БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 377 подписчиков

Свежие комментарии

  • Геннадий Бережнов
    Минируют Баку по самое не могу. Алиев после стольких лобызаний просто молчит, но думаю понимает!Турция начала зас...
  • Boris Voronin
    Чётко, ясно и по существу!!!... Справедливого капитализма в принципе быть НЕ МОЖЕТ!!!...Александр Роджерс...
  • Санек Совков Совков
    при тырнэтном свете мы нынче и живём ! что и есть тьма .Россию превращают...

ДЕЛО ТРУБА: ОБЗОР ПРЕССЫ

Дело труба: как Европа оставила себя без газа… зимой

 

Ltkj nhe,f
 

 

В Европе бурно обсуждают решение России отказаться от строительства газопровода «Южный поток». Причем если одних эта новость обрадовала, то других просто убила. Чем все это обернется для всех заинтересованных стран?

Долой иллюзии! И «Южный поток» — туда же. Европа получила то, чего так долго и упорно добивалась. Масштабный газовый проект исчез. Но появился в другом месте. А как иначе? Труба зовет! Ведь спрос на топливо был, есть и будет. Вопрос в другом – будет ли предложение.

Когда в экономику вмешивается политика – все расчеты и выкладки летят в трубу. Решение об отказе от «Южного потока» неожиданностью стало для всех. Для кого-то – не будем показывать пальцем – приятным, а для кого-то — настоящим ударом.

Реакция в цитатах. «Мы не отказывались от «Южного потока» и под самым жестким давлением, но теперь расплачиваемся за конфликт крупных игроков», — это премьер-министр Сербии Александр Вучич. Что это за таинственные «игроки» – понятно. Как предстоит расплачиваться – тоже объяснять не нужно.

Потери – экономические, энергетические. Потери статусные, в конце концов. Вот еще более эмоциональная реакция. «Почему мы должны думать о том, что мы энергетически не обеспечены в будущем?

Боснийских сербов фактически лишили энергетического будущего», — это уже президент Республики Сербской, входящей в состав Боснии и Герцеговины, Милорад Додик.

Вот и еще одна причина, почему так убиваются, в первую очередь, сербы. Остановка «Южного потока» — решение не столько экономическое. И даже не чисто политическое, в понимании политики — категориями «здесь и сейчас» — решение это, действительно, историческое. Ведь что есть «Южный поток»? Это не просто труба, пусть и с газом — это вектор доверия. То есть сама суть «Потока» была в том, чтобы вверить кому-то такую сакральную вещь как транзит газа. Выбор пал на вековых союзников России в Европе. Отказ от сотрудничества с ними – это по-настоящему знаковый разворот.

В Венгрию, Словению, Италию и Австрию трубопровод должен был пойти из Болгарии и через Сербию. То есть решено было положиться на братьев сербов и болгар. Казалось бы, с точки зрения истории – наиболее логичные для России союзники в Старом Свете. Но – увы, братья-славяне подкачали. Вектор доверия, сотрудничества и всего такого повернулся в другую сторону. В сторону далеко не самого очевидного партнера России с точки зрения исторических перипетий – Турции.

Россией был подписан меморандум о взаимопонимании — о строительстве морского газопровода через Черное море в направлении Турции. Каким именно будет маршрут, «Газпром» пока не говорит. По словам Алексея Миллера, морская часть трубы в Турцию начнется от КС «Русская», далее — по дну Черного моря. По аналогии с работающим Голубым потоком. Объемы — 63 миллиарда кубометров. Из них 14 миллиардов будет оставаться в Турции, а остальное пойдет в направлении Греции.

Для понимания – это как раз объемы несостоявшегося «Южного потока». Только теперь, благодаря новому проекту, у Турции еще и скидка. А у России — экономическая выгода. Дело в том, что длина морского участка с выходом на турецкой территории существенно короче, чем с выходом в Болгарии. Так, до болгарского побережья — 925 километров, что стоит примерно 11 миллиардов евро.

Длина морского участка в Турции будет, как у существующего «Голубого потока» – около 400 километров. В этом случае морской участок будет стоить не 10 миллиардов евро, а только 7.

СМИ подхватили: отказ от «Южного потока» – чуть ли не личное решениеВладимира Путина. Так, чего в этом жесте больше — личного субъективного или целесообразного общественного? Бесспорно одно – шаг вынужденный.

В Болгарии реагируют сдержанно: мол, «Южный поток» не закрыт, пока страна не получила официального заявления России. Вице-премьер Меглена Кунева подчеркнула, что «Болгария выступает за то, чтобы иметь экономически выгодный проект, соблюдая, при этом европейское законодательство». Что стоит за этой обтекаемой формулировкой – ясно даже самим болгарам.

Вот так национальный интерес капитулировал перед бюрократами из Брюсселя. Та же Еврокомиссия вставляла палки в колеса «Южного потока» практически регулярно. А ведь изначально проект соответствовал европейской политике, которой нужна была диверсификации и стабильность.

Вспомним, как все начиналось. Предвестником рождения «Южного потока» стали сразу несколько газовых конфликтов с Украиной в нулевые. От них напрямую страдали европейские потребители российского газа. Зимой 2006 года Украину фактически уличили в воровстве голубого топлива. Или как принято было официально это называть – «несанкционированном отборе топлива».

Строительство «Южного потока» должно было помочь наладить бесперебойные поставки без надежного бизнес-элемента — Украины. Брюссель смотрел на новый газопровод с опаской вплоть до зимы 2009 года, когда Украина вновь покусилась на европейский газ. После этого проект был согласован. Однако после последнего Евромайдана, у чиновников из ЕС снова появились сомнения в законности строительства «Южного потока», который сделал бы газотранспортную сеть Украины пустышкой. Как результат — беспрецедентное давление на Болгарию. Как следствие — отмена договоренностей по возведению трубы.

Почему Европе не нравился «Южный поток»? Формальная претензия: он не соответствовал требованиям третьего энергопакета от 2009 года. Вот, что это за требования. В Европе решили, что тот, кто гонит газ по трубе (в нашем случае «Газпром»), не может быть собственником этой трубы, чтобы у других компаний была возможность воспользоваться трубой. России это крайне невыгодно. То есть мы строим газопровод, передаем его европейскому оператору, а тот может спокойно разрешить пользоваться этой трубой Азербайджану или Ираку, которые не вложили в строительство ни копейки.

Как раз после того, как были сформированы эти претензии по третьему энергопакету, начался активный прессинг партнеров проекта со стороны Европы и США. Сначала Европарламент принимает резолюцию, согласно которой газопровод из России «не должен быть построен». Затем в Болгарию поступает запрос из Еврокомиссии — якобы «Южный поток» не соответствует европейскому законодательству. Последним гвоздем стал визит в Софию американских сенаторов.

Что теперь со всем этим Европа будет делать? Ведь она остается крайне энергозависимым регионом. Добычей газа в ЕС в значительных объемах занимаются только Великобритания, Дания и Нидерланды. В первую очередь, Нидерланды. Все остальное — две трети — покупается. В основном, в России. Перестать быть зависимым от России, Брюссель хочет не первый день. Штаты торопят. Но логики во всем этом мало.

Видимых альтернатив еще меньше. В Катаре запасы газа огромны, но доставить их в Европу могут только в сжиженном виде на кораблях, а в Старом Свете на данный момент нет действующих терминалов по переработке. Сланцевый газ пока кажется нерентабельным. Реальных поставок можно ожидать только из Азербайджана и Северной Африки. Но Россию с рынка они вытеснить не смогут.

Безвыходность своего положения уж точно понимают в самой Европе. Отсюда и постоянные противоречия. В дамках в итоге – Турция. Подписав контракт с Россией, страна претендует на статус крупнейшего энергетического хаба, через который в ЕС поставляются углеводороды.

На Анкару в Европе смотрели пристально еще до договоренностей с Россией. В Турцию по «Южному коридору» скоро пойдет каспийский газ из Азербайджана и Туркменистана. Перспективу Анкары договориться с Россией эксперты называли туманной, но Турция это сделала. Есть у нее еще две «туманные перспективы» — это Курдистан и Израиль, который — как бы «смертельный враг». Но Анкара показала свою способность работать с таким туманом.

Любопытно, как теперь будут выстраиваться отношения между Турцией и Европой? Самое время Анкаре вспомнить, как Брюссель десятилетиям дразнил турок как морковкой членством в Европейском Союзе. Судя по всему, морковка теперь сама приплыла к турецким берегам.

Ситуация, на самом деле весьма характерная. Пока Европа пытается «воспитывать» Россию, выигрывают исключительно третьи страны. Сейчас Турция. До этого – Китай и Иран с программой «Нефть в обмен на товары».

Это уже тенденция. Совместными, хоть и противонаправленными усилиями формируется новый миропорядок, в котором берег турецкий нам все-таки нужен.

Вести.ру

 

«Поток» иссяк: что дальше?

 
w750_20

Новость об отмене строительства «Южного потока» облетела многие западные СМИ. Некоторые поддались эмоциям и разродились заголовками в стиле «Дипломатическое поражение – разворот газопровода» или «Путин объявил газовую войну Европе». Другие отделались сдержанными комментариями. Но лишь единицы решились проанализировать ситуацию и ее последствия.

Американское агентство Stratfor отмечает: Россия заключила весьма выгодный торговый альянс, так как стратегическая ценность черноморского региона многократно возросла всего за пару лет.

Маршрут нового газопровода в Турцию пока неизвестен. Эксперты агентства Argus полагают, что стороны будут развивать «Голубой поток», по которому Россия уже поставляет газ в Турцию. В Argus уверены, что это будет выгодно с точки зрения затрат. Ведь укладка труб на дно – это самое дорогое. А морской участок «Голубого потока» в 2 раза короче, чем аналогичный участок «Южного потока».

Мощность уже озвучена. Она составит 63 млрд куб. м в год: это сопоставимо с «Южным потоком». Турецкие потребители будут забирать только 14 млрд «кубов», остальное отправится дальше на экспорт.

И здесь популярный блог Zerohedge уделяет пристальное внимание факту, который и Wall Street Journal, и Der Spiegel упомянули лишь вскользь. На турецкой границе с Грецией будет построен крупный газовый хаб. Блогеры делают очевидный вывод: Россия, используя альтернативный турецкий маршрут, охватит все те же рынки юга Европы, для которых предназначался «Южный поток».

В текущей ситуации не стоит забывать о бесперебойности поставок. Достаточно вспомнить про Болгарию, которая как государство буквально мечтает о «Южном потоке», но как «равноправный» член ЕС не может начать его строить. Таких рисков надо избежать.

Вячеслав Мищенко, вице-президент по России и СНГ Argus Media, утверждает: «Трубопроводная система пройдет не по территории стран ЕС. Юрисдикция всех европейских директив не распространяется на территорию Турции. Россия и Турция могут реализовывать этот проект без оглядки на юридические моменты, которые присутствовали в рамках реализации «Южного потока».

Часть европейских партнеров уже сожалеют об отмене проекта, к которому готовились столько лет. Глава австрийского нефтегазового концерна OMV Герхард Ройс заявил о том, что ЕС не может жить без российского газа и отмена строительства «Южного потока» — печальное событие для всей Европы. Особенно Герхард Ройс обеспокоен тем, что газ так и будет идти по одному маршруту – через Украину.

Посол Сербии в России Славенко Терзич также выразил сожаление по поводу отмены проекта национального значения. Он надеется на то, что решение российской стороны еще неокончательное. Как заявил дипломат, премьер-министр Сербии уже готовится к переговорам с российским президентом. Эксперты американской Stratfor тоже считают, что внезапный поворот в сценарии «Южного потока» еще можно пересмотреть. Однако Анкара уже показала, что в новой международной игре крупные игроки готовы выступить на стороне Москвы.

Вести

Путин снова всех удивил
 
Путин снова всех удивил
Владимир Путин поставил в тупик экспертов и еврочиновников своим отказом от «Южного потока». Внятных комментариев от первых лиц ЕС даже спустя сутки так и не поступило. Либо для них действия российского президента стали сюрпризом, либо они все знали заранее и заключили с Путиным «тайную сделку». Второй вариант, конечно, маловероятен. 

Российский президент мастерски проводит тайные политические комбинации. Этот факт всем хорошо известен в России, теперь с такой манерой ведения дел столкнулись и на Западе. Закрытие проекта строительства газопровода «Южный поток» стало настоящей сенсацией. Интриги добавили слова министра энергетики России Александра Новака о том, что решение принимал лично Владимир Путин. Как известно, он аргументировал такой шаг тем, что ЕС и Болгария не дают разрешения на строительство и потому прокладка трубы невозможна. 

Подобное объяснение мало кого устроило. Еврокомиссия ждет от России разъяснений в связи с отказом от реализации проекта, заявила представитель ЕК Анна-Кайса Итконен. Финансовые аналитики и некоторые западные эксперты посчитали, что Россия просто прикрывается «маленькой Болгарией», чтобы отказаться от реализации проекта стоимостью за два десятка миллиардов долларов. У «Газпрома» на руках два контракта с Китаем, куда также надо тянуть дорогостоящие газопроводы, поэтому жертвой пал политически сложный «Южный поток». В самой Болгарии заявили, что страна принимает одностороннее решение России отказаться от реализации «Южного потока», сообщил министр иностранных дел страны Даниел Митов. 

«Отказ от реализации проекта «Южный поток» в рамках ЕС — показатель того, что Россия не намерена соблюдать законы, которые существуют на территории сообщества, — сказал Митов (цитаты по ТАСС). — Принимаем одностороннее решение России, выраженное президентом Владимиром Путиным, об остановке проекта «Южный поток», но, в тоже время, выражаем удивление способом, которым это было сделано, и отсутствием желания использовать двухсторонние дипломатические каналы», — сказал министр. По его словам, России необходимо денонсировать межгосударственное соглашение о строительстве газопровода. 


Победа европейской дипломатии 

Среди других оценок событий — версия о том, что Путина вынудила пойти на такой шаг непримиримая позиция Запада, считающего, что «Южный поток», прежде всего, антиукраинский проект, направленный на то, чтобы лишить Киев доходов от транзита российского газа. Эндрю Рот из The New York Times полагает, что отказ от строительства газопровода, это «одна из нечастых побед ЕС и администрации Обамы, которые в этом году выглядели преимущественно бессильными, в то время как Путин аннексировал Крым и подогревал мятеж на Восточной Украине». Официальный Киев кстати приветствовал закрытие проекта. 

Немецкий Der Spiegel выражает крайнюю озабоченность жителей Германии возможным сдвигом энергетических потоков, называя «Южный поток» «пешкой в украинском кризисе». Reuters приводит слова бывшего сотрудника Госдепа США Карлос Паскуаль, полагающего, что отмена строительства «лишнего газопровода, который не обеспечил бы никаких новых поставок» поможет европейским налогоплательщикам сохранить свои деньги. 

В тоже время, Болгария и другие страны, задействованные в проекте, не получат свои платежи за транзит (по оценке Владимира Путина, болгарский бюджет не досчитается €400 млн в год). Европейские компании понесут ущерб в €2,5 млрд из-за разрыва контрактов на строительные работы и поставку продукции, сообщил сегодня оператор проекта South Stream Transport. Японские предприятия потеряют заказы на €320 млн. Официальный представитель МИД России Александр Лукашевич предложил адресовать вопросы о последствиях отказа от строительства тем, кто «угробил» проект. «Скорее, последствия должны просчитывать те, кто, по сути, угробил этот проект. Вот им реально нужно задуматься над этим», — заявил он. Компенсировать потери никто не собирается:в Евросоюзе не существует оснований для компенсаций потерянных средств при остановке подобных проектов, сказала Итконен. 


В ожидании послания 

Помимо очевидной трактовки событий, есть, как обычно, и конспирологическая версия. Владимир Путин пошел на тайную сделку с Западом, частью которой и стало закрытие «Южного потока» и отказ от экспансии на европейский газовый рынок в пользу сжиженного природного газа из США. В ответ США и ЕС надавят на Киев, чтобы тот прекратил боевые действия на Донбассе. Вчера, когда российский президент уже находился в Турции, на новостные ленты поступило два сообщения — вооруженные силы Украины и ополченцы Донецка и Луганска достигли соглашения о прекращении огня и отводе войск. 

Кроме того, обращает на себя внимание, что и турецкий демарш, и украинские соглашения, случились накануне послания президента Федеральному Собранию, от которого жду, если не сенсаций, то, как минимум, четкого позиционирования России в отношениях с Западом и Украиной. Возможно, в послании будут озвучены еще какие-то части «тайной сделки». Обращает на себя внимание и то, что прекращение огня запланировано только на 5 декабря, а послание Владимир Путин зачитает 4 декабря. По информации кремлевских источников, президент готовит документ лично, его содержания никто не знает. 

Впрочем, политолог Станислав Белковский уверен, что никаких «тайных сделок» Путин с Западом не заключал. «Между Путиным и западными лидерами утрачено доверие, а никакие сделки без доверия не заключаются. Мне кажется, что Путин, действительно, не видит возможности реализации «Южного потока». Кроме того, он будет сейчас делать все возможное, чтобы показать нестабильность транзитного маршрута через Украину», — полагает он. 

Директор центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов считает, что Владимир Путин пошел на закрытие «Южного потока» по вполне прагматическим соображениям. «Это решение было принято, поскольку стало понятно, что проект используется в качестве рычага давления на Россию. Для того, чтобы снять этот рычаг, Москва объявила, что она сама не заинтересована в проекте, а проложит вторую трубу в Турцию», — считает эксперт. 


Далекие турецкие берега 

«Вторая труба в Турцию» также наделала много шума. Получается, что Анкара становится крупнейшим транзитером газа, причем не только российского, ведь в планах строительство нескольких газопроводов, по которым должен поставляться газ из Азербайджана, Курдистана и Израиля. Аналитики Sberbank CIB считают, что «отнюдь не факт, что поддержка планов Турецкой Республики отвечает интересам Газпрома». 

Правда, пока Москва и Анкара еще ни о чем не договорились. Подписан только «меморандум о взаимопонимании по строительству морского газопровода через Черное море в направлении Турции» между «Газпромом» и турецкой Botas Petroleum Pipeline. Предполагается, что мощность трубы составит 63 млрд куб. м., из которых 14 млрд кубов пойдет турецким потребителям (сейчас этот объем поставляется по балканскому коридору). Около 50 млрд кубометров должны транспортироваться на границу Турции и Греции, где будет организована точка сдачи. 

Пока на границе никакого газового хаба нет, мощностей для прокачки 50 млрд кубов у Греции тоже нет. То есть надо строить не только газопровод по дну Черного моря, но и транспортную инфраструктуру и хранилища. Кто этим будет заниматься, сколько это будет стоить — непонятно. Также неясно, как будет функционировать хаб. «Газпром» будет туда закачивать газ и платить турками за хранение и транзит? А в сбыте они будут участвовать? Российский газ пойдет через Грецию в страны, имеющие контракты с «Газпромом» или это новый объем? «Найти потребителей на оставшийся объем (50 млрд. куб. м в год) в Южной Европе Газпрому будет весьма непросто», — указывают в Sberbank CIB. 

Сергей Правосудов, директор Института национальной энергетики, говорит, что, возможно, озвученное по «Южному потоку» решение не окончательное. Он напоминает, что Румыния в свое время конкурировала с Болгарией за право «точки входа» для трубопровода. «Может быть, стоит вспомнить о Румынии?», - задается он вопросом. Кроме того, по мнению эксперта, перспективы политической стабильности в Турции вызывают массу вопросов из-за конфликтов в Сирии и Ираке, где действует Исламское государство. При этом Анкара также не хочет, чтобы в Сирии сохранился режим Башара Асада, а Россия против его свержения. 

«В этой связи лучше диверсифицировать риски. «Южный поток» должен был состоять из четырех ниток. Мощность одной нитки потребит Турция, второй ниткой можно загрузить новый хаб в Турции, а по поводу двух остальных можно было бы провести переговоры с Румынией, Италией, Австрией и Венгрией, может быть они предложат какие-то интересные варианты», — считает Сергей Правосудов. 

ДЕЛО ТРУБА: ОБЗОР ПРЕССЫ

 

Картина дня

наверх