БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 465 подписчиков

Свежие комментарии

  • Лариса Еловенко
    Всех кто сидит в тюрьмах страны можно выпустить и заменить Чубайсом он украл больше чем все они вместе взятые. Таким ...ЧУБАЙС, КОТОРЫЙ Н...
  • Лариса Еловенко
    Ему давно пора застрелиться. Его ненавидит вся страна. От одной ненависти должен был отправиться на тот свет вместе...ЧУБАЙС, КОТОРЫЙ Н...
  • валерий чердынцев
    А что президент??? Ведь это - его соратник...ЧУБАЙС, КОТОРЫЙ Н...

Про «электронный концлагерь» и демографию: ещё один неочевидный плюс тотальной слежки

Про «электронный концлагерь» и демографию: ещё один неочевидный плюс тотальной слежки

 

Как многие читатели моей колонки уже знают, ваш покорный – убеждённый сторонник всяческой цифровизации везде, где преимущества от неё перевешивают минусы. Одну из таких областей мы пока здесь не обсуждали. Касается она массового внедрения в России систем видеоаналитики.

 

Как известно, с помощью видеокамер сегодня фильтруют не только дорожный трафик, следя за перемещениями автомобилей и выявляя нарушителей ПДД. В московском метро, на улицах Москвы и  некоторых других крупных городов уже вовсю работают системы, позволяющие автоматически идентифицировать находящихся в розыске преступников по лицам (даже прикрытым масками), походке, одежде и тому подобным признакам. Эта система уже принесла свои первые плоды.

В частности, по данным камер в московском метро выявлены и задержаны 964 человека. Среди них мошенники, воры, наркоторговцы, насильники и даже убийцы. Про разного рода «болотников» и «кидателей стаканчиков» мы здесь не говорим.

Про «электронный концлагерь» и демографию: ещё один неочевидный плюс тотальной слежки

В 20-миллионном мегаполисе раньше было совсем не сложно затеряться каждому, кто этого хотел. Однако с внедрением несколько лет назад новой системы умные нейросеточки стали мгновенно опознавать таких ребят.

Если человек есть в базе разыскиваемых лиц, то в течение трех секунд ближайшие к нему наряды метрополитеновской полиции оказываются автоматически оповещены и снабжены фото- и видеоориентировкой.

 Такой вот «дивный новый мир».

Здесь я не буду обсуждать, насколько эти меры при их масштабировании на всю страну позволят снизить уличную преступность, в целом повысить раскрываемость преступлений и эффективность работы контрразведки. Также оставим за скобками дискуссию о том, насколько замечательно, что подобные системы сегодня находятся в распоряжении и «хороших парней» тоже, а не только АНБ и силовых структур вероятного противника. Статья моя не про это.

Лучше давайте обсудим одну интересную мысль, которая вряд ли придёт в голову борцам с «цифровым тоталитаризмом» вроде мадам Четвериковой и подобных ей ретроградно настроенных сограждан.

Я считаю, что масштабирование испытываемой в столице системы видеоаналитики несет в себе два очень позитивных для нашего государства «побочных момента».

Первый касается решения проблемы занятости. В одной из более ранних заметок я затрагивал проблему технобезработицы, которая в ближайшее десятилетие из абстрактной угрозы превратится в фактор очень серьёзно влияющий на социальную стабильность и социальную же напряженность.

Так вот, в данном случае имеем тот (не такой уж редкий) случай, когда технический прогресс несет в себе не только проблему, но и её решение. Представьте, что видеокамеры с умными системами идентификации личности будут распространены не только в двух столицах, но вообще в любых населенных пунктах крупнее пяти тысяч человек. Представьте себе, что камер этих в стране будут не сотни тысяч, как сейчас, а сотни миллионов. На каждого гражданина страны будет по несколько (десятков?) камер, подключенных к упомянутой выше системе.

Это массивная инфраструктура, которую кому-то придётся обслуживать. Понадобится армия обученных (и регулярно проверяемых на полиграфе) техников, которая подобно заполонившим городские ландшафты легионам доставщиков еды, станет важной частью решения проблемы  занятости.

Второй момент касается демографии. Кроме шуток главной задачей, которая в ближайшие годы стоит перед нашей страной, является разгрузка мегаполисов. А именно поиски способов как-то выманить людей из городов в деревню. Только так можно будет вдолгую обеспечить воспроизведение населения страны. И, как ни парадоксально, миллионоглазые города станут одним из инструментов решения этой экзистенциальной проблемы.

Во-первых, значительная часть людей просто не захочет жить в местах, где личное пространство и анонимность стали фикцией. Да, анонимность сохранится в отношении двух случайно взятых рядовых граждан, но для государства в лице его спецслужб города в среднесрочном будущем станут полностью прозрачными. По факту, этот процесс уже и так зашёл очень далеко, и секретом Полишинеля является факт, что камеры с микрофонами в наших гаджетах — его неотъемлемая часть. Давайте на секунду перестанем строить иллюзии, будто слежкой за своими согражданами занимаются только в АНБ.

Не всем такой подход нравится и многие (по идеологическим или религиозным соображениям) будут вынуждены мигрировать из мест, где камер много туда, где их пока мало. При условии закрытых границ (о чем государству в условиях кризиса также предстоит позаботиться) потоки миграции будут направлены из мегаполисов в города помельче, а оттуда — в села и крупные деревни. По мере постепенного продвижения системы цифрового контроля вглубь страны дело логично дойдёт до одиночных хуторов и заимок.

Позитивно ли такое перемещение людей скажется на освоении территории нашей страны и демографии? Полагаю, данный вопрос можно считать вполне себе риторическим.

Кстати, парадоксальным образом с этой точки зрения даже в феномене госпожи Четвериковой можно усмотреть пользу для государства. При условии, разумеется, что её доводам поверит и напугается достаточно много сограждан. Штрихкоды с метками Сатаны, электронные паспорта, чипирование в вакцинах от ковида и дистанционное обучение. Есть от чего простому Кузьмичу уверовать в близкий конец света и переместиться в глушь — согласитесь?

Во-вторых, как вы уже догадались, помимо анархистов, поборников независимости индивида от государства, технофобов и гиперрелигиозных элементов, есть ещё и тысячи находящихся «в бегах» граждан. Они совершили преступления той или иной степени тяжести и не желают нести за это ответственность. Таким тоже не останется ничего иного кроме как покинуть мегаполисы и сбежать куда-нибудь, где государев цифровой глаз их не узрит (а если узрит, то не подаст виду).

Про «электронный концлагерь» и демографию: ещё один неочевидный плюс тотальной слежки

Поначалу у таких будут шансы затаиться в деревнях западной части страны, но после того, как система цифрового контроля постепенно охватит и их, придется бежать за Урал в Сибирь (на Дальнем Востоке будут параллельно идти те же процессы, что и в европейской части РФ). Такие вот «столыпинские переселенцы 2.0». Или «новые австралийские каторжники», если хотите.

Кстати, в этой связи я обеими руками поддержу возвращение практики принудительной высылки преступников на условно вечное поселение в периферийные части Империи. Особенно за Урал.

Естественно, за всё хорошее нужно платить. Так и у нас одновременно будут идти два противоположно направленных процесса. С одной стороны предсказуемо будет расти безопасность городов. С другой в глуши параллельно будет накапливаться разнообразный преступный элемент (феномен «сто первого километра» или «холодного лета 53-го», кто понимает). И жить там станет сильно опаснее.

Это для страны в целом не очень хорошо, потому что потенциально такой разрыв в в безопасности между городом и деревней может обратно подстегнуть урбанизацию, а с ней — новый виток депопуляции. Чтобы такой сценарий не стал реальностью надо будет своевременно диверсифицировать ресурсы правоохранителей. Сегодня подавляющая их часть сосредоточена в городах. Завтра (возможно, уже лет через 8-12) дело будет обстоять с точностью до наоборот.

Также надо понимать, что эта история не сработает так эффективно, если видеокамеры начать внедрять сразу и повсеместно. Если одновременно с городами-миллионниками эти системы появятся в отдалённых селах Сибири (при том, что есть чисто экономические проблемы, которые этому препятствуют), это, с моей точки зрения, будет большой ошибкой. Посему следите за подрывными элементами среди чиновников, которые будут проталкивать именно такой порочный вариант цифровизации страны.

Итак, запомните: цифровой контроль, потихоньку растущий от хабов глобализации к периферии — это хорошо и полезно. Он же, сразу охватывающий периферию на уровне сёл-деревень — это плохо и для государственного организма неполезно. Предлагаю обсудить эту и связанные с ней идеи в комментариях к статье.


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Публицист и дипломированный философ. Человек, по его собственному выражению, «с пёстрым образовательным бэкграундом». Дважды лауреат всероссийского конкурса «Лучшие научные блоги» (S&TRF). Владелец крупнейшего паблика ВКонтакте про науки о живом. Писать предпочитает про будущее, социальную и политическую философию, а также о непростых отношениях общества и технологий. Технооптимист, поп-футуролог и, как ни странно, «ватник».
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх