БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Тамбасов
    Помогать фашистам - его фишка - они же "братья" и статья о "братьях" написана к тому же, чтобы мы не возбухали по пов...«Северный поток -...
  • Лариса Голубицкая
    Нельзя,хорошая есть крыша! Этот сбер давно уже не российский!Плевали мы на сан...
  • Валерий Денисов
    У всех есть диаспорские лобби, у русских нет ничего, самый незащищенный народ. Поэтому его легко обманывать с пенсия...Новые поправки: о...

Россия написала свой сценарий войны. С принуждением к миру

Россия написала свой сценарий войны. С принуждением к миру Фото: Александр Авилов / АГН "Москва"

В самом начале июля президент Владимир Путин утвердил "Стратегию национальной безопасности России". В ней много сказано об угрозах для страны и способах их отражения. По сути, это стратегия обороны России в новой холодной войне, а все угрозы нашей стране названы поимённо.

В целом Стратегия имеет ярко выраженный внутренний и, что немаловажно, мобилизационный вектор. С учётом того, что документ принимается на 6 лет, к чему нас начинают готовить? Это техногенные катастрофы, природные катаклизмы, кибератаки или реальная война?  

Обращает на себя внимание, считает Елена Афонина, раздел, в котором указано: "Для вооружённой защиты России, целостности и неприкосновенности её территории организуется оборона страны". Предполагается ввести подготовку экономики к обеспечению защиты государства от вооружённого нападения и удовлетворению потребностей и нужд населения в военное время.

Будут планироваться и проводиться мероприятия по подготовке к защите населения, материальных и культурных ценностей на территории России от опасностей, возникающих при военных конфликтах и вследствие них.

Нас готовят к войне? Кто или что действительно угрожает России? Об этом в студии "Первого русского" ведущая Елена Афонина беседовала с первым министром госбезопасности ДНР Андреем Пинчуком, председателем правления Союза добровольцев Донбасса Александром Бородаем и военными экспертами.

Что и кто угрожает России?

Елена Афонина: И сразу возникают два вопроса. Нас готовят к войне? А сможем ли мы выстоять, как в Великую Отечественную?

Может показаться, что начало нашего сегодняшнего эфира звучит слишком тревожно. Но именно такие чувства и возникают, когда в документе, который принимается раз в шесть лет, ты видишь, что страну начинают переводить на военные рельсы. По крайней мере я увидела в этом именно такой посыл. Кто и что угрожает России, по вашему мнению?

Александр Бородай: Действительно, угрозы – разнообразные и крупномасштабные – есть. И мы их видим, о чём неоднократно говорилось в программах Царьграда: вокруг России стягивается кольцо нестабильности. Рано или поздно, но это затронет саму Россию. Собственно, сейчас уже затрагивает. Потому что я лично считаю Донбасс частью России.

А в Донбассе восьмой год идёт необъявленная война, в последние несколько лет – в вялотекущем режиме, и люди продолжают гибнуть. Сейчас война переходит на идеологический и экономический фронт, и санкции к этому имеют прямое отношение. Вопрос теперь только один – когда эта война перейдёт в очень интенсивную фазу.  

Человечество давно не воевало. Так вот, я хочу сказать, что радоваться тут нечему, надо спокойно к этому относиться. Но, тем не менее, время большой войны, по моим прогнозам, приближается, к большому сожалению.

Главный национальный интерес – народосбережение

– Андрей Юрьевич, как вы считаете, нас открыто начинают готовить к чему? Вот, Стратегия принимается раз в шесть лет, предыдущая была в 2015 году. Уже были и тот конфликт, о котором вы говорите, и Украина уже бомбила Донбасс, уже гибли люди. Это началось в 2014 году, а через год, в 2015-м, принимается очередная Стратегия. Но только сейчас, в 2021 году, в новой Стратегии реально звучит слово "война", и Россия переводится на военные рельсы. Что это за война? Это техногенные катастрофы или природные катаклизмы? Или, может быть, это киберугрозы. Или это действительно реальная война?

Андрей Пинчук: Я позволю себе не согласиться с тем, что документ напряжённый. На протяжении долгого времени такого документа, как Стратегия национальной безопасности, в России не было. Был документ под названием "Концепция национальной безопасности". Вроде это одно и то же, но это слово "стратегия" имеет ключевое значение: после того как документ стал Стратегией, это уже не благие пожелания, а план действий.

В чём логика этого документа? Он диктует все последующие действия во всех аспектах безопасности – информационной, оборонной, государственной, общественной и так далее. Так вот, это третий документ. И я придерживаюсь противоположного мнения по поводу его милитаристического характера. Это абсолютно антимилитаристический документ. Сейчас поясню почему.

В содержании новой Стратегии есть над чем задуматься. Я внимательно прочитал этот документ. Содержание предыдущих мне тоже знакомо. Основная мысль новой Стратегии строится вокруг восьми национальных интересов и десяти главных приоритетов.

Во всех предыдущих документах оборона и безопасность были всегда приоритетом национальной безопасности. Вот то, что вы сейчас процитировали, ну, в разных интерпретациях, фигурировало в предыдущих документах, и это то, что называется мобилизационной подготовкой, мобилизационной работой. Как говорится, хочешь мира – готовься к войне. И впервые в таком документе, посвящённом безопасности, главным национальным интересом значится вовсе не оборона.  

Откройте этот документ, и вы увидите, что на первое место среди национальных интересов в сфере безопасности поставлено народосбережение. А это вообще далеко от чисто оборонной темы. Это то, что имеет отношение к ковиду. Это то, что имеет отношение к демографическим ямам. Это то, что имеет отношение к уровню жизни населения.

И самое главное: этот нСациональный интерес увязан с теми инструментами, которые провозглашены в Стратегии. Ведь не просто так либеральные ресурсы просто воют, комментируя этот документ. А почему стоит вой? Потому что в новой Стратегии зафиксирована важная задача для нашей страны: стать альтернативным глобальным моральным лидером. То есть задача, связанная с системой сохранения, обеспечения и развития системы традиционных ценностей: семьи, системы исторической памяти и так далее. И в этом смысле это очень немилитаристическая тратегия.

Позиции, связанные с обороной – к ней точно надо готовиться. Тем более там присутствуют позиции, связанные с информационной войной, информационной безопасностью. Там присутствуют вопросы экономического противоборства. И самое главное, там зафиксировано наше противоборство на геополитическом уровне с коллективным Западом. Понятно, что война разные формы имеет.

Учения Sea Breez-2021 – открытая провокация

– Но некоторые исторические параллели напрашиваются сами собой. И какая разница, что может стать причиной начавшихся военных действий. Противостояние коммунизма и капитализма, социализма и капитализма, как нас учили когда-то в школе. Или противостояние тех ценностей, которые отстаивает Россия, и псевдоценностей Запада. Повод уже будет неважен, когда начнутся реальные действия.

Вот теперь вопрос: начнутся ли? Потому что мы видим все эти провокации, направленные в сторону России, хотя бы те же самые военные учения Sea Breez – 2021 с участием НАТО, которые сейчас проходят на Украине. Что это, как не провокация?

Эксперты говорят: смотрите, они отрабатывают полномасштабные военные действия на случай, если нужно будет вступить в войну с Россией.

Я понимаю, что вам, может быть, действительно это кажется какими-то несерьёзными шагами. Не такое уж большое количество военнослужащих принимает участие в этих учениях. Да и Россия в качестве цели не обозначена. Но ведь всё вуалируется, хотя основная идея всем понятна. И ситуация вполне ясна. Так на кого или на что направлена эта провокация?

А.Б.: Конечно, прежде всего это учения. И дело даже не в том, являются ли они провокацией, носят ли они какой-то идеологический подтекст или нет. Понятно, что носят, причём подтекст ярко выраженный. Вопрос в другом: будет война или нет.

Мы не говорим о том, что она начнётся завтра или послезавтра, в ближайшие год или два. Сегодня война имеет много разных сложных форм – гибридная, финансовая, экономическая, идеологическая. С нами уже воюют, с нами борются. И нам приходится внутри страны отвечать на те вызовы, которые формируются нашими геополитическими противниками.

Для того чтобы отвечать на эти вызовы, как совершенно верно сказал Андрей Юрьевич, надо иметь чёткое понимание, с кем и как мы воюем уже сейчас. А для этого предельно важен такой документ, как Стратегия.

Бомбанут или нет? От этих мыслей – холодок по спине

– Если с определёнными виртуальными угрозами мы худо-бедно справляемся, в них внимательно разбираются профессионалы, у нас есть специальные люди, которые такие атаки отражают. Но наши граждане не бытовом уровне боятся совсем другого – реальной войны, когда реального мальчика заберут на реальную войну, и этот реальный мальчик с этой войны может не вернуться. Вот чего боятся.

А.Б. "Киев бомбили, нам объявили, что началася война".

– Да, примерно так. Но разве этого не может случиться? Обычные граждане, не погружённые в военную тему, переживают – бомбанут или не бомбанут? И будешь переживать, когда понимаешь, что подлётное время для чужих ракет исчисляется десятком минут.

И да, по спине от этих мыслей бежит холодок. Но, может быть, мы зря боимся. Ведь не дураки же они, чтобы бомбануть, зная, что нам есть чем ответить. Ну, а если всё-таки начнут горячую фазу, то с чего? Что станет триггером для начала военного конфликта?

А.Б.: Буду краток: в ближайшее время не бомбанут. Потому что не совсем уж они дураки, хотя отдельные элементы идиотизма, несомненно, присутствуют. Кроме того, у них есть другие, альтернативные средства, которые, на их взгляд, более надёжны, высокотехнологичны и не несут для них риска потерь.

Прежде всего, это инструменты финансовой и идеологической войны. Это использование внутренних источников дестабилизации в России. Пока что они действуют такими методами, надеясь добиться своих целей, тем более что во многих постсоветских странах им успешно удалось реализовать сценарии "цветных революций". И Киев – один из многочисленных тому примеров.

Антироссийская пропаганда как способ увеличить военный бюджет

К беседе в студии по скайпу присоединился главный редактор информационно-аналитического центра "Кассад" Борис Рожин.

– Борис Александрович, как вы считаете, есть ли сейчас реальная опасность того, что в обозримом будущем, не дай Бог, начнутся какие-то серьёзные военные действия? Ведь Россию постоянно провоцируют и ждут какой-то ответной реакции. Так чего добиваются от нас?

Борис Рожин: Провоцируя Россию в различных направлениях, Запад использует образ нашей страны как врага Запада, врага либеральной демократии. Для этого они прибегают к любым методам. Наши ответные военные учения они преподносят, как элемент "враждебности" России, как демонстрацию "недемократического поведения".

Они постоянно подпитывают машину антироссийской пропаганды, что позволяет им выбивать увеличение финансирования для армий США и стран НАТО. Одновременно на дипломатическом уровне и в СМИ раскручивается спираль обвинений в наш адрес. И эта сконструированная "угроза со стороны России" позволяет им обосновывать различные экономические и политические санкции против нас и связанных с нами стран.

– С этим все понятно. Но как вы думаете, для чего была предпринята та самая провокация с "Дефендером"? Замглавы МИД нашей страны Сергей Рябков заявил, что таким образом западные страны "провели тестирование нашей решимости отвечать при необходимости силовыми методами":

С провокаторами нужно говорить максимально прямо, предметно, объясняя на пальцах, почему в следующий раз им лучше свои провокации оставить в стороне и сюда не соваться, потому что по носу они получат. Риски конфликтов в результате этого могут повыситься ещё больше. В целом Чёрное море – это не то место, где такие игры допустимы.

То есть инцидент серьёзный, и если он повторится, мы можем нанести удар. А поскольку сейчас заканчиваются учения Sea Breeze – 2021, то они снова могут устроить подобный инцидент. Так на что рассчитывает Запад, что он хочет добиться от нашей страны?

Б.Р.: Конечно же, они будут повторять такие провокации, как это было во времена прошлой холодной войны против СССР. И делают они это для того, чтобы, во-первых, замерить реакцию систем ПВО России, кораблей Черноморского флота и систем РЭБ. Они смотрят, как Москва на всё это отреагирует. А затем, в зависимости от последовавшей реакции, будут готовить сценарии дальнейших провокаций.

Надо понимать, что это такая "новая нормальность", что они не перестанут этим заниматься, даже если мы им пригрозим. Нет, они продолжат делать то же самое. И если они будут чувствовать, что их действия влекут за собой какие-то последствия – экономические ли, политические ли, а может быть, и военные, то они станут оценивать эти провокации с точки зрения возможных издержек.

Если издержки будут высоки – тогда частота этих провокаций может уменьшиться или они поменяют свою форму. Если же Россия будет проявлять какую-то слабость, если она будет попустительствовать подобным действиям, то, естественно, эти провокации будут происходить чаще, они будут становиться всё более и более наглыми.

Провокации продолжатся. Сколько ещё нас будут дёргать за ниточки?

– А какова конечная цель подобных провокаций? И какая реакция должна быть у России? Сколько они будут нас дёргать за ниточки?

Б.Р.: Процесс холодной войны рассчитан на десятилетия, как это и было в прошлую подобную "войну". Придётся привыкать жить в ситуации, когда нас будут постоянно так провоцировать и сами страны НАТО, и их сателлиты.

А свои цели они давно и чётко обозначили: сдерживание России, которую они хотят заставить пересмотреть свою субъективную внешнюю политику, а может, и вовсе отказаться от неё.

Об этих же целях в 2014 году заявлял президент Барак Обама, эти цели остались неизменными как при администрации президента Дональда Трампа, так и сейчас, при очередном президенте США Джо Байдене. Могут измениться методы, которыми они пытаются добиться поставленных задач – или путём внутренней деструкции России, или путём ослабления её позиций в других странах, но конечная цель останется прежней.

– Задам тот же вопрос нашим гостям в студии: какая конечная цель может быть у этих провокаций? Я не очень понимаю, для чего надо устраивать подобные демонстративные проходы в Чёрном море, а потом собирать журналистов и сообщать им: "мы обязательно повторим". Со стороны Украины в это же время звучат призывы топить русские катера в Азовском море. Чего они от нас добиваются?

А.П.: Конечная цель – она всегда из трёх частей: большая стратегическая, средняя и тактическая. Большая, как я уже сказал, прописана в Стратегии. Ещё раз повторюсь: Стратегия уникальна тем, что мы заявили своё желание стать альтернативным моральным мировым лидером. И их цель вполне понятна – любым способом  не допустить этого нашего альтернативного морального лидерства.

Средняя стратегическая и тактические цели, а также военно-тактические, военно-стратегические – простые: вскрыть систему обороны, а также продемонстрировать свою военно-политическую цель – непризнание соответствующих вод юрисдикцией России. И создать некий военный и технологический прецедент. Здесь всё понятно. Вот и все цели.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх