БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 456 подписчиков

Свежие комментарии

  • Валерий Пашнин
    Возраст, ничего не поделаешь. Этого президента выбрал американский народ. Хотя и сам народ сомневается в этом.Байден пытался по...
  • Василий Коликов
    Пыжился-пыжился, а получилось Черненько :))Байден пытался по...
  • Геннадий
    Что тут обсуждать? Мы с этим дедушкой живем как на пороховой бочке! (полный абзац!!!)Байден пытался по...

Где прикажете России брать союзников?

Где прикажете России брать союзников?
Фото: МИД России
Для начала я попросил бы определенную часть наших читателей воздержаться от криков на тему того, что «У России два союзника, армия и флот». Историческое высказывание Александра Третьего Романова звучало несколько более широко: «Во всем свете у нас только два верных союзника, наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас».

Собственно, сегодня флот у нас в таком состоянии, что его смело можно относить к той стороне, которая напротив. До уровня союзника нашему флоту нужна либо машина времени, либо огромные суммы денег и развитая промышленность. Увы, нет ни первого, ни второго. С армией немного лучше, но вот что есть - немного.

Мы же будем говорить о тех, кто при первой возможности ополчатся против нас. Точнее, уже это сделали.

Вообще получается очень интересная картина: есть США, которые, если верить определенным СМИ, оплот тьмы в мире. И есть Россия, которая символизирует собой свет. Тут все в порядке.

Дальше стоит посмотреть на карту.

И тут одного взгляда достаточно, чтобы понять, что с друзьями-союзниками у нас не очень. Я бы сказал – все очень плохо. Пройдемся для начала с севера да против часовой стрелки вдоль границ?

Финляндия.
Это добрый сосед, который союзником никогда не был и не будет. Так сложилось исторически, у финнов свой путь.

Прибалтика. Три республики – очень неприятные соседи. Да, территории полупустые, потому там очень удобно размещать любые войска и вооружения. Причем, антироссийские власти сами траншеи будут рыть. И принимать ответку можно спокойно, потери будут невелики.

Польша. Фактически враг.

Украина. Фактически враг.

Венгрия. Не друг.

Румыния. Не друг.

Болгария. Не друг.

Турция. Здесь сложно. В принципе, еще один такой «друг и союзник», как Турция – и врагов можно не иметь. Любые политические игры с Турцией закончатся либо Су-24, либо еще какой-то оплеухой.

Грузия. Фактически враг.

Азербайджан. Добрый сосед вроде Финляндии. Но у них тоже свой путь, явно ориентированный на родственную Турцию. И натянутые отношения с Арменией, которая вроде как союзник (не уверен).

Казахстан. Вот вроде бы и друзья-союзники, но… куда может понестись авторитарный режим – это вопрос. И очень сомнительно, что РК бросится в любую схватку, в которую может пойти Россия. Крым – лучший тому показатель, да и героев Донбасса в РК запросто могут посадить.

Узбекистан, Туркменистан – не друзья однозначно.

Китай. Китай записывать нам в друзья нет никакого смысла, потому что тут интереснее, друзья ли мы Китаю. А то, что КПК определяет это сама, ни у кого не спрашивая – это понятно. У Китая свой путь, и есть мнение, что наши пути несколько не совпадают.

Монголия. Дружественная страна. Вот только толку с того…

КНДР. Смесь Турции и Китая. Тоталитарный режим с некоей толикой неадекватности. Непонятно, как с такими можно дружить и на них рассчитывать. Да и если рассчитывать – то в плане чего?

В общем – картинка та еще. Но дает определенное представление о том, кто как к нам относится. Самое интересное то, что почти половина – наши бывшие союзники по ОВД и «братья» по СССР. Но по факту значимых и весомых союзников Россия не имеет. Временные попутчики.

Дальше от первого круга ничуть не лучше. Все более-менее развитые страны если и имеют контакты, то как Индия (лучший пример) – покупают то, что нужно, но не более того.

Что можно сказать о союзниках без кавычек? Только то, что их нет. Да, есть некая организация ОДКБ, которая вроде бы как «наш ответ НАТО», но на самом деле является очень унылым способом потратить деньги не пойми на что. У нас это умеют, потому ОДКБ было создано, но не срослось, и треть участников из организации вышла.

Из оставшихся кроме России чем-то похожим на приличные вооруженные силы обладает Казахстан. Остальные, увы, просто рассчитывают на решение своих проблем за счет России (не так давно было продемонстрировано Арменией) что в материальном, что в любом другом ракурсе. Киргизия, Таджикистан, Армения и Беларусь – это не союзники. Это потребители наших денег и наших вооружений. В кредит, который потом Россия простит.

Кстати, о кредитах. Кредиты дают все, кто может. И кто может, тот их прощает. Это делает и Россия, это делают США. Вопрос только, кому от этого хорошо?

Здесь возникает странное ощущение. Непонятное. Мы прощаем кредиты примерно тем же странам, которым прощают США. Все эти Танзании, Бенины, Мали, Гвинеи-Бисау, Мадагаскары, Гвинеи, Чады, Йемены, Мозамбики, Буркина-Фасо и Сьерра-Леоне… Список велик, как велика сумма в 140 миллиардов долларов, списанная Россией.

Вообще в этом плане внешняя политика у нашей страны – только держись. Если посмотреть на подробный список тех, кого простили, там только Куба, Монголия, Киргизия и КНДР не вызывают отторжения. Остальные...

Например, в 2004 году Россия списала Ираку 9,5 миллиардов долларов долга из 10,5. Президент Владимир Путин выразил надежду, что новое руководство страны в ответ учтет интересы российских компаний в Ираке.

Ну вы уже поняли, кто, как и чьи интересы учитывает в Ираке, не так ли? Точно так же все остальные страны. И это, по-видимому, называется «твердой внешней политикой».

Вообще о «твердой внешней политике» приходится слышать весьма часто. Бытует весьма расхожее мнение, что внешняя политика России, в отличие от внутренней стабильная и успешно реализуемая.

Это более чем интересное мнение (в особенности старших поколений) требует, по-хорошему, подтверждений. Потому что если взять внешнюю политику США, то там все просто: какая бы не возникла ситуация, любая инициатива будет поддержана «ближним кругом» стран-сателлитов типа Великобритании, Франции, Канады, Японии. Только, пожалуй, Германия может иметь свое мнение.

Если взять тот же Крым, вроде бы как однозначная и безоговорочная победа. Сколько стран признало это присоединение? Восемь.

Венесуэла (должник, 17 млрд долларов)
Куба (должник, 35,2 млрд. долларов, списано 31,7 млрд)
Никарагуа (должник, простили более 6 млрд)
КНДР (должник, простили 11 млрд)
Сирия (попробовали бы не сделать этого, только советских долгов простили 13 млрд)
Судан (должник, простили 3 млрд)
Палестина (отдельная сложная тема)
Афганистан (должник, простили 11 млрд)

То есть, признание Крыма нам обошлось всего ничего: около 80 миллиардов долларов. Вообще еще немного накинуть сверху – и можно было бы просто купить его у украинских властей. Но это, понятно, если эти деньги выколотить из должников.

А это не так-то просто.

Кстати, интересно, почему отмолчались такие «друзья-союзники», как:

Беларусь (долг 7 млрд долларов и будет дальше расти)
Вьетнам (простили 9 из 11 млрд)
Монголия (простили 11,1 из 11,4 млрд)
Алжир (простили 4,7 млрд)
Ангола (простили 5 млрд)

Список можно продолжать, толку с этого?

На самом деле, если уж торговать политически, так делать это по полной программе. Ничего зазорного в том нет, чтобы покупать голоса на всяких там ассамблеях. Хоть так получить свое от наших «союзников» и «друзей».

Но для этого внешняя политика действительно должна быть твердой и поступательной. Чего давно мы не наблюдаем. Вообще каких-либо реальных достижений давно нет.

Можно назвать победой прощение Ираку 20 млрд долларов в обмен на рассмотрение «интересов российских компаний в стране»? Нет. У Ирака есть нефть, страна добывает ее и продает. Да, российские нефтяные компании вроде бы сидят в Ираке и реализуют свои проекты, но от этого никому не горячо и не холодно. Это частные компании. Покупка Ираком российских систем вооружения – это неплохо, но не на фоне прощенных миллиардов.

Судан тоже можно сюда поставить, в один ряд с Ираком. Пока шла речь о прощении долгов, суданские власти очень внимательно относились к вопросу создания российской военной базы на своей территории. Долги списали, пришли США и показали крутую конфетку: мало того, что простили свои долги, так еще пообещали снять с Судана статус «прибежища террористов». И все, как-то стало не до российской базы совсем Судану. Базы не будет. Об этом стоит поговорить отдельно.

В общем, вопрос состоит в том, что назвать успехами во внешней политике в плане поиска союзников. Если, конечно, обмен миллиардов на «признание» Крыма – то да. В кавычках этот процесс взят потому, что сама Россия как-то не особенно признала Крым своим. Точнее, власть вроде бы признала, а вот о государственном же бизнесе такого не скажешь. Сбербанк, «Газпром», «Роснефть» - вроде бы компании государственные, но в российском Крыму их не увидеть. Санкции, знаете ли…

Санкции – это тоже один из показателей внешнеполитических «успехов». Понятно, что здесь плетью обуха не перешибить, но мы слышим со всех сторон что-то такое про «адекватные ответы» и «жесткие ответы».

Правда, ни жестких, ни адекватных ответов почему-то нельзя увидеть. Ни в отношении США, которые что хотят, то и вводят, ни в отношении игроков классом пониже. Той же Турции, например. Тому же Судану, наверняка ничего не будет.

Большая политика…

Но если все, что позволяют себе США, действительно от большой силы, и ничего с этим не сделаешь, но вот то, что делают игроки рангом ниже – это не совсем понимаемо. Более того, это вредит репутации России на мировой арене.

Действительно, попытки покупки себе «верных» союзников обычно и приводят к тому, что союзники будут реально «верными». И поступят такие союзники именно так, как говорилось в словах Александра Третьего. То есть, при первой же возможности выберут более выгодную сторону и переметнутся туда.

Согласитесь, именно так и поступили наши бывшие союзники по ОВД: Польша, Румыния, Болгария, Венгрия, Чехия, Словакия и куски Югославии. Все страны, как одна, и старые, и новообразованные выбрали не ту сторону, на которой находилась Россия.

Почему? Потому что они слабы. А слабые очень хорошо умеют выбирать сильнейшую сторону. Так что – очень даже показатель.

Остались только те, кто не оставляет мысли пожить за чужой счет еще немного. Армения, Беларусь. Понятно, что никаких займов они не вернут. Мы уже поняли, что такое «реструктуризация» в исполнении Лукашенко.

Вопрос весь в том, насколько это достойно ведущей «супердержавы» - раздавать деньги по всему миру, не получая ничего взамен? США раздают, прощают, списывают. Но что американцы имеют с этого?

Правильно, влияние.

Влияние, в котором, пожалуй, кроме нас и Китая вряд ли кто усомнится.

Конечно, Россия не может позволить себе линию поведения США. Но и выступать в роли простачка, деньгами которого может попользоваться любой желающий – глупо.

Нельзя списывать долги платежеспособным странам, тем, у кого есть что взять. Венесуэла, Алжир, Ливия, Вьетнам – это не те страны, с которыми можно играть в такие игры. Категорически не выгодно такое, что в отношении стран с развитой промышленностью (Вьетнам), либо в отношении обладающих углеводородными запасами (Венесуэла, Ливия, Алжир).

Если у должника денег нет, как у Кубы, то можно просто заморозить долг. Не начислять проценты, но долг – это святое. И одновременно – важнейший метод воздействия или влияния. В США это понимают, и зачастую демонстрируют, как надо обращаться с должниками. И те страны, на которые обрушилась благодать в виде прошения долгов, почему-то преисполняются благодарности к своим кредиторам со всеми вытекающими последствиями.

Почему так не получается у России? Не проблемы ли внешней политики?

Нам нужны союзники. Нам нужны должники, которых можно использовать на благо страны. Качать из них деньги, ресурсы, чтобы в случае чего использовать это на благо своих граждан.

Вот в США умеют это делать. Стоит вспомнить, что на 1 доллар в рублевом эквиваленте, который потратило российское государство на поддержку своих граждан во время эпидемии, в США потратили 263 доллара.

Влияние. Влияние может обеспечить любую страну и долларами, и всем остальным. Особенно, если нет чего-то своего. Влияние может заставить другие страны непросто прислушиваться к мнению отдельно взятой страны, а слушать. Да, как это было в России Александра Третьего.

Но влияние – это не только дешевый газ в трубопроводах и не бряцание оружием на парадах. Влияние – это еще и внешнеполитическая работа, умная и просчитанная. Это стратегия, направленная на приобретение (не за халявные кредиты) союзников и друзей.

В общем, то, чего у России сегодня нет. С 2000 года Россия простила другим странам 140 миллиардов долларов. Что мы приобрели взамен? И где «твердая и результативная» внешняя политика России? Сколько стран за эти деньги готовы стать надежными союзниками России, разместить наши подводные лодки на своих базах, ракетные комплексы в своих лесах, отдать в разработку свои месторождения нефти и газа?

Получается, что за деньги союзников у России не очень выходит приобретать. Так где же их вообще взять, этих союзников?
Автор:
Роман Скоморохов
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх