БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 380 подписчиков

Свежие комментарии

  • Константин Киселев
    Пора уже на всех островах по границе ХРЕН высадить, чтобы язык не обивать...Японская тоска о ...
  • Lana Swarovska
    Им просто волынки с Болгарией мало показалось, решили на грабли ещё разок, на всякий случай наступить.Главная тайна "Се...
  • Nata
    Родня и паспорт Украины - разные вещи.ФСБ разоблачила у...

Олигархи, которых нет. Супербогачи на российской госслужбе

Олигархи, которых нет. Супербогачи на российской госслужбе

Фото: Игорь Иванко / АГН "Москва"

Примерно месяц назад, ещё до исторического всенародного голосования за новую редакцию Конституции, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков неожиданно заявил, отвечая на чей-то вопрос, что в России нет олигархов. Это высказывание вызвало предсказуемое кривляние в стане оппозиционной интеллигенции и, к сожалению, скептическое хмыкание в нашем стане. Между тем "голос президента" был совершенно прав. Очень богатые люди в России есть. А олигархов нет. И, надо надеяться, больше никогда не будет.

Власть, которая плохо лежала

В отличие от многих моих читателей, я помню настоящих олигархов и, будучи молодым журналистом, в прошлом веке даже с некоторыми из них имел общение. Конечно, в основном с региональными баронами дело имел, но того же Березовского, казавшегося великим и ужасным, видел и слышал не только на экране. Настоящие олигархи – это вот что такое. Когда государство оказывается предельно слабым, его основные функции и обязанности никуда не исчезают. Но, поскольку само государство этих обязанностей исполнять не способно, свято место зарастает сорной травой. На низовом уровне место полиции, суда и социальных служб занимают бандиты.

Установленные ими правила – лучше, чем анархия и отсутствие правил. Место централизованного распределения продуктов, товаров и услуг занимает рынок, поначалу дикий и подчиняющийся тем же бандитам. Ну а взаимоотношения больших хозяйственных механизмов, раз у государственного руля больше никого нет, берут на себя… Те люди, которые сумели присвоить себе эти хозяйственные механизмы. Приватизировать их. Так как существовать совсем независимо друг от друга и от народа они всё-таки не могут, они начинают восстанавливать некоторые государственные институты – те, что им нужны, – и, таким образом, начинают управлять слабым государством. По мере того как экономика восстанавливается и государственные институты крепнут, влияние владельцев заводов, газет и пароходов на эти институты ослабевает – пока не выясняется, что для более или менее нормального существования и государства, и общества (и даже хозяйственных механизмов) бароны-разбойники уже не нужны.

Не случайно, что ещё до всех главных свершений Владимира Путина, в первый его президентский срок, возникло понятие "равноудаление олигархов", отстранение их от власти.

ХодорковскийИменно крушение Ходорковского закрыло период олигархического управления страной. Фото: Jörg Carstensen / Globallookpress       

Подлинная олигархия в России существовала, в общем-то, совсем недолго. Меньше десяти лет. Александр Смоленский потерял состояние ещё в прошлом веке. Владимир Гусинский эмигрировал в 2000 году. Борис Березовский рассказывал о себе, что он посадил президента в его кресло, довольно долго, но всякое влияние на дела утратил в 2003-м. В том же году "дело ЮКОСа" поставило точку в олигархическом этапе жизни Михаила Ходорковского – который, кстати, ближе всех подошел к тому, чтобы заново стать олигархом в новой России: он стремился контролировать две фракции депутатов Государственной думы и почти достиг успеха. Но почти – это не совсем. КПРФ в Думе есть, Ходорковского нет.

Именно крушение Ходорковского закрыло период олигархического управления страной. После 2003 года слово "олигархи" в российском политическом языке осталось, но в реальной политике олигархов больше не было. Хотя очень богатые люди, конечно, и были, и есть.

Очень богатые госслужащие

В 2018 году первая десятка богатейших людей России выглядела так:

Владимир Лисин (металлургия и рынок грузовых перевозок), Алексей Мордашов ("Северсталь"), Леонид Михельсон ("Новатек"), Вагит Алекперов ("Лукойл"), Геннадий Тимченко ("Новатек", "Сибур" и Volga-group), Владимир Потанин ("Норильский никель"), Андрей Мельниченко (удобрения "Еврохим" и уголь СУЭК), Михаил Фридман ("Альфа-груп"), Виктор Вексельберг (группа "Ренова"), Алишер Усманов (разнообразный бизнес, между прочим, позволивший ему стать богатейшим жителем… не России, а Великобритании).

Влияние каждого из этих людей на бизнес-процессы сразу в нескольких отраслях хозяйственной деятельности трудно переоценить. Политическое влияние каждого из них в отдельности и всех их вместе равно нулю. Никого из них просто нет на политическом поле.

Именно поэтому российские леваки сейчас честят "олигархами" совсем других людей – руководителей больших государственных компаний. Огромные официальные доходы этих людей вызывают в обществе заметное возмущение. Левые любят подсчитывать, сколько средних пенсий или средних зарплат получают в день Герман Греф или Алексей Миллер. Левым кажется, что большие личные доходы – это именно то, что делает этих людей влиятельными.

Но богатство, кстати, тут вообще ни при чём, тем более что богатство – понятие относительное. Опять же, в прошлом веке мой учитель, основатель кафедры социологии Самарского университета Евгений Молевич объяснял журналистам, как не правы те, кто возмущён высокой зарплатой руководителя АвтоВАЗа (тогда им был Владимир Каданников). "Ах, как ужасно, ему платят целый миллион долларов в год! (В 97-м году для русского человека эта сумма была почти непредставимо огромной – А.П.) Вопрос не в том, сколько ему платят. Вы должны спрашивать, сохранил ли он завод в нынешних тяжёлых условиях или нет. Обеспечил сбыт или нет. Платит рабочим зарплату вовремя или нет. Наконец, есть ли прибыль у предприятия или нет. И если на все эти вопросы дан положительный ответ – да ему мало миллиона долларов! Надо платить десять!" Потому что руководить огромными предприятиями означает огромную ответственность, и эта ответственность во столько же раз больше ответственности обычного среднего человека, во сколько раз вознаграждение руководителя огромного холдинга больше зарплаты обычного инженера.

АвтоВазВопрос не в том, сколько руководителю платят, а в том, есть ли прибыль у предприятия или нет. Фото: MIT Russia / Globallookpress       

Однако важны, ещё раз скажу, не суммы доходов отдельных руководителей отдельных важнейших компаний. Гораздо важнее, что это государственные компании и люди, которые стоят во главе их, по сути, государственные служащие. Да, разумеется, высокопоставленные, да, не обременённые теми ограничениями, которые наложены на формальных чиновников, но проводящие в своих ведомствах государственную политику и самостоятельные лишь настолько, насколько президент (или даже отдельные министры) считают это правильным.

Современное российское государственное устройство очень во многом пока плохо. Но больше нельзя сказать, что у нас деньги означают власть и власть подчиняется большим деньгам. Владельцы больших состояний есть, но они не определяют политику страны. Они существуют постольку, поскольку им это позволяет государство. Деньги не дают возможности приказывать власти. К сожалению, пока ещё можно сказать обратное: власть может позволить себе и приближённым иметь большие деньги неправедными способами. Это, как вы понимаете, называется коррупцией, и мы с этим боремся… С переменным успехом.

Ну, а как на самом деле чувствуют себя сегодня в России те, кого можно было бы в других обстоятельствах назвать олигархами, хорошо видно на примере владельца "Норильского никеля" (и уж точно бывшего олигарха) Владимира Потанина. 29 мая в Кайеркане (район Норильска) произошла разгерметизация хранилища дизельного топлива на одной из ТЭЦ. Утечка составила 21 тысячу тонн, и эта катастрофа угрожает не более не менее как всей экосистеме Северного Ледовитого океана. Каковы по этому поводу взаимоотношения государства с Владимиром Потаниным? Не вдаваясь в долгие разговоры, можно сказать, что Потанин "попал на 148 миллиардов" – именно в такую сумму оценил экологический ущерб Росприроднадзор, при том, что сам "олигарх" ранее выразил готовность вложить в ликвидацию ущерба 10 миллиардов (а общие потери его состояния в связи с утечкой топлива оцениваются в 3,6 миллиарда долларов, но это уже другая история). И ни у кого в России нет сомнений, что в итоге, после неизбежных судов, прав окажется Росприроднадзор. То есть государство российское.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх