Свежие комментарии

  • СанСаныч Демченко
    Возможно...Но ещё есть договорённость (пропойца в своё время "договорился" ..в случае массовых волнений--в страну-вво...Мигрантоамнистия ...
  • Alex Немо
    Они просто уверены что им места в бункерах давно подготовлены, на смутное время. Запасы, под видом стратегического ре...Мигрантоамнистия ...
  • СанСаныч Демченко
    Увы -это ведь правда..Единственное, я не пойму...Вот ведь эта шваль рулящая страной..она, надеется, что её это не кос...Мигрантоамнистия ...

Уберечься от ковида: Ошибки ценою в жизнь

Уберечься от ковида: Ошибки ценою в жизнь Фото: Alexander Legky/Global Look Press

Волнуясь за себя или близких, мы готовы пойти на всё, чтобы исключить подозрение на то или иное заболевание, сдать тесты, записаться на КТ, запастись лекарствами. Но тут-то многие и совершают ошибки. Как стоит действовать на самом деле?

Что мы делаем не так?

Классическая ситуация, с которой, наверное, сталкивались многие, выглядит следующим образом. У человека поднимается температура, появляются насморк, кашель. Появляются и подозрения, что "это оно". Не избавлен от волнений и тот человек, который контактировал с предположительно заболевшим. Он сдаёт ПЦР-тест, чтобы понять, болеет ли ковидом. Но ведь известно, что инкубационный период может длиться до двух недель, да и сам ковид может протекать вообще бессимптомно. А ведь в ситуации, когда был контакт с предположительно больным (и тем более, если тот человек действительно заболел), необходимо принимать меры.

При этом возникает вопрос: пить ли антибиотики? Интересно, что миф о способности последних победить ковид всё ещё крепок, хотя врачи и медицинские эксперты неоднократно говорили о неэффективности таких препаратов, ведь они уничтожают только бактерии (причём нередко вообще без разбора).

Антибиотик может быть эффективен против бактериальных осложнений заболевания, но не действует на сам вирус. Таким образом, антибиотик сам ковид никак не лечит.

Можно сказать, что весной и осенью 2020 года Россию охватила настоящая "эпидемия" компьютерной томографии (КТ) лёгких. В коридорах перед кабинетами диагностики были огромные очереди, да и в платных пунктах томографии приём был расписан на недели вперёд. В больницах люди толпились в очередях, спали там часами, лишь бы "просветить" лёгкие и узнать процент предполагаемого поражения. Причём такая паника охватывала людей даже без температуры или признаков ОРВИ. Они делали КТ "на всякий случай".

Для борьбы с коронавирусом в мире применяется целый ряд препаратов. Часть из них перечислена в последней, 10-й версии "Методических рекомендаций" Минздрава от 8 февраля 2021 года. Там сказано, что для профилактики заболевания COVID-19, амбулаторного и стационарного лечения рекомендуются препараты "Фавипиравир", "Ремдесивир", "Умифеновир" и ряд других. "Умифеновир", например, это хорошо знакомый нам противовирусный препарат широкого спектра действия "Арбидол".

В номере 11 авторитетного российского медицинского журнала "Терапевтический архив" об "Арбидоле" (действующее вещество – умифеновир) сказано следующее:

Умифеновир – противовирусный препарат, ингибирующий процесс слияния вирусов с клеткой. В отношении SARS-CoV-2 механизм действия связан с блокированием этапа фузии, на уровне взаимодействия поверхностного S-белка и рецептора АСЕ2 на поверхности клеток.

То есть в отличие, например, от иммуномодуляторов вроде индукторов интерферона, умифеновир действует не через иммунную систему, а блокирует процесс слияния вируса с клеткой, то есть работает на упреждение заражения. Оттого такой противовирусный препарат и определяются как противовирусный препарат прямого действия.

Исследования и доказательства

В Китае, который наиболее сильно пострадал от коронавируса в самом начале пандемии, 20 февраля – 1 марта 2020 года прошло исследование в Центре клинических испытаний в больнице Чжуннань Уханьского университета. Врачи и учёные сравнивали, как ведут себя "Фавипиравир" и "Умифеновир" при лечении COVID-19.

В исследовании приняли участие 236 пациентов с COVID-19 средней и умеренной тяжести. Выяснилось, что частота выздоровления в группах "Фавипиравира" и "Умифеновира" была сопоставима на седьмой день лечения (61% и 51% соответственно). Температура после семи суток терапии "Умифеновиром" нормализовалась у 100% заболевших, а кроме этого, лечение этим препаратом является более безопасным для организма, отметили китайские учёные и врачи.

В мае 2020 года в Китае прошло и другое исследование влияния "Умифеновира" на заражение коронавирусом. В анализ были включены 164 медработника больницы Тунцзи в Ухане. 82 врачам к тому моменту уже был поставлен диагноз COVID-19, ещё 82 работника не были инфицированы.

Обоим группам врачей давали "Арбидол" в течение двух недель, после чего выяснилось, что в группе сотрудников, принимавших препарат, 72% не заболели, а 18% перенесли COVID-19 в лёгкой форме. 10% были госпитализированы и ни у кого не было тяжёлой формы.

В группе врачей, которые не принимали препарат, не заболели лишь 35%, а в лёгкой форме переболели 25% человек. 38% были госпитализированы, а тяжёлая форма COVID-19 оказалась у четырёх врачей.

Когда обычные противовирусные средства наиболее эффективны? Давайте обратимся к специалистам, которые знают ситуацию, что называется, изнутри.

Как помогают противовирусные препараты против COVID-19?

Этот и другие вопросы мы задали профессору кафедры фармакологии ПМГМУ им. И. М. Сеченова, фармакологу Елене Каревой, а также Роману Бонцевичу – терапевту-пульмонологу, доценту кафедры фармакологии НИУ БелГУ.

Уберечься от ковида: Ошибки ценою в жизнь

Елена Карева, профессор кафедры фармакологии ПМГМУ им. И. М. Сеченова. Фото: из личного архива

– Елена Николаевна, многих беспокоит вопрос, действительно ли обычные противовирусные препараты широкого спектра действия помогают при лечении и профилактике COVID-19. Как бы вы ответили?

– Просто сказать, что такие препараты эффективны – значит ничего не сказать. Тому есть многочисленные подтверждения. И вот одно из них. Как вы знаете, у нас есть Государственный реестр лекарственных средств, разрешённых к применению на территории Российской Федерации. В нём содержатся инструкции к применению препаратов – единственные документы, которые несут на себе печать Минздрава, а это юридический документ и для врача, и для пациента. То есть это положение соответствует тому, что есть и в рекомендациях Минздрава. А так – доказательства эффективности есть, ссылок на них много, механизм действия известен, хорошо изучен.

– Почему же тогда "Арбидол" многие презрительно называют "фуфломицином", не доверяют противовирусным препаратам?

– К сожалению, как это всегда бывает, нет пророка в своём отечестве. Механизм действия российского препарата "Арбидол" уже изучили учёные в США, Великобритании, Франции, Германии, на Тайване, а сейчас уже и в Австралии, причём применительно именно к COVID-19. И ВОЗ присвоила ему международное название именно по результатам зарубежных исследований. А наша нелюбовь ко всему отечественному, подозрения, оглядки куда-то там на Запад, сделали его непопулярным в России.

– Мы знаем об исследованиях эффективности "Умифеновира" и других препаратов для лечения и профилактики COVID-19 в Китае. А в нашей стране проводились широкомасштабные исследования?

– Крупных исследований нам ещё долго ждать. Хотя такие исследования действительно проводились в Китае с участием и 100, и 200, и 300 человек. А что в России? Надо понимать, что мы-то с вами в тылу, а вот врачи – на передовой. И научную информацию мы до сих пор получаем, как сводки с фронта. Врачам едва хватает времени снять противочумные костюмы, вытереть пот со лба, чего уж говорить о том, чтобы сесть и что-то написать.

Надо также понимать, что "Арбидол" рекомендован применительно к лёгкой форме COVID-19. То есть по идее это самая востребованная терапия. А исследования могут проводиться где? В стационарах и так далее. А люди с лёгкой формой лечатся амбулаторно, их не кладут в больницу. За такими пациентами сложно следить, сложно смотреть, принимают ли они препарат. А вообще сейчас основной упор врачей и учёных идёт как раз на тяжёлую форму COVID-19. Это госпитальная история, там уже легко всё отследить и посчитать.

Как вы помните, в 2002 году к нам пришли SARS и MERS, и "Арбидол" уже был у нас в руках. Тогда было проведено исследование по его воздействию на те самые коронавирусы. Было показано, что он работает и in vivo, и in vitro, то есть и на "стекле", и на культуре клеток. Всё это было показано и был получен патент. То есть противокоронавирусный эффект был показан уже тогда. Сейчас же уже подтверждено, что он работает не только против SARS и MERS, но и против COVID-19.

Уберечься от ковида: Ошибки ценою в жизнь

Роман Бонцевич, доцент кафедры фармакологии НИУ БелГУ. Фото: из личного архива

– Роман Александрович, как вы считаете, почему люди, подозревающие у себя ковид, часто прибегают к антибиотикам?

– Тут свою роль сыграли те, в своём большинстве анонимные авторы, кто ещё прошлой весной "понаписали" всевозможные "шаманские схемы". Эти схемы пошли в массы, многие из них были основаны на постулате, что нужно принимать антибиотики. Потом пошли схемы даже с нарушением инструкций к препаратам.

Удивительно, но такие странные схемы лечения до сих пор гуляют в открытом доступе. При этом терапевты, действительно, могут назначить пациенту антибиотик при наличии убедительных признаков бактериальной инфекции, коей сам COVID 19 не является. Зачастую врач поликлиники видит заключение "признаки пневмонии" в результатах томографии, хотя в текущей "ковид-реальности" никакой "настоящей" пневмонии у человека может и не быть. Результат диагностики указывается в достаточно жёстких рентгенологических терминологических формулировках (например, "признаки вирусной пневмонии"), что нередко вводит в заблуждение терапевта, которому непривычно изучать результаты томографии, врач реагирует на термин "пневмония" в заключении и автоматически, по привычке из прошлого опыта, назначает антибиотик, потом – второй, третий... Потому что нет эффекта. Почему? Потому что COVID 19 – это вирусная инфекция.

Но если это вирус, то при чём тут антибиотики? Тут должны быть как раз противовирусные препараты. Ещё год назад была выявлена определённая эффективность того же "Арбидола", поэтому он и был включён в рекомендации, как и ряд других препаратов.

– А как применение этих схем лечения объясняют сами пациенты?

– Они говорят: так оно же помогает вроде как. Я спрашиваю: "В смысле? Вы лежите две-три недели с температурой и называете это словом "помогает"?" Они отвечают: "Так оно же помогло в итоге". Я уточняю: "А почему вы не думаете, что это уже справился сам организм?" Так что, да, с этой ситуацией сложно бороться.

Нам нужны и просветительские, какие-то образовательные мероприятия. И среди врачей – в первую очередь. Ведь противовирусные препараты – это далеко не антибиотики. И не следует забывать о вреде организму при их нерациональном применении. Одно дело пациенты, которые могут не знать специфику, но странно, когда противовирусную терапию игнорируют и сами врачи. Я большинству своих пациентов с COVID 19 никаких антибиотиков не давал, и у меня большинство пациентов достаточно быстро поправлялось.

Каковы же выводы?

Мы сами можем принимать меры, чтобы снизить риск заражения или болезни в тяжёлой форме. Если COVID-19 ведёт себя как грипп или ОРВИ, то нет ничего удивительного в том, что против него работают привычные противовирусные препараты. Вирус есть вирус.

Грипп и COVID-19 – это особо опасные инфекции, лечение которых нужно доверять специалистам и экспертам. Но получается, что кое-что для облегчения работы врачей (и, разумеется, для самих себя) мы можем сделать сами.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх