Свежие комментарии

  • ольга решетникова
    Зачем заботитесь, когда не просят? Это Вы - Хрипун? Вы не понимаете, что если у человека плановая госпитализация - ...Обыкновенный фаши...
  • Владимир Eвтушенко
    Знать бы наперёд, так5 не приняли бы остатки грузин в состав РИ в 1783 году. И не было бы сейчас грузин ...Два года «гаврило...
  • Татьяна Хмеленина
    однако везде успеваютНарастающая военн...

Поговорили по телефону и договорились о разрыве отношений?

Россия ввергла США в чрезвычайное положение

На фото: президент США Джозеф Байден
На фото: президент США Джозеф Байден (Фото: AP/TASS)
Материал комментируют:

Не прошло и двух суток после телефонного разговора президентов России и США, причем беседа состоялась по инициативе американской стороны, как Джо Байден выслал десять наших дипломатов, ввел новые жесткие санкции, в том числе в отношении российского суверенного долга, и объявил режим чрезвычайной ситуации в сфере национальной безопасности «в связи с действиями России».

«Я издал указ о национальной чрезвычайной ситуации в связи с нетипичной и чрезвычайной угрозой национальной безопасности, внешней политике и экономике Соединенных Штатов, которую представляют определенные пагубные действия правительства Российской Федерации», — цитирует РИА Новости письмо Байдена конгрессу.

В общем, поговорили…

Сообщается, что режим чрезвычайной ситуации в сфере национальной безопасности является основанием для введения санкций. Не очень понятно, а что, без него санкции ввести нельзя было?

Ранее Джо Байден заявил, что Путин заплатит за вмешательство в выборы президента США. Но заплатит-то, конечно, не Путин, а совсем другие люди: санкции введены против 12 россиян и 20 российских организаций.

Это не считая тех самых десяти российских дипломатов, объявленных персонами нон-грата.

Газета Wall Street Journal написала, что Байден издаст указ о расширении запретов на торговые операции американских банков с российскими государственными долговыми обязательствами.

Ну и как же, спрашивается, расценивать действия главы Белого дома, который во время того самого телефонного разговора предложил Владимиру Путину провести встречу в ближайшие месяцы на территории третьей страны. При этом, как рассказал государственный секретарь Энтони Блинкен, речь идет о том, чтобы организовать встречу «в предстоящие недели».

Ну и о чем с ними говорить? Получается, сначала приглашаешь на встречу и тут же сам захлопываешь дверь?

В Кремле такое поведение окрестили тактикой «шаг вперед — два шага назад», и заявили, что она не подходит для выстраивания отношений Москвы и Вашингтона. Предложение переговоров, по словам пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, не может изменить подход руководства России к оценке санкций.

«Что касается санкций, то здесь подход не может измениться. Мы осуждаем <…> В любом случае действует принцип взаимности. Не хотелось бы все же в наших отношениях действовать по ленинской формуле «один шаг вперед, два шага назад», — цитирует его РБК.

Говоря о возможной встрече Владимира Путина с его американским коллегой Джо Байденом, Песков также заметил, что обсуждаемые вероятные санкции «не будут способствовать» ей. «А помешают или не помешают — это решит президент», — подчеркнул Песков.

—  Байден реализует обещанные им ранее меры по «наказанию» России по ряду пунктов, касающихся Америки и других стран, — отмечает кандидат политических наук, исполнительный директор Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок. — Отметим, что официальная Москва считает все обвинения надуманными. При президентстве Трампа в американском истеблишменте сложился консенсус относительно того, что республиканец «слишком мягок» с Россией и упорно игнорирует ту угрозу, которую она, по мнению силовых ведомств, несёт для США и в целом для либеральных демократий. Байден, будучи эталонным политиком истеблишмента, исправляет эту недоработку.

«СП»: — Сообщается, что режим чрезвычайной ситуации в сфере национальной безопасности является основанием для введения санкций. А без него санкции ввести нельзя было? Какие еще права Белому дому дает этот режим?

— В США весьма запутанная система принятия решений, в которой, насколько можно судить, предыдущий президент так и не смог разобраться за четыре года у власти. Для российских предприятий и госслужащих, попавших под санкции, не имеет никакого значения, вводятся ли они в рамках режима чрезвычайной или рядовой ситуации. Принципиально другое: набор претензий к российским действующим лицам имеет всеобъемлющий характер — в отличие, например, от пресловутых антисоветских санкций в рамках поправки Джексона-Веника. Хотя даже последние пережили центральную причину своего появления (сложности с еврейской иммиграцией) на пару десятилетий. Новые же санкции Вашингтона — это уже скорее не санкции в привычном смысле слова, но новая рамка американо-российского взаимодействия. Рамка малоприятная, хотя и не критическая.

«СП»: — Как понимать эту политику «Шаг вперед и два назад»? Чего они этим добиться хотят?

— Скорее, здесь подойдёт американский слоган, который использовал президент Байден в недавнем интервью, — «идти и одновременно жевать жвачку». Его предшественник многократно говорил о том, что любые переговоры необходимо вести с позиции силы. Байден, очевидно, продолжает вполне себе трампистскую линию на российском направлении, причём не только в риторическом плане, но и в практическом.

«СП»: — Мария Захарова говорит, что Вашингтон пытается разрушить двусторонние отношения с Москвой? А они еще не разрушены? Есть еще что разрушать?

— С точки зрения официальной Москвы, общая политика Вашингтона на российском направлении является бессмысленной, глупой, контрпродуктивной и опасной. Проблема в том, что эта политика более-менее полностью поддерживается двухпартийным консенсусом демократов и республиканцев. Хотя и признаётся, что гораздо большую опасность для глобальных интересов США представляет Китай, но с Китаем слишком сложно бороться, учитывая огромную экономическую взаимозависимость двух стран. С Россией у США и близко нет такой истории.

Что касается разрушенных отношений, то даже в случае войн — настоящих — стороны конфликта обычно практикуют взаимный обмен пленными. Сегодня, когда у нас имеются санкционные — ненастоящие — войны, происходит взаимный обмен дипломатами. Дурная практика, конечно, но есть и хорошие новости: страны при Байдене продлили договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ), а американские военные корабли, как сообщается, не будут пока проходить через Босфор в Чёрное море.

«СП»: — Стоит ли Путину после этого встречаться с Байденом? Ведь тот, очевидно, будет поднимать ставки и шантажировать Россию, навязывая свои «условия перемирия»…

— В отличие от президентства Трампа, с которым на первых порах в Москве связывали возможность полноценной «перезагрузки» российско-американских отношений, с Байденом особенных надежд никто не связывал. Соответственно, новые санкции не стали для Москвы большим сюрпризом — очевидно, в Кремле исходят из такого прогноза, что перед тем, как отношения начнут улучшаться, они ещё больше ухудшатся.

Новые американские санкции вряд ли можно назвать попыткой шантажа России или навязывания своих условий перемирия. Дело в том, что в основе претензий Вашингтона к официальной Москве — не только и не столько текущая политика России, сколько набор некоторых уже случившихся событий — от массивных хакерских атак до покушений на убийство несогласных (отметим, что Москва отрицает все эти обвинения). То есть в отличие от уже упоминавшейся истории с еврейской иммиграцией из СССР здесь совершенно неясно, что Россия должна сделать в реальном времени, чтобы санкции были отменены.

Общим местом является то, что любые переговоры лучше их отсутствия. Вместе с тем, конечно, важен и фактор времени и обстоятельств. Возможно, президент Путин пока поставит вопрос о саммите на паузу.

— Несмотря на давление со стороны представителей Конгресса (причем на ужесточении позиции в отношении России настаивают как республиканцы, так и часть демократов), новые антироссийские санкции американской администрации оказались довольно мягкими, — считает политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин. — Администрация Байдена явно не желает серьезного обострения отношений между США и Россией, поскольку это может стать препятствием для восстановления стратегического союза с Германией, подорванного Трампом. Но в тоже время Вашингтон не хочет, чтобы введение санкций, которые явно не могут причинить серьезного вреда российской экономике, в Кремле рассматривали как слабость. Поэтому он и объявил о состоянии чрезвычайной ситуации в связи с действиями России, чтобы продемонстрировать, что Вашингтон готов в случае необходимости перейти к более жестким действиям.

«СП»: — Чем нам страшны эти новые санкции? Будущие санкции против российского госдолга по-прежнему будут затрагивать только первичное размещение государственных облигаций РФ. То есть они все же не собираются рвать все нити? А настолько для российской элиты эти удары болезненны, чтобы те пошли на все условия США?

— Разумеется, США не собираются вступать во внешнеполитический конфликт с Россией или уж тем более создавать угрозу военного противостояния. Поэтому они и предпринимают действия, которые имеют больше символический характер, но при этом дают понять, что способны нанести России серьезный экономический ущерб. Запретительные меры, касающиеся российского госдолга, конечно, несколько затруднят деятельность российских финансовых институтов, но не создадут угрозы для российской финансовой системы. США вовсе не настаивают на буквальном исполнении всех требований, о которых заявляют - вроде возвращения Крыма в состав Украины. Но Вашингтон хотел бы, чтобы Россия пошла на некоторые уступки (не только на Донбассе, но и в Сирии и в Афганистане). Поэтому существует опасность того, что, если Вашингтон и Москва не смогут договориться, американские санкции в отношении России могут стать более жесткими.

«СП»: — Песков заявил, что ленинская формула «шаг вперед, два шага назад» не подходит для выстраивания отношений Москвы и Вашингтона. И? Какие выводы сделает Москва? Как обычно озабоченность выразит?

— Россия может ответить усилением напряженности на «украинском направлении». В сложившейся ситуации это стало бы для администрации США крайне болезненным шагом. В этом случае напряженность в отношениях между Вашингтоном и Москвой может действительно достигнуть опасного уровня.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх