БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Lora Некрасова
    Одно впечатляет, Байден уже не первый президент, который невольно старается подражать Путину. Это говорит только о т...Байден пытался по...
  • Lora Некрасова
    У Черненко было плохое здоровье. Он часто и тяжело болел: лёгкие, бронхи, серце. Но он был совершенно адекватным чел...Байден пытался по...
  • Андрей Блок
    А как насчет офшоров? Как у Грудинина? Или как-то по-другому? У него заявили наличие 16,5 тыс. долларов акций какой-т...Выкормыши крысино...

«Русские хакеры» оказались американцами из спецслужб

Киберпреступник есть, но это не Россия?

«Русские хакеры» оказались американцами из спецслужб
Фото: PA Wire/PA Images/TASS

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.


Столкнувшись с проблемами со всех сторон — от бесцеремонного (буквально) отъезда из Афганистана до различных киберпреступлений, в которых обвиняют Россию, — президент Байден, чтобы продемонстрировать, что у него присутствует мужественность, вынужден отвечать на вызовы и со стороны таких людей, как Дэвид Сэнгер из New York Times.

Позволит ли Байден пристыдить себя, чтобы его заставили предпринять «какие-то видимые действия» против России, — нечто гораздо более сильное, чем просто еще одно «словесное предупреждение»? Что может пойти не так?

Ответ? Многое может пойти не так. Даже автор статьи Times, издеваясь над Байденом, чтобы тот доказал свою мужественность, оставил след ответственной зрелости, включив вот это предостережение: «…хотя США могут обладать тем, что г-н Байден называет „значительными кибервозможностями“», использование их в целях нападения сопряжено с серьезным риском.

Times предупреждает, что США «также более уязвимы для кибератак, чем большинство стран, потому что они настолько оцифрованы, и большая часть их критической инфраструктуры принадлежит компаниям, которые недостаточно инвестировали в свою цифровую защиту. Таким образом, любая эскалация чревата негативными последствиями». Кроме того, Times, как правило, преуменьшает многие ключевые факторы неопределенности в отношении исполнителей киберпреступлений.

Гамбит «красной линии»

В основе подхода Times лежат два критических предположения: (1) российская власть является по умолчанию действующим лицом — то есть ответственной стороной, совершающей или допускающей недавний шквал кибератак; и (2) ipso facto* эти атаки пересекают «красную линию», якобы установленную Байденом в его предупреждении Путину на саммите 16 июня.

Джо Байден — не первый президент, которого заманили в мышеловку, установив огнеопасную «красную линию'. Теперь эта мышеловка вот-вот его схватит. Возможно, Байден может вспомнить, как президент Обама почти купился на это.

20 августа 2012 года Чак Тодд из NBC наполнил эту мышеловку сыром, спросив Обаму о сирийском химическом оружии. Обама ответил: «На данный момент я не отдавал приказа о военном участии … Мы очень ясно дали понять режиму Асада … что „красной чертой“ для нас является то, что мы увидим, как перемещается или используется целая куча химического оружия. Это изменило бы мои расчеты. Это изменило бы мое уравнение».

И действительно, 21 августа 2013 года под Дамаском произошла химическая атака с применением зарина — в то самое время, как армия президента Башара Асада неумолимо продвигалась вперед, отбивая территорию у повстанцев. Самое последнее, что, по-видимому, мог сделать Асад, — так это организовать химическую атаку и попасть в мышеловку для Обамы. Это не имело смысла, и к чести американской разведки она отказалась обвинить в происшедшем Асада. Тем не менее, 30 августа 2013 года тогдашний госсекретарь Джон Керри потряс своды здания государственного департамента, обвинив Асада не менее 35 раз и призвав США к нападению на Сирию.

По словам Джеффри Голдберга, который позже провел серию интервью с Обамой для пространной статьи в The Atlantic, президент хвастался своим решением в тот же самый день, когда выступал Керри. Целью Обамы было противостоять давлению со стороны многих своих советников, выступавших за военные действия, и вместо этого выйти за рамки того, что он назвал «вашингтонским учебником».

Уступив по Афганистану

Голдберг объяснил, что, уже поддавшись жесткому давлению по удвоению количества войск, отправляемых в Афганистан для бесплодной операции «по борьбе с повстанцами» в 2009 году, Обама был не в настроении «искать новых драконов для убийства» просто ради сохранения своего «авторитета».

Тем не менее неоконсерваторы и либеральные ястребы Вашингтона — наряду с саудовцами, израильтянами и французами — настойчиво утверждали, что Обама был обязан «отомстить» за якобы нарушение Сирией «красной линии», которую он годом ранее установил в отношении использования — или просто перемещения — Сирией химического оружия.

Но по крайней мере в этом случае Обама оказался достаточно умен, чтобы позволить загнать себя в ловушку. Он даже добавил в разговоре с Голдбергом, что тогдашний директор национальной разведки Джеймс Клэппер посетил президента в последнюю неделю августа, чтобы предупредить его, что дело Керри против Асада «не было стопроцентно точным». Другими словами, 35 обвинений Керри в адрес Асада не были основаны на разведданных.

Есть другие кандидаты на звание «киберпреступника»?

Говоря об атаках под ложным флагом. Не так широко известно, что у ЦРУ есть множество универсальных наступательных киберорудий под совокупным названием Vault 7.

Одно из этих орудий — Marble Framework — позволяет ЦРУ взламывать компьютеры и серверы, маскируя взломщиков и приписывая взлом другим. Информация о Vault 7, включая Marble Framework, «утекла» к сайту WikiLeaks, который раскрыл и описал в 2017 году несколько наступательных киберорудий. Как оказалось, чтобы обеспечить возможность приписать свои деяния другим, разработчики работали с пятью языками — китайским, корейским, персидским, арабским и — как вы уже догадались — с русским. А Marble Framework использовали по крайней мере один раз в течение 2016 года.

Возможности, показанные в хранилище документов ЦРУ Vault 7, требовали создания 700 миллионов строк исходного кода. При цене 25 долларов за строку кода это составляет около 2,5 миллиарда долларов за каждые 100 миллионов строк кода (именно для этого, возможно, и потребовался Marble Framework). Но у «глубинного государства» есть такие деньги, и, вероятно, оно сочтет эти расходы хорошим возвратом на инвестиции для того, чтобы «доказать», что киберпреступниками являются русские.

Кому известно об этом?

Не читателям New York Times и других «крупных» СМИ, которые получили привычный меморандум из Лэнгли «не смей публиковать эту заметку». Возможно, даже не президенту Байдену — или даже директору ЦРУ Уильяму Бернсу. Их вполне могли исключить из так называемого «списка фанатиков» (людей, участвующих в этой операции) на том основании, что им «это знать не нужно».

Звучит иронично, но президент Путин, похоже, знает все про это вдоль и поперек. Во время интервью с Мегин Келли 2 июня 2017 года, через два месяца после того, как стало известно о Vault 7, Путин отметил, что сегодняшние технологии позволяют маскировать взлом до такой степени, что никто не может понять происхождение взлома. И, наоборот, можно подставить любую организацию или любого человека так, чтобы все думали, что они являются точным источником этой атаки. Современные технологии очень сложны и утонченны и позволяют это сделать. И когда мы осознаем это, мы избавимся от всех иллюзий.

Когда Келли не проявила абсолютно никакого интереса к этому, Путин вернулся к вопросу о взломе и рассказал о трудностях в отслеживании источника кибератак: «…хакеры могут быть где угодно, они могут в России быть, в Азии, в той же Америке, в Латинской Америке. Это могут быть хакеры, кстати сказать, в Соединенных Штатах, которые очень ловко и профессионально перевели, как у нас говорят, „стрелку“ на Россию. Вы не можете себе такого допустить? В ходе внутриполитической борьбы им было по каким-то соображениям удобно выдать эту информацию. Они ее выдали, сославшись на Россию. Такого вы себе представить не можете? Я могу».

Обратившись сегодня к техническим экспертам и к советнику организации «Ветераны-профессионалы разведки за здравомыслие» (Veteran Intelligence Professionals for Sanity — VIPS), который десятилетиями руководил кибербезопасностью в IBM, я получил вот этот краткий ответ: «Мы никоим образом не можем исключить потенциальное использование инструмента Marble Framework. Marble Framework была специально разработана для этой цели. Ложные кибер-флаги — известный факт. Кто-нибудь, скажите это Байдену».


Автор: Рэй Макговерн — Raymond «Ray» McGovern — (род. 25 августа 1939 года) ветеран ЦРУ с 27-летним стажем. Возглавлял подразделение, отвечавшее за анализ советской внешней политики. В качестве ведущего аналитика на ежедневной основе знакомил президентов США с информацией разведывательного сообщества США. Награжден медалью ЦРУ «За службу в разведке» (Intelligence Commendation Medal), которую вернул в 2006 году в знак протеста против применения Соединенными Штатами пыток. Сооснователь общественной организации «Ветераны разведки за здравомыслие».

Публикуется с разрешения издателя.

Перевод Сергея Духанова.

Источник оригинала AntiWar.com

Copyright © Ray McGovern, AntiWar.com


*в силу самого факта

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх