Свежие комментарии

  • vilen petrov
    посмотри фильм https://youtu.be/0Us6yiESjuMДень твой последн...
  • Алексей Буйнов
    Нужно начинать вводить жёсткие санкции против чешского государства и конкретных граждан, вплоть до обвинения их в тер...Суд Праги увеличи...
  • Alex Dovzhan
    Статья хорошая, но посвящать её разборке "путанных мыслей и неприятия России" очередным западным апологетом слишком м...«Ну что, брат Пуш...

Минус 500 тысяч умерших, плюс 400 тысяч нищих. Куда мы катимся?!

Минус 500 тысяч умерших, плюс 400 тысяч нищих. Куда мы катимся?!

Фото: Сергей Ведяшкин / АГН "Москва"

День прошёл – в России стало ещё на полторы тысячи человек меньше. Ещё день – ещё полторы тысячи. Куда приведёт нас эта дьявольская арифметика?

Росстат (организация, входящая в структуру Минэкономразвития) опубликовал предварительные демографические итоги 2020 года. Согласно им, Россия потеряла за год 510 458 человек, то есть население страны убывало примерно на полторы тысячи человек в день. Это худший показатель с 2005 года, после которого начался "бэби-бум стабильности", позволивший в 2010 году впервые с 1995-го выйти на общий рост, а в 2013-м – и на естественный, без учёта миграции.

Почему так вышло

Главных причин трагедии две: пандемия и миграционный отток.

    1. Согласно официальной статистике, коронавирус нового типа убил 70 тысяч человек, однако сопутствующие заболевания привели к ещё большему числу преждевременных смертей. За первые 11 месяцев Росстат оценивает избыточную смертность в 184,6 тысячи человек. То есть – внимание! – кроме 70 тысяч умерших от ковида, умерло сверх прогноза ещё 110 тысяч человек. Которые могли бы жить, но которых не смогли вылечить, так как силы системы здравоохранения были отвлечены на пандемию.
    2. Ввиду приостановки производства и закрытия многих предприятий сферы услуг постоянно проживающие в России мигранты правдами и неправдами старались пересидеть сложное время на родине. И поскольку многие ограничения в России сохраняются, они пережидают тревогу в своих странах с более мягким климатом и чисто символическими карантинными мероприятиями. Миграционный отток за первые 8 месяцев (да, у Росстата очень неоднородные сроки предоставления статистики) составил 242 тысячи человек. Аналогичные откаты были и в 2009-м, и в 2014-м – если кто-то беспокоится по этому поводу, можно сразу сказать: вернутся, никуда не денутся.

Это основные, очевидные и никем не оспариваемые причины демографического кризиса в стране. Но есть и другие, также внёсшие свой чёрный вклад.

      1. Говоря о современной демографической ситуации, порой забывают, что у нас сейчас попросту мало мужчин и женщин детородного возраста – так называемая демографическая яма. Сейчас активнее всего рожают дети девяностых, а их не то чтобы очень много. Поколение "бэби-бума" второй половины нулевых внесёт свой ощутимый вклад в демографию лишь через десять лет. Правительство в меру сил пытается повлиять на ситуацию, но новые законы об увеличении помощи семьям с детьми были приняты лишь в 2019-20 годах – такие документы не работают мгновенно даже по чисто физиологическим причинам, к тому же часть новых норм начала действовать лишь с 1 января 2021 года. За первые десять месяцев 2020 года в России родилось на 257 тысяч детей меньше, чем за аналогичный период 2019-го. Пандемия тут ни при чём.
      2. Крайне негативно отражается на демографии урбанистическая политика, культивирование строительства как "драйвера экономического роста". Доля городского населения в стране постоянно растёт, и закон о всероссийской реновации лишь ускорит этот процесс. Мы строим больше всех квартир в Европе в пересчёте на душу населения, но это самые маленькие по площади квартиры! Молодые люди вынуждены ждать долгие годы, пока не расширятся достаточно для рождения первенца – какие там трое детей на семью! России давно уже не нужны новые городские кварталы, ей нужны новые (или ожившие старые) деревни и сёла. К слову, помимо прочего, город – это ещё и благоприятнейшая среда для быстрого распространения вирусов, которые нам уже пообещал основатель Microsoft.
      3. Долгая самоизоляция и рост безработицы подарили многим из нас избыток свободного времени, и далеко не все смогли достойно принять этот "подарок". Отсутствие необходимости контролировать потребление алкоголя – соблазн, преодолеть который смог не каждый. И это тоже внесло свой вклад в смертность, в первую очередь мужскую. А мужчина у нас всё ещё добытчик, и у этой части смертности ещё будет долгое экономически-демографическое эхо.
      4. Наконец, жизнь на нашей планете не бесплатна. По сравнению с 2019 годом число малоимущих в стране выросло примерно на 1,2 миллиона человек. По последним данным, число людей, зарабатывающих в месяц меньше прожиточного минимума – то есть бедных в собственном статистическом смысле слова, – выросло на 400 тысяч человек. По другим подсчётам, сегодня бедных в России – 13% от общего числа граждан. Нет, эти люди не голодают, проблема голода в России, слава Богу, давно не стоит, но снижение качества питания, доступности медицинской помощи (бесплатные медицинские ресурсы были заняты коронавирусными больными в ущерб остальным) также не лучшим образом отражаются на здоровье людей.

Есть мнение, что самоизоляция положительно повлияла на динамику деторождения. Так ли это, увидим совсем скоро, в статистике в первой половине 2021 года. Однако всплеск рождаемости "детей самоизоляции" – большой вопрос.

Что теперь делать

Правительственный прогноз говорит о том, что к естественному приросту мы вернёмся лишь в 2030 году, а до тех пор надо усиленно стимулировать миграцию. Насколько предложенная мера верна – отдельный сложный вопрос. Мягко говоря, с тем, что для компенсации убыли населения нам нужны непременно мигранты, да ещё и непременно с юга, не все согласны. Однако, даже если исходить из того, что приняты верные решения, исполнение этих решений пока проблемы не решает. Несмотря на все стимулы, 2018 и 2019 годы тоже оказались "убыточными" для России: –99 700 и –35 600 человек соответственно. Уезжают больше, чем приезжают.

Беда не в пандемии как таковой, не в мигрантах, а в том, что в России до сих пор нет детально проработанной демографической политики. И что хуже всего, та политика, которая проводится в жизнь, оказывается мало связанной с провозглашаемой борьбой с бедностью.

Даже после повышения материнского капитала и пособий объём совокупных государственных расходов на поддержку семей с детьми в России дотянется лишь до 1% ВВП. Мировым лидером по этому показателю сейчас является Франция – 5-6% ВВП. При этом размер бюджета относительно ВВП у нас в России больше, чем в Европе!

То есть первый вывод из происходящего прост и доступен любому: нужно найти возможность выделять на поддержку семей с детьми в несколько раз (для начала хотя бы раза в три) больше денег, чем сейчас. 

Есть, впрочем, и в России положительный пример – это Сахалинская область, где приняты масштабные региональные меры поддержки многодетных семей. В итоге суммарный коэффициент рождаемости всего за пять лет вырос с 1,56 (меньше среднероссийского) до 2,16 – выше уровня естественного воспроизводства. Причём за это время число многодетных семей в регионе увеличилось в два раза. Дальше, правда, "сахалинский феномен" пошёл на убыль: в 2018 году коэффициент снизился до 1,96, в 2020-м, очевидно, он будет ещё меньше. И всё же это четвёртое место среди русских регионов России, и никто не отменял местный план мероприятий демографического развития с целью 2,25 рождений на одну женщину к 2025 году.

Распространение сахалинского опыта на всю Россию потребовало бы трат в размере примерно 2% ВВП, это примерно 2 триллиона рублей. Для сравнения: если приостановить государственное городское строительство и прекратить поддержку банковской сферы, денег вполне хватит. Причём надо понимать, что это не деньги на ветер. Это именно долгосрочные инвестиции: через четверть века дети демографической реформы начнут содержать страну.

Однако пока, судя по всему, правительство надеется на скорое повышение рождаемости за счёт "бэби-бума" нулевых, когда можно будет без дополнительных усилий отчитаться о "беспрецедентном росте рождаемости". Вот только без дальнейшего расширения поддержки общий коэффициент вырастет, а суммарный – нет. Детей будет больше, а рождений на каждую женщину – нет. Это не решение проблемы. Это способ замести её на несколько лет под ковёр.

Сахалинский феномен и финансовые возможности страны

Сахалинский опыт может быть использован практически в любом регионе России. Важно, что все предпринятые там шаги – региональные, то есть действуют в дополнение к федеральным выплатам, приплюсовываются к ним. Итак:

– Ежемесячная денежная выплата беременным женщинам и детям до трёх лет на обеспечение их полноценным питанием – 2433 рубля на главном острове, на Курилах – больше.

– Крупная единовременная материальная помощь семьям при рождении первенца – 54 444 рублей, студенческим семьям – 57 438 рублей. Возможность использования этих денег ограничена, но шире, чем у федерального материнского капитала.

https://vk.com/video-75679763_456256741

– Студенческие семьи с детьми также получают ежемесячную помощь в размере величины прожиточного минимума.

– Многодетные семьи получают 2551 рубль в месяц на каждого ребёнка, а также ежемесячную выплату при рождении третьего или последующих детей в размере прожиточного минимума. Эти семьи освобождены от уплаты налога на имущество, от земельного налога на участки под ИЖС, малоимущие – ещё и от уплаты транспортного налога.

И это лишь часть из более чем 50 (!) региональных мер поддержки рождаемости. Если это был эксперимент, то он однозначно удачный, и его надо срочно распространять на всю Россию.

К слову, объём сборов НДФЛ в 2020 году уже превысил бюджетные доходы от продажи нефти и газа. Экономику России отныне делают люди, а не недра. И именно поэтому в людей нужно инвестировать, пусть даже поступаясь мгновенными сверхдоходами корпораций, их владельцев и руководителей.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх