Свежие комментарии

  • Александр Ульянов
    Прогрессивный налог России не грозит - в России даже капитализм и тот в извращенной форме.Пронько о "богато...
  • Дмитрий Бакланов
    Поколению советских людей это непонятно. Мы считаем, по привычке, спекулянтов и ростовщиков преступниками, которым ме...Дефицит и спекуля...
  • Юрий Николаев
    Разумеется, со стороны «мирового сообщества» реакции на произвол ВСУ не последовало, впрочем, это весьма показательно...«Чтобы понравитьс...

Сможет ли Украина развязать третью мировую?

Сможет ли Украина развязать третью мировую?

Развязать войну могут и трусы, а бороться с её опасностями приходится смелым.

Публий Корнелий Тацит

Вопреки заверениям, которые из телепередачи в телепередачу продвигают некоторые эксперты, лично я считаю, что украинская политическая верхушка, идя на просто невообразимой степени наглости провокации против России, никакой логикой не руководствуется.

Я уже достаточно продолжительное время убеждён в том, что украинское руководство не просто предполагает, что война между Западом и Россией никак территорию Украины не затронет, они просто уверены в этом. Нет, в чём-то, по их мнению, несомненно, коснётся: на территории нэньки будут расположены базы снабжения натовских войск, аэродромы для транспортной авиации и всё такое прочее. Но никак не больше.

А конфликт между Россией и Западом, по мнению украинских политиков, очень быстро закончится. Победой Запада, естественно. Россия будет полностью разгромлена, Запад же отделается относительно легко; а вот Украина останется целёхонька и со свежими силами вместе с войсками НАТО двинет на восток делить трофеи.

Другая неоспоримая догма, на которую, к удивлению, довольно логично опирается украинская власть, заключается в том, что Украина перестанет получать даже те крохи экономической помощи от Запада, если перестанет быть ему политически нужной.

А если, опять же по мнению украинской недоэлиты, Запад и Россия хотя бы немного нормализуют отношения, то Украину ожидает самый настоящий политический и экономический крах.

Поэтому украинское политическое руководство ежедневно вносит свою лепту в эскалацию военно-политической напряжённости между Россией и Соединёнными Штатами, а украинцам всегда подгавкивают фанатичные в своём безумии лимитрофы в виде прибалтов, скандинавов, британцев и поляков.

А недавний пример Афганистана, откуда США реально драпали, заранее объявив вывод войск на конец августа ― начало сентября, а по факту вывели около 80 процентов военных и гражданского персонала на целых четыре недели раньше, очень сильно ударил по шапкозакидательским настроениям украинского руководства и их ручных экспертов. А уж мгновенная и повсеместная сдача правительственных войск талибам во второй декаде августа подлила масла в и так уже вовсю горящий костёр.

И ручные провластные украинские эксперты тут же начали утверждать, что, мол, Америка не виновата. Она вон сколько денег, техники и времени на Афганистан угрохала, а толку никакого. Всё дело, дескать, в том, что правительство Афганистана не желало по-настоящему воевать с талибами, поэтому американцы оттуда и ушли. И если Украина и дальше продолжит воевать с Россией и ЛДНР только на словах, американцы бросят и Украину.

Обратимся к вечному и неутомимому учителю ― истории. Да, каждое государство, переживавшее тот или иной кризис, в конкретный момент времени находилось в уникальной политической, экономической и даже ментальной реальности, с этим никто не спорит. Но некоторые общие исторические принципы всё же действуют на нашей маленькой, но беспокойной планете, иначе мы сейчас были бы во власти хаоса и наша жизнь даже близко не напоминала бы сегодняшнюю реальность, в которой мы имеем удовольствие находиться.

И история ― та фундаментальная наука, к которой непременно обращаются государственные деятели, политики и военные в период принятия трудных решений.

К примеру, СССР и США много раз в двадцатом столетии сталкивались на территории третьих стран. Если полагаться на украинскую логику, то, к примеру, СССР и США должны были в хлам разнести друг друга, а на территории Вьетнама должна была быть тишь да гладь.

Да, знаю, пример не совсем корректен, ведь Вьетнам не развязывал войну, а развязали как раз США, инсценировав нападение якобы вьетнамских катеров на американский эсминец «Мэддокс» в Тонкинском заливе. Но пример Вьетнама как минимум показателен хотя бы тем, что на его территории схлестнулись две сверхдержавы. И тем, что США, да и весь западный мир в целом, позиционировали сайгонских марионеток как светское и демократичное правительство. И наконец, пример Вьетнама как ни одной другой страны мира наглядно может продемонстрировать, в какую яму может свалиться целый регион, если хотя бы его маленькой частью управляют компрадоры, которые выполняют все политические и экономические пожелания светлоликих эльфов. Сюда же можно отнести готовность стрелять не только по своим бывшим союзникам, но и по собственным гражданам, проживающим на подконтрольной им территории. Извольте ознакомиться.

На самом деле история вьетнамского конфликта не так проста, как кажется. В 1954 году между образованными в результате окончания французских колониальных войн в Индокитае Северным Вьетнамом и Южным Вьетнамом были подписаны Женевские соглашения. Проамериканское правительство Южного Вьетнама на протяжении десяти лет саботировало выполнение этих соглашений, прямо как киевская шайка мелкотравчатых бандитов давно и успешно саботирует выполнение соглашений Минских.

Мало того, прозападная сайгонская верхушка подвергала геноциду приверженцев идей Северного Вьетнама на своей территории, в результате чего южные вьетнамцы, которые разделяли идеи государственного строительства северян, подвергались поборам, унижениям, пыткам и даже массовым расстрелам. В итоге некоторые жители стали присоединяться к образованному на момент войны с французами за независимость подпольному движению «Вьетминь», что в переводе на русский означает «Лига независимости Вьетнама», которое впоследствии сменило название на «Вьетконг» ― «вьетнамский коммунист».

Да-да, вьетконговцы ― это никакие не засланные казачки из Северного Вьетнама, это в большинстве своём жители Южного Вьетнама, которые взялись за оружие из-за тотального геноцида, проводимого сайгонской верхушкой по отношению к гражданскому населению.

Правительство США не могло просто так смотреть на то, как кретины из Сайгона своими же глупыми и необдуманными действиями способствуют разрастанию подпольной сети «Вьетконга» на подотчётной им территории, поэтому и совершили провокацию 2 августа 1964 года с участием эсминца «Мэддокс». На территорию Южного Вьетнама нужно было срочно заходить, чтобы не повторилась катастрофа недавно отгремевшей кровопролитной корейской войны, когда северяне-коммунисты буквально прижали войска южан к побережью. И не вмешайся тогда прикрывшиеся мандатом ООН американцы с европейцами, никакой Южной Кореи на сегодняшний момент не существовало бы.

Когда я изучал «деятельность» сайгонской прозападной верхушки, то был удивлён многочисленными сходствами с украинским правительством каденции Порошенко и Зеленского.

Первое, что нужно отметить, ― в первый состав правительства Южного Вьетнама попал лидер крупного преступного синдиката «Бинь Сюйен» Бай Вьен. А ещё один преступный воротила, его партнёр, официально возглавил полицию. Вам это не напоминает Коломойского и Авакова? Дальше ― больше. У преступного синдиката «Бинь Сюйен» (не в составе полиции!) совершенно официально состояли на довольствии пять пехотных батальонов, которые проводили рейды «против партизан Северного Вьетнама».

Некоторые успехи, конечно, были. Ну как «успехи»? Сожгут какую-нибудь деревушку, обвинив местных жителей в сотрудничестве с Севером, а наверх докладывают о ликвидации огромного подразделения «Вьетконга». А в основном эти «батальоны» занимались зачисткой конкурентов, как добропорядочных предпринимателей, так и мафиози помельче, пользуясь правом на насилие, полученном от правительства Южного Вьетнама.

Потому что с настоящим «Вьетконгом» связываться опасно, пристрелить могут. Люди они мотивированные, да и вооружены в основном проверенными большой войной скорострельными и крайне надёжными советскими ППШ-41 и ППС-43, а у бандитов с полицейскими корочками были старые французские винтовки и допотопные револьверы.

Удивлены? Напрасно. Это только в американских фильмах военизированные формирования Южного Вьетнама назывались союзниками и изображались симпатичными вьетнамцами в красивом камуфляже и с М-16 наперевес. На самом же деле современное американское оружие получали только те южновьетнамские подразделения, которые несли службу вместе с американцами на отдалённых от Сайгона базах и аванпостах. Остальные, как я уже говорил, были вооружены старым французским оружием и носили уродливую мешковатую форму местного покроя.

Поэтому преследовать настоящий «Вьетконг» было опасно для жизни и здоровья. Куда как приятнее устранить конкурентов, забрать их бизнес, а самих убиенных задним числом записать в ряды вьетконговцев, а с настоящими вьетконговцами лучше вообще не встречаться. Нет, я не утверждаю, что сайгонская верхушка вообще не воевала с «Вьетконгом» ― что-то делать всё равно приходилось. Но подавляющее большинство операций против «Виктор-Чарли» (Victor Charlie – VC – VietCong, разговорное обозначение вьетконговцев среди американских солдат) планировали и проводили сами американцы. Вы всё еще не узнаёте в этом прекрасном натюрморте нынешнюю Украину, которая мриет о том, что Штаты вместо них победят ЛДНР и Россию, а пэрэмогу присвоит себе Украина?

Как и во Вьетнаме тех лет, после Майдана современное вооружение, снаряжение, форму и разгрузку получили только избранные подразделения, а остальные украинские бандформирования ходят в неудобной, уродливой и быстро выходящей из строя форме украинского производства. А вооружены «воины света» преимущественно старым советским вооружением. Но это не помешало им по примеру южновьетнамских коллег устроить геноцид среди местного населения, отказывающегося принимать ценности Майдана. И уж точно никак не помешало кошмарить неугодных бизнесменов, задним числом записывая их в «ватников».

Первым президентом Южного Вьетнама стал Нго Дин Дьем. При подавляющем буддистском населении это было странное назначение, ведь Дьем был католиком. Но самое главное, это был недалекий, но при этом алчный, жадный и жестокий человек. Репрессии местных жителей через несколько месяцев после его воцарения стали простой обыденностью.

Но с «вьетнамским Коломойским» президент не ужился, прямо как Пётр Алексеевич с Коломойским настоящим. Не в восторге от Бай Вьена было и ЦРУ, как и от Коломойского. Уже в апреле 1955 года парашютисты южного Вьетнама при поддержке американского спецназа, тогда ещё действовавшего неофициально, атаковали здание полицейского управления в Сайгоне. В ответ «новые полицейские» открыли минометный огонь по резиденции Дьема.

Все закончилось через неделю. Бывший член правительства и преступный лидер Бай Вьен отбыл во Францию. А Нго Дин Дьему отошла под контроль полиция (чего ценными кадрами разбрасываться?), наркотрафик, игорный бизнес, сеть подпольных ростовщиков и бордели. Арсен Борисович наверняка тоже после отставки такие же «ништяки» вынужден был передать под управление шайки на Банковой, во всяком случае хоть какую-то часть.

Дьем стал первым и единственным олигархом Южного Вьетнама, а Сайгон в результате этой разборки приобрел развороченный правительственный квартал, один разрушенный мост и 20 тысяч жителей, оставшихся без крова.

ЦРУ тоже параллельно выполняло свою работу. Эдварду Лансдейлу, резиденту ЦРУ в Южном Вьетнаме, на верность присягнули два крупных религиозно-преступных синдиката: «Хоа-Хоа» и «Као-Дай». После разгрома «Бинь Сюйен» уговорить их было легко ― наглядный пример в виде останков несговорчивых все еще соскребали с улиц и стен Сайгона. Да и теневой бюджет ЦРУ во Вьетнаме размером в девять миллионов долларов делал свое дело.

Сразу же после разгрома «Бинь Сюйен» Нго Дин Дьем решил завести свою тайную полицию из числа бывших работников разгромленного синдиката, которым не нашлось места в полиции. Он заботливо предоставил им неподотчетную статью дохода. Они имели ощутимую долю с экспорта наркотиков за рубеж, а также занимались розничным сбытом фасованных наркотиков в злачных местах Сайгона среди проституток и военнослужащих.

За такие деньги сотрудники тайной полиции работали на совесть. Число жертв зверств и репрессий стало переваливать за тысячи ежемесячно. Не стоит напоминать о том, что большинство дел были сфабрикованными, ведь с настоящим «Вьетконгом» связываться никто не хотел. Руководство тайной полиции только таким способом ― фабрикацией и подлогами ― могло доказать свою лояльность и старательность в деле «борьбы за демократию» своему президенту, который до ужаса боялся «Вьетконга».

Может быть, правительству Южного Вьетнама помогло то, что «весь мир с ними»? Нет, ничуть.

Со стороны американцев много говорилось об огромном количественном перевесе Вьетнамской народной армии и «Вьетконга» над «демократическим» Югом. Но они забывают упоминать американскую группировку в 475 тысяч человек пиковой единовременной численности и контингент Южной Кореи, который стоит отметить особо. За все время конфликта правительство Южной Кореи, с учетом ротации, послало в общей сложности 300 тысяч бойцов, отметившихся особой жестокостью по отношению к местному населению. Сами же они потеряли в боях и столкновениях 5 099 человек убитыми, согласно официальной статистике.

Южнокорейцы занимались тем же, что и у себя на родине десять лет назад: без разбора грабили и убивали местных жителей. Это добавляло симпатии Хо Ши Мину и местным ячейкам «Вьетконга», которые на территории Южного Вьетнама достигали 25 тысяч молодых активных бойцов, не считая сотен тысяч симпатизантов среди местных жителей, что скажется в 1975 году. Вооруженные активисты и бойцы местных ячеек при содействии Вьетнамской народной армии в короткий срок после позорного бегства американцев снесли прозападную верхушку. Как мы видим, даже прямое военное вмешательство не помогло «демократам» удержаться у власти.

Еще одной проблемой Вооруженных сил Южного Вьетнама и даже США было массовое дезертирство на почве неприятия жестокости по отношению к местным жителям, а также наркомании. Были разработаны целые программы реабилитации, но усилия были тщетны. Не напоминает проблемы ВСУ?

А может, у вьетнамских «воинов света» было все хорошо с экономикой? Да нет, всё было очень плохо. На начальном этапе взаимодействия с американцами правительство Сайгона рассчитывало на «золотой дождь» из Америки, какой совсем недавно пролился на Тайвань.

И правда, о Тайваньском «экономическом чуде» тогда не говорил только ленивый: в период с 1951 по 1962 годы 30 процентов инвестиций в тайваньскую экономику составляли американские деньги, которые позволяли им в этот период наращивать экономику в среднем на 9,2 проц. в год, согласно официальным данным.

Основания на эти расчеты были: советник от США в Южном Вьетнаме был тот же, что проводил земельные реформы в Японии и Тайване ― выходец из Российской империи экономист Вольф Ладежинский.

Но успех Тайваня был обусловлен тем, что методы «демократического советника» были далеки от идеалов демократии: у тайваньских латифундистов принудительно по государственной цене выкупили землю, заставили вырученные деньги вложить в реальный сектор экономики, а землю отдали в аренду фермерам на условии ежегодного взноса в государственный бюджет крайне низкого арендного платежа.

У Южного Вьетнама почему-то получился «Тайвань наоборот». Две трети всей земли достались латифундистам, причем Дьем упразднил сельское самоуправление, чем окончательно лишил землепашцев каких-либо прав.

Мне одному напрашивается параллель с Украиной и Польшей? Ведь полякам давали и дают значительные суммы денег, а Украине только мизерные кредиты под бешеные проценты. Польские фермеры поддерживаются польским правительством, а украинское руководство намерено по примеру Южного Вьетнама сдать украинские земли латифундистам.

Возвращаясь к земельной реформе Южного Вьетнама, выдам закономерный результат: на момент 1965 года Южный Вьетнам из крупного экспортера риса превращается в импортера. Это происходит на фоне роста ВВП, некоторого роста промышленного производства, которое бравурно освещается в сайгонских газетах. Но там умалчивается о росте потребительских цен, а также кратном повышении платы за электроэнергию и телефонную связь. Всё еще не узнаете незалэжную?

Одновременно с ростом тарифов и утраты статуса экспортера риса в 1965 году в Южном Вьетнаме начинается экономическая депрессия, отмеченная резким увеличением теневого сектора, что приводит к огромному дефициту бюджета. Власти Южного Вьетнама использовали каждую международную площадку, чтобы призывать инвесторов со всего мира вкладываться в экономику «свободного Вьетнама». Вам это никого с хриплым голосом не напоминает?

Но господа из Белого дома оставались глухими к мольбам о финансовой помощи, зато активизировались Филиппины. Они вместо военного прислали «гражданский контингент», всего около тысячи человек, где было 68 военнослужащих, несколько десятков медиков и инженеров, а остальные были… специалистами по сельскому хозяйству. Они в основном занимались планомерной переправкой трудолюбивых безработных южных вьетнамцев на работу в Филиппины. А безработных благодаря земельной реформе было много. Вы тоже провели параллели?

Как я уже упоминал выше, в 1975 году прозападное сайгонское правительство было снесено коммунистическим Севером, но что в итоге?

Некоторые функционеры сайгонской верхушки успели убежать во Францию, но большую часть всё же казнили.

Страна «приобрела» огромные разрушения, а с безбрежными минными полями вьетнамцы не могут справиться до сих пор, им в этом сейчас помогают российские сапёры.

С экономикой всё понятно: западного «чуда» не случилось, после войны экономика Вьётнама развивалась сложным, но естественным путём.

Подождите, но, может быть, кто-нибудь дал денег, что-нибудь компенсировал? Да, а как же. Вьетнам с 1990-х по сегодняшний день получает от США по несколько миллионов долларов в год на «борьбу с последствиями негативного воздействия агента «Оранж». И всё. Никакой тебе компенсации за военные преступления и причинённый ущерб от Франции, Австралии, Филиппин, Южной Кореи и Великобритании. После войны Вьетнаму активно помогал только Советский Союз, ведь с Китаем у Вьетнама отношения очень быстро ухудшились: дошло до полномасштабного боестолкновения в 1972 году.

А что там с СССР и США? Они обменялись ракетными ударами, о чём мриють шановни украинцы, чи ни? Ни. Более того, СССР и США сталкивались во многих странах: в Гватемале, Анголе, Афганистане, Мозамбике, Эфиопии, Сальвадоре и много где ещё. И никогда не обменивались ядерными ударами, предпочитая негласно воевать на территории третьих стран.

И вообще, каждому мало-мальски вдумчивому человеку давно ясно, что украинская мрия неосуществима: Россия и коллективный Запад вот уже восьмой год предпочитают воевать на территории нэньки, а не обрушивают ядерное оружие на территории друг друга.

Да, прямо сейчас резко и без объяснений американцы бросить Украину не могут. Будут бросать плавно и медленно, дабы клиент не заподозрил неладное и не поднял вселенский визг. При этом процесс плавного и медленного расставания будет сопровождаться заверениями в поддержке и обещаниями помочь, что мы сейчас и наблюдаем. Но это ничуть не помешает им за месяц до часа икс начать массовую эвакуацию, как в Сайгоне и Кабуле.

С другой стороны, прибалты и поляки, а также командующие ими британцы поддерживают милитаристские настроения украинской верхушки. Прибалты и поляки вербально, а вот британцы проводят активные мероприятия: то Скрипалей отравят и свалят всё на русских, то эсминец в наши территориальные воды пошлют.

Но больше всего украинскую верхушку вдохновляют оправдательные статьи в американских СМИ, которые главной причиной провала американцев в Афганистане объявили нежелание афганского правительства по-настоящему воевать с талибами.

Некоторые альтернативно одарённые особи на Банковой уверены, что их не бросят, если они будут по-настоящему воевать с Донбассом, Россией или Белоруссией. Обращаться к историческим примерам или же адекватно анализировать текущие реалии украинское политическое руководство неспособно в принципе. Это медицинский факт.

Так сможет ли Украина развязать третью мировую? Апрель 2021-го уже дал ответ на этот вопрос. Украинская верхушка попыталась это сделать, а коллективный Запад дал заднюю и теперь прикрывает свой позор агрессивной риторикой и нелепыми оправдательными публикациями.

Из попытки развязать европейскую, а впоследствии и мировую кровавую бойню вышел пшик, но украинская верхушка упорно продолжает попытки развязать большой конфликт и будет дальше продолжать это делать. С самой Россией конфликт они, конечно, не развяжут, а вот провокацию в зоне разграничения на Донбассе или на границе с Белоруссией организовать могут.

Но что бы там о себе ни думала Украина, коллективный Запад уже всё решил, хоть украинцы и не хотят в это верить. Посмотрите хотя бы на то, что поляки вознамерились возобновить авиасообщение с Белоруссией с октября этого года. Даже Варшава уже не хочет эскалации на белорусском фронте, но в Киеве, как всегда, свой чисто украинский взгляд на окружающий мир.

Я уже не говорю о том, что воевать с регулярной белорусской армией гораздо хлопотнее, нежели с корпусами ЛДНР. Да, у Белоруссии нет флота, но в остальном их армия полноценна: есть и артиллерия, и бронетехника, и авиация. И численность белорусской армии больше, нежели армия республик Донбасса. Так что украинским «недоястребам» в случае чего нехило прилетит как на Донбассе, так и на границе с Белоруссией, а Запад всего лишь выразит «очень серьёзную озабоченность и беспокойство».

Участь бывшей УССР незавидна. Если вы подумали, что я привёл пример Вьетнама как некую страшилку, то вы ошибаетесь. По сравнению с Украиной Вьетнаму очень сильно повезло.

У жителей бывшей УССР нет несгибаемого «Вьетконга» и Вьетнамской народной армии, которые пришли бы и вышвырнули нацистских нелюдей из правительства и парламента.

Жители Украины не могут рассчитывать на приход во власть дисциплинированных, целеустремлённых и относительно компетентных чиновников Северного Вьетнама.

Руководство Северного Вьетнама в годы войны не забывало про промышленное развитие и построило, не без помощи СССР, десятки предприятий на подконтрольной им территории, несмотря на боевые действия и регулярные бомбёжки американцев. Так что хоть каким-то экономическим и промышленным базисом после сноса прозападной южновьетнамской верхушки и политического объединения страны руководство уже объединённого Вьетнама безусловно располагало. На Украине же, наоборот, завершается деиндустриализация и промышленная деградация, причём на всей территории, подконтрольной Киеву. Даже предприятиям, расположенным на территории республик Донбасса, сейчас тяжело.

И уж конечно, «великая и свободная» Украина не сможет рассчитывать на помощь Кремля, который и после войны помогал вьетнамскому руководству, участвуя в восстановлении разрушенных и возведении новых предприятий, что во многом и обеспечило Вьетнаму возможность возродиться.

Донбассу Россия, естественно, поможет, и уже очень скоро на его территории зацветут промышленные гиганты, возвращая его жителям славу великих производственников и людей труда. А кто поможет остальной Украине и, главное, когда?

Один российский ресурс как раз намедни опубликовал новость о том, что якобы безграмотные талибы намерены достраивать газопровод ТАПИ, по которому российский газ пойдёт в Индию. Тут же некий весёлый пользователь в комментариях пошутил, что через несколько лет у талибов будет российский газовый транзит, а у украинцев ― нет. А лично мне интуиция подсказывает, что темпы экономического возрождения Афганистана будут значительно выше украинских.

Анатолий Урсида

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх