Свежие комментарии

  • Alex Немо
    Извините, но данная статья под ваше оправдание не подходит. Иносранные словечки, примененные в данном опусе, ВСЕ абсо...Visa поступает, к...
  • Александр Самбур
    Монголы отказалис...
  • Yvan
    Бесполезно возмущаться. В каждой области деятельности человечества имеется своя терминология, и она, как правило, заи...Visa поступает, к...

Задачи и состав российского флота

Задачи и состав российского флота

Вступление

В прошлой статье я постарался раскрыть, почему нельзя пытаться натянуть сову на глобус и затыкать дыры кораблями несоответствующих классов. Теперь же поговорим на тему двух извечных вопросов: «Зачем?» и «Что делать?»

Многие спрашивают: зачем сухопутной державе флот?

Чтобы ответить, прежде всего, давайте обратим внимание на следующий ряд фактов:

– Прокладка трубопровода буксует уже который раз. На этот раз мешает чей-то металлолом, который болтается рядом (не я это придумал, так сами поляки шутят).

– Более 50 % экспорта товаров из РФ осуществляются морем.

– В 2500 км от моря находится множество сухопутных баз вероятного противника.

– Именно атака с моря рассматривается ВС США при построении планов боевых действий против России. Массовый налет КР в ядерном/не ядерном оснащении по ключевым точкам и базам, шахтам для исключения возможности полноценного ответного ядерного удара.

И пока получается так, что накрыть все аэродромы, шахты, места базирования ПГРК (передвижной грунтовой ракетный комплекс) и их места пуска, и просто засечь колонну сейчас не так сложно, а ездят они на дежурство в лучшем случае если хотя бы несколькими маршрутами, а не одной-единственной дорогой. Фактором неизвестности остаются именно лодки, ракетные подводные крейсера стратегического назначения (РПКСН).
Именно поэтому силы противолодочной обороны (ПЛО) у стран НАТО отлично развиты, а многоцелевые лодки – в первую очередь охотники на наших «стратегов».

– Когда нужно поддержать, к примеру, сирийцев, чем туда везут технику и боеприпасы? Что будет, если сухогрузы тупо заблокируют, объявив морскую блокаду Сирии? Ведь поэтому и был организован сирийский экспресс из БДК.

– Пробка в Суэцком канале наглядно показывает, как важны морские транспортные пути. Что окажет на Японию (например) большее влияние в случае вопросов по Курилам: блокировка их нефтяных танкеров в Персидском заливе или маневры сухопутной армии около Владивостока (при отсутствии адекватного количества БДК для десантной операции и кораблей – для ее прикрытия)? А ведь нефть – самое банальное, что нужно островному государству.

– и так далее, ведь таких фактов и вопросов, связанных с ними – очень много.

Задачи


У всего есть те или иные задачи. Есть доктрины, есть логика. Согласно официальным документам, они следующие. Конкретно в соответствии с «Основамами государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года», утвержденными Указом Президента Российской Федерации от 20.07.2017 года № 327»:


12. Военно-Морской Флот как вид Вооруженных Сил Российской Федерации предназначен для обеспечения защиты национальных интересов Российской Федерации и ее союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности на глобальном и региональном уровнях, отражения агрессии против Российской Федерации с океанских и морских направлений.

13. Военно-Морской Флот создает и поддерживает условия, необходимые для обеспечения безопасности морской деятельности Российской Федерации, обеспечивает ее военно-морское присутствие, демонстрацию флага Российской Федерации и военной силы государства в Мировом океане, принимает участие в борьбе с пиратством, в осуществляемых мировым сообществом военных, миротворческих и гуманитарных акциях, отвечающих интересам Российской Федерации, осуществляет заходы военных кораблей (судов) Российской Федерации в порты иностранных государств, защиту государственной границы Российской Федерации в подводной среде, в том числе противолодочную, противоподводно-диверсионную оборону в интересах безопасности Российской Федерации…

17. Военно-Морской Флот и органы федеральной службы безопасности взаимодействуют между собой в целях решения поставленных перед ними задач.

Кстати, рекомендую документ к прочтению целиком, там и угрозы отмечены, и задачи, и что можем предпринять.

Не буду приводить его полностью (там 38 пунктов), просто отметим сокращенно важнейшее в нем в порядке повышения сложности:

– обеспечение защиты наших территориальных вод, помощь пограничникам (и защита баз);

– обеспечение противопиратской деятельности, охрана судоходства в мировом океане;

– защита от атаки с морских направлений;

– демонстрация силы в любой точке мира (то есть если нужно – оказаться небольшой, но боеспособной эскадрой где угодно);

– иметь возможность противостоять флотам других государств в случае конфликта;

– защита наличием морской составляющей триады стратегических ядерных сил и обеспечение ее функционирования (обеспечить функционирование и выход на позицию РПКСН).

Из всего этого пиратство не рассматриваем, потому что, если бы хотели – построили бы авиабазу в опасных районах и несколькими патрулями решили бы проблему. Кстати, группа охранников-наемников (для чего и используются ЧВК) стоит дешевле одного выхода фрегата в море. А еще, учитывая количество кораблей во флотах мира – пусть сами разбираются. Я помню репортажи про браконьерство в нашем Охотском море японцами и китайцами – вот их бы погонять…

Какой оптимальный состав флота для таких задач?

Стоит ли строить корабли для «патрулирования» вроде 22160 (6 заложено, 3 в строю, стоимость около 6 млрд/шт.), которые не имеют никакой боевой ценности в случае конфликта для первых двух пунктов? Да, выполняют третий, но толку с них – ноль? А четвертый вообще не попадает, они противостоять не могут (внимание) никому, их советский МРК потопит, которых полно в разных флотах.

На все эти вопросы накладывается еще и такой пункт, что у нас четыре направления, на которых есть свой флот. Из них два – локальные, а два – стратегические.

Балтика и Черное море практически полностью перекрываются авиацией, закрыты на выход и являются этакими лужами. Флоты на них должны иметь возможность:

– прикрыть стратегические точки, базы;

– прикрыть наземные части и оказать им поддержку;

– не допустить развертывания сил противника в наших территориальных водах и рядом;

– обеспечить «контроль за ситуацией» в этих морях;

– при необходимости обеспечить высадку небольшого десанта;

– ЧФ может усиливать эскадру на Средиземном море. Правда, зачем? Мы что, будем вечно лезть в Ближний Восток и Африку? Нам же даже за это не платят.

Север и Тихоокеанское направление же имеют стратегическое значение: выход в открытый океан и в дополнение к задачам, изложенным выше:

– Обеспечивают гарантированное нанесение ответного ядерного удара в случае глобальной ядерной войны (РПКСН, а так же все носители ПКР с СБЧ) – соответственно, скрытное и безопасное развертывание РПСКН в районах патрулирования и выход всех носителей в море в случае необходимости.

– Гарантируют возможность ответных боевых действий в неядерном варианте в любой точке мира против ВМС противника и нанесения ракетных ударов, обеспечение прикрытия от вражеских ракетных ударов.

– Позволяют осуществлять слежение и контроль за морскими силами ядерного сдерживания (МСЯС) противника с возможностью срыва их развертывания и уничтожения носителей.

Каков же оптимальный состав?

А ведь мало иметь энное количество вымпелов, важно, чтобы их хватало для спокойной службы – с ремонтом, модернизациями... Например, есть АПЛ с межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР). Пока одна на патрулировании, на другой проводится осмотр и профилактические работы, третья – на модернизации/капитальном ремонте. В теории, их аж три. На практике – в море сейчас одна, выпихнуть можно две. Это тоже нужно учитывать, особенно с нашими долгостроями.

Также важную роль имеет морская авиация, спутниковые системы слежения, части береговой обороны. Сколько их нужно? Что они могут делать, а чего не могут? В ВМФ СССР была мощнейшая система разведки флота, сведенная воедино:

– спутниковая система морской разведки и целеуказания «Лиана» (первичная разведка и ЦУ);

– разведчики морской авиации;

– корабли-разведчики и лодки дозора.

Все это обеспечивало постоянное слежение за всеми АУГ и большей частью лодок, в том числе за ПЛАРБ. Была информация в реальном времени: кто, где, когда.

В итоге имелась реальная возможность отслеживать движения противника и своевременно на них реагировать, проводить свои операции и применять контрмеры. А сейчас мы даже район проведения учений не можем закрыть в Баренцевом море.

Состав. Минимум и максимум


Сейчас не берем вспомогательные силы обеспечения: тральщики, суда снабжения, медицинские, ледоколы и т.д. Речь про основной боевой состав. Так же я не беру десантные силы – это отдельный разговор.

В моем понимании это выглядит так. В скобках – опциональные дополнения в идеальном случае, так сказать, «план максимум»:

Задачи и состав российского флота

Пояснительная бригада: для ЧФ и БФ опционально – МРК, 1–2 эсминца в качестве флагманов флота и соответственно боевого ядра, а также подвижной точки ПВО/ПРО уровня С-400/С-500. Функции этих флотов больше оборонительные, чем наступательные, остальное можно решить размещением авиации… Об этом подробнее чуть позже.

Для СФ и ТОФ опционально – авианосец, по 1 на флот для формирования полноценной АУГ. Увы, пока ничего лучше для размещения самолетов ДРЛО не придумали, и это основная их функция. Именно наличие самолетов-разведчиков и ударного авиакрыла, которое за один налет может выпустить до 200 ПКР, не входя в зону действия ПВО кораблей и оставаясь для них вообще за радиогоризонтом (скрытный пуск, о котором мы говорили ранее), по данным целеуказания в реальном времени с самолетов ДРЛО. Учитывая дальность ПКР в 300 км (до 930 в случае LRASM) +750 км радиус боевого патрулирования, это не просто «длинная рука». Это избиение младенцев.

Дальнейшая «опциональность» повышается увеличением количества фрегатов и эсминцев, а также многоцелевых подводных лодок.

Задачи в зависимости от класса корабля. Каким какой корабль должен быть?


Как я писал в прошлой статье цикла, есть несколько критериев: стоимость/эффективность и многофункциональность, которая накладывается дополнительно. Проблема в том, что опция «многофункциональность» стоит дорого и становится оптимально доступной только на крупных кораблях. У них большие размеры, большой боекомплект (БК), различные варианты вооружения в ячейках, что позволяет оптимально наполнить БК. Например, на вроде бы самых-самых, «не имеющих аналогов в мире», кораблях класса корвет – 20385 есть нюанс: всего 8 ячеек 3С14.

Казалось бы, здорово?

А нет, не здорово. Чтобы поражать ПЛ, ему нужна версия калибра в варианте ПЛУР (противолодочной управляемой ракеты), ведь 324-мм «Пакет-НК» – все же средство самообороны. Сколько их он сможет разместить? Максимум 8. Учитывая, что в современных реалиях средств противодействия явно не 1 ПЛУР – 1 лодка, за весь БК гарантировать ее поражение, вопрос: а куда засовывать ПКР или КР для атаки наземных объектов? «Редутом» стрелять? Так БЧ не та, маловато будет. Редут – тоже как отдельный вид извращения: пусковые стоят недорого, но занимают место и вес. При этом комплекс РЛС и собственно система управления огнем (СУО) – стоит кучу денег. Пихать все это в корвет? В итоге имеем корвет по цене в половину эсминца при возможностях от него – в 1/4, если не 1/8. Фрегат? Уже неплохо, но какие именно функции выполняет фрегат? Они сейчас от 3500 до 7200 тонн, от ПЛО до противовоздушных (ПВО) и универсалов. Соответственно, меняется цена. Эсминец же сейчас вообще вершина эволюции ударных кораблей для всех, кроме РФ.

Так каким должен быть корвет: мини-эсминцем или кораблем, который будет что-то делать хорошо?

Корвет


Задачи: функционирование в пределах ближней морской зоны под прикрытием нашей авиации, обеспечение ПЛО, обеспечение противодействия на море кораблям такого же класса, защита территориальных вод.

Знакомьтесь, эти задачи выполняет Корвет. Минимальный корабль по размерам, куда можно впихнуть ГАС нормальных характеристик, вертолет (если он нужен).

Что нужно корвету?

По списку:

Вооружение:

– ГАК. Нормальная ГАС, буксируемая ГАС, вертолет с ГАС, дроны с ГАС. Пусть хоть катера на радиоуправлении запускают – и шумы замаскировать у них под корвет, пусть его маскируют играя роль «ложных целей», и акустическую обстановку смотреть с нескольких точек. Или подводные аппараты.

– ПЛУР – опционально или вертолет. ПЛУР быстрее реагирует, вертолет – куда многофункциональней.

– Торпеды/противоторпеды. Противоторпед, по моему мнению, нужно от 4+ штуки на борт. Почему? Потому что если его будет топить лодка, то, скорее всего, торпедами либо ПКР, и, зная, что на борту есть такой комплекс, давать залп во все 4 ТА. ПКР «Гарпун», конечно, дешевле, но торпеды в случае прямого противодействия, наверное, применять все же удобнее.

– Бомбомет – если еще актуально. Не знаю, тут не скажу про эффективность противодействия таким оружием торпедам, по лодке-то уж точно проще бить торпедами, с ее манёвренностью в 60 км/ч и глубинами...

– ПВО – исключительно для самообороны. Пара Панцирь-МЕ/«Палаш» с ЗУР вполне закроет это, 16 ракет до 20 км и плюс ЗАК. Либо Ак-630 («Дуэт», «Палаш» и т.д. плюс ТОР-М2КМ («Кинжал») в ВПУ.

– Ударные возможности: ПКР – дозвуковые, дешевые – топить катера/корветы/фрегаты/транспорты, если придется. Х-35У/«Калибр».

– Пушка. Если она, конечно, нужна, от 57 до 100 мм…

Возможность хода в 30–35 узлов хотя бы временно (привет передает «Дефендер», который просто ушел от наших СКР). Возможность движения малым ходом на электродвигателях для охоты на ПЛ.

И главное – массовость. Таких кораблей нужно не 1, не 2, даже не 10 – а 36–66. Можно, конечно, сказать, что я перегнул палку с количеством… Но сколько нужно корветов, чтобы оцепить район проведения учений, например? Опять же, именно корвет может быть послан гонять тех же пиратов, браконьеров, нарушителей границы в наших водах. Также именно из-за массовости (а следовательно, нужна и минимальная стоимость) отказываемся от комплекса «Полимент-Редут». Радар для него стоит уйму денег, требует места, энергетики, ЗУР – тоже не дешевые и требуют места. Так что создаем корвет именно с целью противолодочной обороны от ДЭПЛ, АПЛ. Морская авиация обеспечит ему ПВО.

Задачи и состав российского флота

Задачи и состав российского флота

Максимально дешево и сердито выходит что-то вроде корвета «Visby» ВМС Швеции:

640 тонн,
35 узлов,
57 мм АУ Bofors,
8 ПКР,
2х8 ПУ ЗУР,
2х2 ТА,
вертолет (вместо ЗРК) и превосходный ГАК в составе: ГАС, активной опускаемой ГАС, буксируемой ГАС в виде гибкой протяженно-буксируемой антенны, подводных беспилотников, комплекта буев-гидрофонов, а также датчиков шумов корабля, акустических и вибрационных, по всему корпусу.

Конечно, цена у них вышла в 0,9 млрд долларов, но… Вспомним про расчёт стоимости кораблей в бигмаках 0,9х23,67=21 млрд рублей. При цене на 22380 в 17,2 млрд что-то не сходится, учитывая размеры, «Полимент-Редут» и прочее.

22800 в 800–870 тонн стоит 2 млрд, при наличии УКСК (УВПУ) под серьезные ПКР (а значит и цену БК). Учитывая, что ГАК стоит денег, попробуем прикинуть ТТХ того, что нужно в минимуме/максимуме.

Хотя о чем это я? В максимуме получается 20385 с большей номенклатурой ГАК или «Супер-Каракурт», середнячка сделал недавно уважаемый Максим Климов – вот здесь.

Поэтому… попробуем представить самый минимальный вариант:

– Водоизмещение до 800 т. Причем можно еще и создателей корпуса тральщика 12700 напрячь – благо сделали уникальный корпус из стеклопластика, могут и корпус аналогичный по обводам и скосам «Висбю» сделать.

– Скорость до 30–35 узлов.
– 1х57 (деривация-ПВО в морском варианте) либо 1хАК-176 с новыми снарядами по типу ЗАК фирмы Bofors.
– 1х30-мм установка ПВО. Будь то панцирь или один из десятка других комплексов «делающих бррр», благо у нас их крайне много версий.
– 8 ПУ Х-35У (15 млн руб./шт.)
не менее 8 ПУ Пакет-НК.
– 2х8 ТОР-М2КМ.
– ГАК+ подводные/надводные беспилотники.
– Вертолетная площадка + система дозаправки топлива и подачи боеприпасов на вертолет в воздухе.

Все это реально разместить на «Каракурте», если уж шведы впихнули это в 640 тонн. И по цене «Каракурта»/чуть дороже. Причем можно даже при минимальных переделках корпуса – нарастить надстройку до самой кормы и чуть грамотнее в ней скомпоновать вооружение. Хотя то же самое относится и к середнячку – там ключевое отличие это то, что из «Каракурта» не выкидывается УКСК с комплексом наведения. И то же это все вполне влезает в «Каракурт» с растянутой до кормового среза надстройкой.

Фрегат


В нише фрегата до 5 тыс. тонн нашим корабелам удалось сделать лучший фрегат. Существенное ударное вооружение, мощный комплекс ПВО, солидное ПЛО, мореходность, дальность…

Единственное, что с ним стоило бы сделать – предусмотреть интеграцию дешевой и сердитой ЗУР 9М-338 в пусковые «Редута».

Если же подходить глобально – то да, довооружить корабль.

Как и планируется:

– Установить не 16, а 24 ПУ УКСК (или даже 32… по слухам);

– Добавить больше пусковых «Пакет-НК». Потому что они – не перезаряжаются (только в базе), излишне тяжелые и в то место, где он установлен, абсолютно реально вместить не по 4, а по 8 пусковых. Учитывая то, что это неповоротная пусковая, считай, счетверенный бортовой торпедный аппарат времен Русско-японской войны, может просто штабелями их укладывать на укрепленный борт, два ряда по 4, где верхняя и нижняя ячейка являются одним модулем, который в базе краном вытаскивается и перезаряжается через люк. Да даже 6 пусковых, хотя бы – уже будет победа, дав в сумме в БК 12 антиторпед/торпед.
Не знаю, научили ли А-192М стрелять нормально? Будем надеяться, что научили, потому что иначе вполне можно поставить А-190, которая нормально и стабильно работает. 100-мм для фрегата будет вполне достаточно.

– Опционально – к «Палашу» приделать ракеты ТОРа или «Панциря», благо место и возможность установки наклонных пусковых имеется. Опять же – увеличение боезапаса без существенной переделки корабля и увеличение канальности.

– Расширить ангар на два вертолета и предусмотреть размещение БПЛА, в том числе – подводных беспилотников.

О том, что пора сделать нормальный вертолет ПЛО/штурмовой для флота – умолчим, как и о том, что в теории всю номенклатуру 30-мм металлорезок можно научить стрелять не снарядами пушек времен Великой Отечественной войны, а а-ля система «Эрликон-Миллениум» обеспечить снаряды с подрывом в воздухе и 152 баллистическими элементами, что сильно повысит эффективность использования этих комплексов, стоящих на всех типах наших кораблей.

Почему?

Со скорострельностью в 1000 выстр./мин и 152 поражающими элементами, плотность огня у него 152 000. Да, тут нужны подробности по воздействию этих элементов весом 3,3 г на ПКР, скажем, «Оникс», ведь вес пули 7,62х54 – порядка 9 грамм, и не просто так для противодействия тяжелым советским ПКР были придуманы 20-мм и 30-мм скорострельные орудия. Но при такой плотности огня (и куда большей точности, чем у Ак-630) ракета будет вся как решето. «Палаш» имеет скорострельность в 10 000 выстр./мин, и если его начинить хотя бы 30 элементами покрупнее – будем иметь 300 000 условной «плотности огня». Как минимум ввести измерение скорости полета снаряда и задание времени его подрыва, как у «Эрликона» – точно стоит.

– Можно предусмотреть размещение тяжелых ЗУР (например, от С-500) в пусковой УКСК. Будет очень приятно устроить сюрприз самолету ДРЛО.

В итоге:

– 24–32 ПКР/ПЛУР/КР/тяж. ЗУР;
– 32–128 ЗУР;
– 12–16 324 мм торпед и антиторпед;
– 2 вертолета.

И все это не сильно дороже исходной версии, благо все системы и радары уже стоят на корабле, корпус – тот же, ну разве что ангар переделать придется и до 1000 тонн прибавки в водоизмещении.

В принципе, такой фрегат в наше время – это маленький эсминец, причем в том же ВМФ Японии есть такие эсминцы («Асахи»). Поэтому можно иметь по 6 эсминцев в составе ТОФ/СФ, а остальное добить такими фрегатами (хотя бы по 9–12 на флот). Ключевой момент – его наконец-то вроде выстрадали, начались поставки двигателей и редукторов для них, и, будем надеяться, кому-то во флоте придет в голову светлая мысль, что можно на предприятии и вторую линию сборки развернуть, позволив давать не 1 комплект силовой установки в год, а хотя бы два.

Эсминец


Перейдем к вершине эволюции кораблестроения в наше время.

В связи с тем, что столь удачные серии кораблей как БПК 1155, ЭМ 956, 1164 – постепенно стареют, рано или поздно придется строить что-то им на замену и прийти умом к тому, что один эсминец с ЗРК дальней зоны может сильно качественно усилить КУГ кораблей со средней/самообороны. И да, именно он будет являться самым многофункциональным кораблем.

Рассмотрим аналоги?

Задачи и состав российского флота

Как мы видим, в малом водоизмещении до 10000 тонн можно построить только узкоспециализированные корабли, вроде Эсминец УРО Великобритании и Японии, где роль ПЛО играют фрегаты/эсминцы других классов (напоминает связку из проектов 1155+956). Мы же пойдем путем одного корабля для снижения стоимости серии, адекватных сроков проектирования и строительства.

У РФ сейчас есть два проекта: 15000–18000-тонный атомный «Лидер» 23560 или же «раздутый фрегат» 22350М (7000+ тонн). Для удобства они занесены в таблицу выше.

Вот так выглядят эсминцы в виде макетов на фото.

Задачи и состав российского флота

Задачи и состав российского флота

22350М

Задачи и состав российского флота

Задачи и состав российского флота

22560 «Лидер»

Учитывая проблемы с ЭУ у российских фрегатов, я предполагаю, что стоит строить именно атомный эсминец, к тому же он имеет ряд неоспоримых преимуществ:

– дальность плавания;

– скорость развертывания (плавания) – он может идти 30-узловым ходом долго. У обычного корабля крейсерская скорость – до 20 узлов («Арли-Берк»);

– запас мощности для бортовых систем.

Задачи эсминца-флагмана КУГ: обеспечение дальней ПВО, обеспечение ПВО АУГ (если доживем до них), размещение нескольких вертолетов и мощного составного ГАК. Добавим повышенную автономность, высокую скорость хода и мощный комплекс РЛС с АФАР.

Так что остановимся на водоизмещении в 12000–14000 тонн, что совершенно реально строить на наших верфях. И предположим состав вооружения:

– 1х130-мм АУ;

– 2–4 ЗАК «Палаш»/«Панцирь-М» (с наведением системами ТОР-М2МК);

– УКСК: на 64+ ед. – предполагаю все же, что С-500/С-400 имеет смысл интегрировать в них, благо размеры по габаритам должны быть плюс-минус сопоставимы (максимальная вместимость в пределах ПКР «Оникс»);

– ВПУ: пусковые Редута/Тора, не более 64 ячеек, благо 9М338/9М100 в теории должно вместить 4 штуки в ячейку;

– ТА: 12–16 «Пакет-НК»;

– 2 вертолета;

– подводные, надводные, летающие беспилотники;

– возможно, именно сюда поместятся еще и десантно-штурмовые катера? Ну, или хотя бы пара нормальных RHIB с системой быстрого спуска/подъема в кормовой части корабля.

Именно на этом корабле не нужно жалеть средств, не нужно растягивать работы – отработав все, что возможно на иных кораблях. Реакторы – уже на ледоколах, все, кроме С-500 и ТОРа – тоже. Причем оба комплекса можно обкатать на «Горшкове» и потом уже устанавливать на различные корабли флота. Либо на «Петре Великом», но достоверных данных по замене на нем барабанных пусковых С-300 на что-то нормальное, хотя бы «Редут» или, может, С-400/С-500, нет.

Интеграция радаров от С-500 – реальна. Опять же, можно обкатать на других кораблях.
Кстати, именно на атомном эсминце не будет проблем с модернизацией комплекса потом новыми ППМ на нитрид-галлиевых элементах.

Про авианосец я не буду рассуждать здесь. Есть набор фактов, как то:

– Он необходим, как носитель носителей комплексов дальнего радиолокационного обнаружения.

– Как носитель крыла прикрытия (24 истребителя-перехватчика-штурмовика) минимум и ударного (до 60) – максиум.

– Как носитель большого количества вертолетов ПЛО, штурмовых, спасательных.

Собственно, в современном мире именно он глаза, уши, ПВО и главная ударная сила классического корабельного соединения. ПВО ордера и ПЛО нужны для гарантии и отражения внезапной атаки.

– Он должен быть атомным.

Учитывая современные технологии, такие как радары с АФАР, возможно создание компактных носителей радаров – вертолеты, истребители-штурмовики, небольшие самолеты или даже беспилотники ДРЛО. Также, учитывая самолеты с укороченным взлетом-посадкой, беспилотники, которые компактней обычного самолета – возможно строительство не гиганта в 100 000 тонн, а чего-то поскромнее в 30–45 тысяч, вроде вертолетоносцев «Идзумо» с размещением F-35 или китайских копий «Кузнецова».

Только еще раз – сначала нужны «комплектующие» в виде самолетов, ракет для самолетов (КС-172 вообще ведь забыта, ничего, кроме Москита/Х-35У, как ПКР для авиации не адаптировано, как мне известно, а РВВ-СД уступает AIM-120D).

Все это можно обкатать в рамках морской авиации, в виде создания адекватной воздушной группировки, включенной в систему флота. Нужны самолеты ДРЛО, которые будут постоянно отрабатывать взаимодействие с силами флота на учениях: давая подсветку целей, осуществляя контроль воздушного пространства и разведку. Нужны полки ракетоносцев – будь то Су-30СМ, Су-34, Ту-22М3М, Ту-95 и другие, которые будут тренировать и, следовательно, уметь применять и организовывать совместную атаку вражеской КУГ/АУГ вместе с силами флота, чтобы ПКР с кораблей, ПЛ и самолетов подошли к цели с разных направлений с зазором в пару секунд. Которые будут уметь обнаружить и сбить, например, дозвуковую ПКР в 15 м над уровнем моря или выдать по ней ЦУ для ЗУР с корабля.

При этом нужно понимать, что цена, скажем, Су-30СМ или Су-35 около 3 млрд рублей. Цена 22800 – 2 млрд, корвета 22380 – 17–21 млрд, фрегата 22350 – 27 млрд (примерно). Модернизация «Нахимова» и предположительная стоимость постройки 22560 – 100 млрд, 885М – 41 млрд, 955А – 64 млрд, авианосца «Викрамадитья» – 375 млрд рублей.

Говоря об экономике и о возможностях РФ, на ГПВ-2020 доля флота была 5 триллионов рублей. Конечно, в итоге ее срезали, поскольку ну все планы были сорваны. Не сорван и невероятно быстро появился только 22800 «Каракурт», за что его создателей нужно награждать, холить и лелеять. Но 5 триллионов рублей, это, на секундочку, 50 (!) эсминцев класса «Лидер».

Да даже если лишь 60 % на корабли, а все остальное – на инфраструктуру, ОКР и т.д. – это 3 трлн рублей!

Это 6 эсминцев (600 млрд), 18 фрегатов (600 млрд) и, если строить корветы по предложенному проекту и даже если они стоят не 2, как 22800, а 5 млрд рублей, то 36 таких – это 180 млрд + 8 РПКСН 955 (512 млрд) + 12 885М «Ясеней» (492 млрд) + 24 ДЭПЛ 636 «Варшавянка» (7,2 млрд). И еще 600 миллиардов в запасе на модернизацию кораблей в составе. Да «Кузнецова» еще одного можно было построить и модернизировать 3 из четырех 1144.

В итоге же мы строим МРК, которые по факту являются ракетными канонерками, имеют водоизмещение корвета, но функций его не несут, а без ПВО и ПЛО являются лишь мишенями.

Имеем скромные 3 СКР (фрегата все же по факту по международной классификации), 10 корветов, 2 фрегата (плюс еще 2 рано или поздно дойдут до флота), 2 (+2 спущены) АПЛ, 6 РПКСН, 8 ДЭПЛ (+4) и «Нахимова» когда-нибудь спихнут со стапеля.

Где деньги, Билли?

Задачи и состав российского флота

Где корабли?

Да, разумеется, 2014 год подложил всем свинью и хорошо, что худо-бедно с применением китайских копий украинских дизелей, с муками и страданиями что-то пытаются родить. И что наша оборонка и армия далеко не самая эффективная структура, а по скорости ленивец проектирует что-то быстрее. И что «запомните джентльмены, эту страну – погубит коррупция», но... нужно понимать также, что, как говорил один кот:

«Средства у нас есть. У нас ума не хватает».

За две таких программы можно было и флот насытить, и морскую авиацию создать заново, и авианосцы родить, и военно-морские базы привести в порядок, и обеспечить базирование любых, атомных/не атомных кораблей, краны и доки для их ремонта и модернизации, для быстрой загрузки боекомплекта.

А имеем то, что имеем: постройку абсолютно ненужных кораблей, спорных, проталкивание не серии, а «опытных кораблей» вроде 20386 и так далее и так далее. Ни о каких учениях по атаке корабля авиацией, совместной атаке и нормальных учений по отражению ракетной/торпедной атаки, имитаций ракетных атак – автор тоже не слышал, что еще более печально.

МРКЦ – тоже вроде давно свой срок отслужила, а замена в 4 спутника если и работает – вряд ли закроет пространство, которое закрывали 30+ таких.
Автор:
Николай Никольский
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх