оплата их элитного время препровождения. Сколько разных "евросоветов" и прочих мировых сове...ТЕРЯЕМ ПО ГОРОДУ ...
  • Elena Zginnik
    ну если ещё и лет,то в таком случае жалуйтесь Путину и ЕР(хотя и тогда цифры не зашкалят слишком высоко)...Олигархи приготов...

"Греф немножко слукавил": Секреты Сбера и главная битва Центробанка

Греф немножко слукавил: Секреты Сбера и главная битва Центробанка Фото: Zamir Usmanov/Globallookpress

Банкиры опасаются оттока средств из-за конкуренции с Центробанком. Но на Неглинной успокаивают: не переживайте. Более того, они зря пугают ростом ставок из-за введения цифрового рубля. Происходящее в этой непростой сфере обозреватель "Первого русского" Юрий Пронько обсуждает с членом совета ТПП России по финансово-промышленной и инвестиционной политике Тимуром Аитовым. В дискуссии раскрыли и секреты Сбера, и детали главной битвы Центробанка, не говоря уже о лукавстве Германа Грефа.

Команда Эльвиры Набиуллиной подробно ответила на все претензии и страхи, которые испытывает банковский сектор. Действительно, заявление ЦБ о возможном появлении в России цифрового рубля вызвало настоящий переполох. В окружении главы Сбера Германа Грефа заявили, что отток средств из банков в цифровую валюту может составить от 2 трлн до 4 трлн рублей в течение трёх лет, что в свою очередь может привести к дефициту ликвидности и росту ставок по кредитам.

ЦБ окружает... "заботой"

Юрий Пронько: – У меня сложилось очень чёткое ощущение, что банкиры серьёзно напряглись после всех этих заявлений Центробанка.

Тимур Аитов: – Вы правы, уже было много обсуждений, они высказывали свои опасения.

Банки помельче цифрового рубля и боятся меньше – где им взять деньги, чтобы перестроить свои системы для работы с цифровым рублём? А крупные, конечно, опасаются оттока и клиентов, и денег...  

– То есть тут каждая из сторон лукавит. Одни делают вид, что проблем нет, хотя проблемы существуют. Если, к примеру, будет введён второй вариант, который предлагает ЦБ, когда кошельки будут напрямую открыты банкам России. А другие опасаются оттока ликвидности, потому что сейчас на этом стоят и зарабатывают.

– Есть ещё и вариант четвёртый, при котором могут быть использованы банки в качестве Payment Services Providers - поставщика платёжных услуг. То есть будут работать со счетами клиентов, потому что эти счета находятся в Центробанке. Но не факт, что так будет на самом деле.

https://vk.com/video-75679763_456259891

Сейчас их успокоили, а потом окажется, что ЦБ организует свою финтехкомпанию, которая как раз и будет работать со счетами клиентов в Центробанке. Мы же знаем, что ЦБ тоже создаёт свою экосистему. Только она В2С – "бизнес для потребителя". А Сбербанк представит B2B – "бизнес для бизнеса". Кстати, система быстрых платежей, система передачи финансовых сообщений, даже карта "Мир" – тоже элементы экосистемы Центробанка.

И та же Эльвира Набиуллина как-то отметила, что рост экосистем одного из банков – это вызов.

– Как всегда, она его не назвала, но все поняли, о каком банке идёт речь.

– Но ведь и сама она тоже создаёт экосистему, она тоже вышла за периметр, за границу, в которой обычно работает Центральный банк. ЦБ должен регулировать, осуществлять надзор за курсом рубля. То есть Центробанк перешёл в плоскость получения коммерческих доходов.

– Собственно, Набиуллина сама создала как этого монстра Германа Грефа, который сейчас всё больше расширяется, так и олигополию, проведя зачистку банков под видом "оздоровления сектора". Можно сколько угодно спорить, но Центробанк – государственный, как бы ни был сформулирован закон о Банке России. Председатель ЦБ предлагается президентом России, утверждается парламентом. При всей своей независимости ЦБ подконтролен. При этом очень сложно уловить грань между интересами государства и частными интересами. Сбер – это яркий пример, что грань уже стёрта.

– Если говорить об экосистеме именно Сбербанка, то она не такая уж могущественная и мощная. Она даёт всего 1% от всех доходов, которые получил Сбер в прошлом году. А это 50 предприятий, которые он купил и встроил в свою экосистему.

– А в проектах ещё и дальнейшее расширение будет…

– Но ведь ещё и над имеющимися предприятиями надо работать, интегрировать в систему, создать единое информационное пространство, единый индикатор наконец. Пока же я не вижу, чтобы все сервисы были достаточно интегрированы, синергетический эффект пока не достигнут. Но если Сбер будет заниматься перестройкой всей огромной инфраструктуры, то это тоже потребует дополнительных расходов, и не факт, что он их сможет быстро отбить.

Гигант нарушает закон, но... просто так сложилось

– А вот свежая новость о том, что Сбер инвестирует 35 млрд в Goods.ru. Это электронная торговля. Я мало знаю таких игроков, которые могут позволить себе подобные расходы.

– А это уже вопрос к Центральному банку, который должен, как регулятор, следить за ситуацией и запрещать покупать непрофильные активы.

– Экосистема – это же уже не банк или это банк?

– Это уже не банк.

– Соответственно, и регулирование на неё не распространяется?

– В ядре экосистемы находится банк, и вся она держится за счёт этой банковской деятельности. Если не будет у экосистемы такого ядра, не думаю, что она сможет функционировать.

– Но это же опасная ситуация. Получается, благодаря своему олигопольному положению, он может захватывать новые отрасли и сектора.

– То, что он нарушает антимонопольное законодательство, уже чётко видно. Но и это потому, что есть законы, которые приняты были ещё в прошлом веке. С этим вопросом надо к нашим законодателям обращаться. Посмотрите, конгресс США прошлым летом рассматривал деятельность уже других экосистем, которые существуют не на основе банков. И эти экосистемы тоже стараются выйти за рамки своей небанковской активности. Помните, Facebook объявил, что будет выпускать стейблкойн Libra. Теперь стало известно, что Apple собирается кредитную карту выпускать. Пока их местные регуляторы как-то сдерживают подобную активность.

 – Самые жёсткие разборки идут по Google. Уже предъявлен иск, и это даже покруче, чем претензии Федеральной торговой комиссии США к Facebook.   

– Я думаю, что и в нашей стране тоже поднимется вопрос о регулировании деятельности экосистем как особых образований. Просто сейчас эта экосистема чуть ли не в единственном экземпляре существует.

– Она не единственная, но самая крупная и уникальная. То, о чём вы сказали, да. Набиуллина на Гайдаровском форуме заявила о беспрецедентной ситуации – такого нигде нет, чтобы экосистема создавалась на базе банка. Но Сбер имеет хорошие шансы создать прибыльную экосистему, которая действительно может создать дополнительные возможности для развития бизнеса электронных сервисов и встать в один ряд с Google, Amazon и Netflix благодаря своим финансовым ресурсам, опирающимся на банковскую деятельность. Есть момент, которого очень сильно опасается Греф. Речь идёт об активном продвижении на территории России иностранных игроков.

У меня очень ровное отношение к конфликту, который происходит между ЦБ и Сбером. Но то, что он происходит, очевидно для всех. В этой связи у меня возникает вопрос. Если мы так выступаем за конкуренцию, если мы выступаем за свободу передвижения товаров, капиталов, за использование всех механизмов рыночной экономики при регулировании со стороны государства, почему мы боимся пустить на российский финансовый рынок иностранных игроков? Вы прекрасно уже поняли, куда я клоню... Если ты такой умный, если ты такой эффективный, если ты действительно показываешь высочайшую норму прибыли, так давай поконкурируем по-взрослому и пустим сюда тех, кто на равных будет с тобой говорить!

– Греф немножко слукавил, когда сказал, что выиграет за счёт команды, за счёт цифровизации, за счёт каких-то технологий. На самом деле у него большая поддержка наших законодателей. Потому что у нас банк является объектом КИИ – Критической информационной инфраструктуры, – и там есть такой специальный закон 187-ФЗ, который предъявляет особые требования к этим объектам. И я не думаю, что какой-то западный банк впишется в эти жёсткие нормы закона. Так что конкуренция с западными банками ему не грозит. Кроме того, Греф забыл упомянуть, что Сбер по западным меркам достаточно небольшой банк. Поэтому он здесь даже не сможет с ними конкурировать.

https://vk.com/video-75679763_456259387

То есть это лукавство. Мол, я такой крутой, у меня есть крутая команда, но я прекрасно знаю, что государство в лице законодателей не пустит ко мне реальных конкурентов.

– Тогда как выглядит модель дальнейшего развития?

– Конечно, все регуляторы будут бороться с такими непокорными, скажем, экосистемами. Поэтому противодействовать будут все, хотя это достаточно сложно. Например, Apple перехватил у банков в мировом разрезе первенство при разработке платёжных технологий Apple. Что касается остальных игроков, то пока они не выступили активно, но тоже могут выступить. Например, если SEC (Securities and Exchange Commission – ред.) – американский регулятор фондового рынка, разрешит Цукербергу выпустить свой Libra, или, как он его называет, стейблкойн.   

– Но Павлу Дурову не разрешили. Более того, Дурова так отстегали, что мало не показалось.

– А Цукербергу, если разрешат, то там будет 2 млрд пользователей. Так что получится очень популярная валюта во всём мире, которая будет уверенно конкурировать со всеми фиатными.

– Получается, что отказ Дурову в размещении – это было лукавство с их стороны. И если Цукерберг получит такое добро, то Дуров – никогда, при этом он постоянно подчёркивает, что его Telegram – это не российский бизнес. Но даже в этой ситуации, якобы нероссийского бизнеса, его долбанули и отодвинули. 

– Ну, отодвинули. А в случае с Цукербергом многие собираются реализовать эти идеи – цетробанковские валюты. Ведь Центробанк наш... Он же не в одиночку выпускает свой цифровой рубль, эта тенденция прослеживается во всём мире. 

Цифровой рубль – это благо?

– То есть мы возвращаемся опять в "цифру".

– Нет, просто ситуацией кто-то дирижирует из-за кулис. Управляет этим внезапно возникшим желанием центробанков запустить цифровые деньги, там, по-моему, 66 центробанков сейчас запускают то, что называется СDBC – Central Bank Digital Currency. Как-то всё это внезапно...

– Причём несколько лет назад наш ЦБ был категорически против.

– Категорически. А сейчас риторика совершенно поменялась. Вот этот закон 259-ФЗ о цифровых активах, который вступил в силу с 1 января, был принят в прошлом году. Сейчас, я думаю, он уже устарел, если его рассмотреть в ключе цифрового рубля. Он в принципе запрещает принимать платежи в цифровых активах и криптовалюте на территории России. Хотя такие сервисы уже работают у нас.

– Фактически мы близки к финансово-технологической революции?

– Да, совершенно верно. Вот эти остальные игроки должны будут перестроить свои системы. Если они не перестроятся, не начнут работу, они проиграют. Потому что всё, что задумано в этом цифровом рубле, или цифровой фиатной валюте, вот этот CDBC, будет реализовано, и это здорово поменяет весь рынок платежей. А выиграем как раз на самом деле мы.

Вот, я так и знал, что вы мне этот пас сделаете. А если рассмотреть с точки зрения обывателя, что происходящее для него будет означать? Потому что очень много опасений: ага, они, эти сволочи, нас хотят под полный контроль забрать, наличка – это лучше, чем вот это всё... Люди, по-моему, до сих пор ещё не понимают, что мы давно под контролем находимся, причём под тотальным. И это не шутка.

– Действительно, многие опасаются потери конфиденциальности. Но она уже потеряна. А остальное, получается, для граждан только плюс, потому что если все счета переведут в Центробанк, то они будут в большей мере защищены. Потом легче будет бороться со злоумышленниками. Потому что каждый цифровой рубль имеет своё имя, отчество и фамилию. Объясню, чтобы было ещё понятнее: допустим, у вас лежит 100 рублей на каком-то банковском счёте, или на картсчёте, который управляется с помощью карты, эти 100 рублей одинаковы с лица. Но с помощью цифрового рубля можно отследить не только последнюю транзакцию, а весь путь, как рубль переходил из рук в руки. Всю его историю в момент его появления.

– Это благо? Такое полное расчехление?

– Да, если гражданин не нарушает законы. 

– И тут уже уши фискальщиков появляются.

– Конечно, очень удобный инструмент, понимаете, потому что эти цифровые рубли будут, как говорят эксперты, окрашены. То есть у них будут определённые признаки, которые не только на уровне граждан позволят отслеживать движение этих рублей, но и на уровне страны.

– Цифровой рубль – это уже 2021 год? Или ближайшие годы?

– Я думаю, даже и в 2021 году – это ещё пилотный проект. А полный переход – вопрос долгосрочной перспективы. 

– Но и Греф тоже параллельно запускает сберкойн.

– Это мы ещё нескоро увидим...

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх