Свежие комментарии

  • Валентин Сергеевич Сыропятов
    Давно пора выкинуть их всех.......Илиас Меркури: На...
  • Михаил 357
    Нет сейчас коммунистов. Есть вывеска. Но за ней пусто.Учителей пробрало...
  • Валерий Пашнин
    Предложение очень правильное.Илиас Меркури: На...

Ермолов и Ермак сами не отобьются: Вслед за памятниками снесут Россию

Ермолов и Ермак сами не отобьются: Вслед за памятниками снесут Россию

Орёл. Памятник генералу Алексею Ермолову. Фото: Andrey Solovev/ Shutterstock.com

Пресловутая толерантность, которая ныне валит памятники на Западе, добралась и до России. Только Запад отряхнётся и будет жить, как жил, поскольку, вопреки сказкам про "русское вмешательство", никакая внешняя сила не заинтересована, чтобы вакханалия на улицах американских и европейских городов продолжалась. А вот в России, как всегда, всё сложнее и опаснее. И тут хочется спросить: понимают ли российские чиновники, что своей преступной толерантностью помогают разрушать страну?

Бумага побеждает гранит

Эти события произошли практически одновременно. Так, 30 июня в Адлерском районе Сочи был установлен памятник "Подвигу русских солдат", приуроченный к основанию в этих местах в начале Кавказской войны русской армией форта Святого Духа.

Установлен по инициативе членов Российского военно-исторического общества, сотрудников местного музея истории и священников Свято-Троицкой церкви. Однако монумент не простоял и двух недель и уже 9 июля был демонтирован. Потому как сильно расстроил представителей местной черкесской общины (по последним данным, составляет 0,6% населения города), написавших гневное обращение президенту России и "властям Юга России".

…Не верится, что администрация и общественность Адлера самостоятельно, без указания свыше решили отступиться от примирительного понимания тех событий, обозначенных в своё время президентом РФ Б. Ельциным как пример справедливой освободительной мужественной борьбы народов Кавказа не только за выживание на своей родной земле, но и за сохранение самобытной культуры, лучших черт национального характера, – говорилось в документе. – По нашему убеждению, именно по указке свыше на Северном Кавказе появляются памятники Екатерине II, Суворову, Ермолову, Зассу, Лазареву, Александру II, казакам, "освоившим" эти земли, то есть ключевым персонажам, развязавшим беспрецедентно жестокую войну, поставившую древние народы Кавказа за грань уничтожения… Мы, равноправные представители народов России, считаем кампанию по насильственному установлению на Северном Кавказе и Юге России памятников военным преступникам не только примерами фальсификации российской истории, но и глумлением над исторической памятью коренных народов Северного Кавказа.

Вот так, без обиняков и экивоков. С чудесными отсылами к Ельцину, прославившемуся своим "берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить" и клеймом "военные преступники" в отношении всех русских героев практически полувековой Кавказской войны.

"Я считаю, что это победа черкесского активизма", – прокомментировал снос памятника далеко не комплиментарному к России ресурсу "Кавказский узел" один из инициаторов обращения активист Валерий Хатажуков. 

В СМИ впоследствии появилась информация, что половина подписантов якобы была из-за рубежа, но нет, это не так: большинство из них, за исключением профессионального русофоба из Израиля и какой-то дамы с русской фамилией из США, – сплошь граждане России, пусть не из самого Сочи, но с Юга России.

Параллельно с адлерской развивалась история и с попыткой установить в Тобольске в парке "Ермаково поле" памятный гранитный крест – установку хотели приурочить к 435-летию гибели легендарного атамана. Инициатором выступил фонд "Возрождение Тобольска", начало работ было освящено настоятелем Тюменского казачьего храма, сам крест выполнил скульптор из Москвы – осталось его, собственно, только поставить. И здесь началось приблизительно всё то же, что и в Сочи: против памятника выступила одна из организаций сибирских татар.

Надо выбирать для памятников знаковые исторические личности, воспитывающие новые поколения в духе мира и созидания, а не войны и раздора, – написали представители тобольской татарской организации "Наследие" губернатору Тюменской области, председателю Тюменской областной думы Сергею Корепанову и мэру Тобольска. – Нужно остановить провокационные действия, направленные на разжигание межнациональной розни, нарушение стабильности в отношениях между народами в сегодняшних непростых условиях.

Это не первый подобный инцидент – нечто похожее произошло в 2016 году перед установкой памятника атаману в Таре Омской области, против чего также активно выступали татарские общественники, которые тоже писали письмо – на имя Омского губернатора, но у того хватило мудрости и воли на это не вестись. А теперь есть готовый памятный крест, его установку наметили на ближайший август, но отложили якобы из-за коронавируса. А в региональных СМИ стали выходить статьи, в духе, мол, "памятники завоевателям не актуальны". Дружба народов – она такая, кто рискнёт пойти против неё? Пусть даже в таком весьма своеобразном исполнении.

ЕрмоловДжордж Доу. Портрет Алексея Петровича Ермолова. Военная галерея Зимнего дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург). Фото: Russian Look / Globallookpress  

Между тем упоённые одержанной победой черкесские активисты решили не останавливаться на достигнутом – видимо, побеждать русскую историю им очень понравилось. И вот уже возле бюста легендарному генералу Алексею Петровичу Ермолову в Краснодаре нарисовался некий Ильяс Сообцоков с плакатом "Каратель черкесов". Про автора этой политической акции известно, что он, конечно же, черкесский активист, который ещё в 2014 году вместе с соратниками подписал воззвание к постмайданной Украине признать "геноцид черкесов" в России. И Украина, удивительным образом, почему-то проспала такую шикарнейшую возможность в очередной раз подгадить "стране-агрессору"…

Жестокий завоеватель Кучум и ласковый Ермак

Так что же не устраивает малые народы Кавказа и Сибири в исторических фигурах Ермака, Ермолова и в русских воинах Кавказской войны? Нынешняя пропаганда, которая сейчас стремительно распространяется среди сибирских (и не только) татар, черкесов (адыгейцев, кабардинцев, шапсугов, покинувших Россию в XIX веке убыхов и частично абхазцев) рисует следующую картину: жило-было себе в Сибири (на Северном Кавказе) вольное и самостоятельное Сибирское ханство (Черкесия), пока не пришли жадные и алчные русские завоеватели. Тех, кто сопротивлялся – убили, кого не убили – изнасиловали, продали в рабство, насильно крестили, а после расселились по чужим землям, где завели собственные порядки.

Подобная история, конечно – полнейшая чепуха, не выдерживающая никакой критики при столкновении с исторической правдой. Например, если говорить об осколке Золотой орды – Сибирском ханстве, то перед покорением Ермаком там воцарился чужак – чингизид Кучум, по одной из версий пришедший со своими войсками из Бухары, то есть прямого отношения к местным тюркам не имевший. Мало того, правивший в ханстве Едигер, опасавшийся кучумова нашествия, сам добровольно присягнул Русскому государству, начав выплачивать ему дань, но тут уже Москва показала себя с довольно своеобразной стороны: дань шкурками исправно брала, а вот помогать даннику бороться с пришельцами не стала. В итоге кучумово войско одолело сибиряков, а Едигеру с сыном захватчик сломал позвоночники, бросив в яму к голодным волкам…

Таким образом, мало того, что ханство захватили пришлые, так ещё ревностный мусульманин Кучум начал насаждать ислам среди местных язычников, которых там было не мало: дело дошло до насильственных массовых обрезаний, и, учитывая те условия, в которых они проводились, можем предположить, что это было минимум не безболезненно. При этом получившее в наследство от Едигера данничество от Москвы "кучумово царство" первое время продолжало платить, но впоследствии окрепнув, само пошло набегами на Пермский край и владения купцов Строгановых, в защиту которых и была отправлена экспедиция Ермака.

То есть Сибирское ханство само искало войны с Россией, продолжая оставаться агрессивным полукочевым образованием. Не было в нём никакой гармонии между тюркской военной элитой и подчинёнными ей племенами остяков и вогулов (ханты и манси): некоторые князьки удостоились войти в ближний круг хана, но большинство коренного населения оставалось на вторых и третьих ролях в довольно униженном положении. Поэтому когда пришли казаки, то кто-то из остяков и вогулов вышел на войну с ними в составе кучумова войска, а кто-то, напротив, присоединился к казакам. Летописи сообщают, что к покорённым народам атаман Ермак относился с "лаской и приветом" и отпускал "с честью", требуя взамен только лояльности и необременительного снабжения его лагеря съестным. Какой уж тут геноцид?

ЕрмакВасилий Суриков. Покорение Ермаком Сибири. 1895, холст, масло. Государственная Третьяковская галерея. Фото: Russian Look / Globallookpress

Неслучайно после гибели атамана местные татары выловили его тело из реки и похоронили с почестями. А сосну, выросшую на месте его упокоения, почитали священной. Священной татары считали даже землю с могилы Ермака – якобы она исцеляла от болезней, а на протяжении веков представители татарской знати хранили его панцирь, якобы дающий силы его обладателю.

Понятное дело, что во все времена среди сибирских татар были те, кто сожалел об утраченном собственном государстве, но многие спокойно жили бок о бок с русскими, деля общие невзгоды и радости, и какого-то особого антагонизма к фигуре атамана Ермака, породнившего народы, не испытывали. И только в годы парада суверенитетов стало модным пересматривать историю в контексте борьбы благословенных национальных государств с кровожадными захватчиками.

Им нужен был берег турецкий

Но если сибирская история ненависти к русским героям относительно недавняя, то северокавказская уходит корнями ко времени большевистского переворота и Гражданской войны. Именно тогда, видя в казаках потенциальную угрозу (больше спровоцированную агрессивными действиями красных властей, чем идейную: на момент красно-белого противостояния и после казаки ещё долго определялись, какую из сил конфликта поддержать), красные власти взяли курс на расказачивание, вплоть до физического истребления станиц и передачи казачьих земель "угнетаемым горцам". И памятники русским героям, покорившим Кавказ, – генералу Ермолову и атаману Бакланову начали валить именно тогда. А в исторической науке закрепилась формулировка "национально-освободительная борьба народов Кавказа" против "царизма".

Что уже в наши времена трансформировалось в геноцид. Но был ли он?

Однозначно нет. Черкесы издревле были неспокойными и не самыми добрыми соседями России: участвовали во всех набегах крымчаков и ногайцев на русские земли, регулярно нападали на русские сёла в поисках рабов, в первую очередь рабынь, которые особенно ценились у османов. Ценились у турок и черкешенки – и это не оговорка, это только в россказнях современных черкесских националистов существовало свободное государство Черкесия, на деле же не было никакого государства, а были князья, которые всегда были не прочь поживиться за счёт соплеменников и соплеменниками – речь всё о том же рабстве.

черкесыЧеркесская пара исполняет традиционный танец. 1877 год. Фото: Russian Look / Globallookpress

Именно для защиты одного из кабардинских князей, лояльного России, ещё при Екатерине была отстроена крепость Моздок, на которую всё равно регулярно совершались набеги. Не прекращались они практически все сто лет, хотя Россия всячески избегала конфронтации с горцами и рейды на их территорию были строжайше запрещены. Так продолжалось до тех пор, пока в подданство России не попросилась Грузия – и тут уже держать у себя в тылу населённую недружелюбным народом территорию не представлялось возможным: русские вышли за пределы Кубани, начали ставить крепости, в том числе и форт Святого Духа, и подчинять непокорные аулы.

Надо заметить, что и без иностранного вмешательства тут не обошлось: горцев традиционно подзуживала против России Османская империя, а в 30-е годы XIX века на стороне Порты стала активно играть опасавшаяся усиления России Великобритания. В частности, британский дипломат Дэвид Уркварт, представляясь посланником "английского султана", начал подбивать уже было склонявшиеся к союзу с Россией племена выступить против неё, и довольно успешно (новые друзья стали называть британца Дауд Беем, он же их в письмах к соплеменникам иронично – "милые ирокезы"). Даже, по одной из версий, Уркварт стал автором черкесского зелёного флага со стрелами – во всяком случае, он сам об этом писал.

Война с обеих сторон шла предельно жёстко, но когда дело подошло к её завершению, Россия поставила перед неспокойными противниками условие: либо они переселяются под контроль казаков на Кубань, либо убираются в Османскую империю, благо та вроде как ждала их с распростёртыми объятиями. Жить под казацким надзором выбрали не все, благо Порта активно рекламировала вышеупомянутое переселение:

среди горцев ходили истории о том, что на турецкой земле тыквы растут величиной с карету и для сытой жизни достаточно за год вырастить несколько – одну есть самому, остальные на продажу

При этом османам черкесы нужны были в качестве воинов, ну и к красавицам черкешенкам те питали определённую слабость. В итоге, многие покинули свои земли и проиграли, потому как на турецкой земле утратили свой язык. Оставшиеся же получили горские школы, возможность поступать на императорскую военную службу, учёный Леонтий Яковлевич Люлье разработал оптимальный вариант черкесского алфавита. При этом в империи никто не покушался ни на уклад жизни горцев, ни на их вероисповедание. Так при чём здесь геноцид?

Геноцидом по единству страны

А вот причём – его достали, словно чёртика из табакерки, аккурат тогда, когда, пережив ельцинские глотания суверенитетов, Россия заявила о праве на собственную внутреннюю и внешнюю политику.

И вот в ответ в 2011 году саакашвилевская Грузия признала "геноцид черкесов". А перед Олимпиадой 2014 года в Сочи по многим странам мира прошли митинги черкесов против проведения игр на месте "массовых убийств" и "депортации" этого народа. Наконец, в самый разгар гражданской войны в Сирии на имя российского президента Владимира Путина пришло письмо буквально с требованием принять на исторической родине представителей черкесской диаспоры, иначе им, беднягам, придётся пополнить ряды экстремистов. И тут, конечно, нужно было читать между строк, выделив определения "принять" и "экстремисты".

аулАул Мафэхабль, построенный для черкесских репатриантов. Фото: Аркадий Кирнос / ТАСС

Однако Россия и тут поступила в высшей степени разумно, приняв полторы тысячи черкесских репатриантов – в основном приятных интеллигентных людей, и заложив на исторических черкесских землях аул Мафэхабль. Так что заслать ближневосточных экстремистов в Россию не получилось.

Теперь вот история с памятниками – тем, кто собирал нынешнюю Россию в единое государство. Понятное дело, что против них могут бороться только те, кто хотят единство страны разбить, растащить её по национальным квартиркам. Что, кстати, уголовно наказуемо.

Так почему же на стороне деструктивных сил выступают районные власти? Толерантность воспалилась? Так сразу бы перешли к целованию ног, благо примеры есть. А героев минувших лет оставили бы в покое. Потому как вы им не ровня, уважаемые, и поставить вас на одну доску с ними не получится. И это весьма печалит, конечно.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх