БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 325 подписчиков

Свежие комментарии

  • Петр БОМЖ
    АФФТОР! Прекратите врать! Суверенитет данного государства держится на принудительно разваленных предприятиях в отрасл...Суверенитет Белор...
  • Эхо Созерц
    Педофилам (до 14 лет детей опрокинувшим) смертная казнь!Справедливость дл...
  • Alex Dovzhan
    Пусть и дальше ищут места, но на своей территории. Россия не должна принимать европейские ядерные отходы, ни для пере...Ядерная лотерея. ...

«Воюя» с Россией, Тбилиси создает поводы для вторжения «тюркского тандема»

«Воюя» с Россией, Тбилиси создает поводы для вторжения «тюркского тандема»

Анкара все активнее расширяет свое влияние в Грузии. От широкомасштабных коммерческих проектов, монополизации предпринимательской сферы в Аджарии Турция перешла к вмешательству во внутренние дела соседнего государства.

Посольство Турции в Грузии даже выражало недовольство законопроектом, предусматривавшим изменения в   Трудовом кодексе с   целью учреждения еще одного государственного праздника — Дня победы в Дидгорской битве — 12 августа 1121 года царь  Давид IV одержал победу над турками-сельджуками. Из-за недовольства турецких дипломатов правящая партия Грузии свернула эту инициативу в парламенте. Позиция посольства Турции в Тбилиси заключается в том, что 12 августа — день поражения армии турок, и решение праздновать эту дату может внести неприятности в двусторонние отношения Турции и Грузии.

За усилением влияния Турции в регионе внимательно наблюдают в Южной Осетии. На этом фоне Цхинвал советует Тбилиси прекратить вмешательство во внутриполитические процессы независимых государств — Абхазии и Южной Осетии.

«Туркизация оставшейся у Грузии территории неизбежна, и она будет проходить не только с Аджарии, но и с востока», — заявил EADaily министр иностранных дел Южной Осетии Дмитрий Медоев.

Он отметил, что грузино-азербайджанские противоречия, имеющие 100-летние корни, существуют по сей день, с этим ничего не поделать — такова геополитика Кавказского региона.

«Конечно, на этом фоне странным смотрится агрессивная конфронтация и войны всех грузинских властей с Южной Осетией за последние десятилетия. О конфронтации с Россией я уже не говорю. Все это похоже на некий „Репортаж с петлей на шее“, почти по Юлиусу Фучику. К сожалению, всю плачевность ситуации мало кто в Тбилиси понимает, а власти продолжают пользоваться страусиной политикой. Подтверждение этого — недавнее заявление Зураба Абашидзе о том, что вопрос восстановления дипломатических отношений с Россией в повестке дня не стоит», — сказал Медоев.

Глава внешнеполитического ведомства Южной Осетии подчеркивает, что Тбилиси необходимо признать независимость Абхазии и Южной Осетии.

«Грузию никто спасти не сможет, только приход к власти истинно прогрузинских сил, реально оценивающих грядущие угрозы и адекватно воспринимающих сложившиеся в регионе новые реалии. Последняя возможность — приход к власти не проамериканских или пророссийских и проевропейских политиков, а истинно прогрузинских. Один из шагов, на мой взгляд, пока это не поздно — признание независимости Южной Осетии и Абхазии. Через год может оказаться поздно — иссякает действие Карсского договора», — сказал Медоев.

Ранее в интервью EADaily президент Фонда единения русского и грузинского народов Владимир Хомерики также подчеркнул важностьистечения в 2021 году срока действия Карсского договора, «где одним из пунктов записано, что если Россия откажется от протектората и выйдет из данного договора, то Турция сможет предъявить права на некоторые грузинские территории».

Как отмечает югоосетинский политолог Юрий Вазагов, Турция стабильно входит в число стран, лидирующих по объемам инвестиций в экономику Грузии, но главная опасность для грузинской государственности кроется не в этом.

«В период правления Михаила Саакашвили Грузия активно пыталась встроиться в турецко-азербайджанский тандем, стремясь создать своего рода тройственный военно-политический союз в противовес российскому влиянию в регионе Южного Кавказа. В интересах укрепления нового альянса Саакашвили полностью снял все ограничения на расширение турецкого и азербайджанского влияния внутри страны, в том числе в Аджарии и в регионах Грузии, населенных азербайджанцами. Также регулярной практикой стали совместные учения военных трех стран, встречи на уровне глав МИД», — подчеркнул Вазагов.

Эксперт указывает на тот факт, что Тбилиси в связи с 12-й годовщиной войны против Южной Осетии в 2008 году усилили антироссийскую риторику, традиционно используя обвинения в «оккупации» и «агрессии».

«Впрочем, истеричная антироссийская политика давно стала для Грузии повседневным занятием, позволяющим ей оставаться в поле зрения Запада и получать определенные бонусы. В частности, благодаря поддержке Соединенных Штатов и ряда других западных стран Грузии удалось вынести этот вопрос на площадку ООН», — отметил он.

Вазагов полагает, что, обозначая Российскую Федерацию в качестве главной угрозы и продолжая стремиться в евроатлантические структуры, грузинская политическая элита загнала собственную страну в опасную ловушку, в тупик, который в недалеком будущем станет источником весьма серьезных проблем, угрожающих суверенитету и государственности Грузии.

«Речь идет об усиливающемся влиянии Турции на Грузию, которое имеет устойчивый характер, затрагивая как экономическую, так и политическую сферу, особенно это касается Аджарии. Нетрудно понять, что в выстраиваемой „кавказской Антанте“ Грузия изначально оказалась в невыгодном положении в силу колоссальной разности потенциалов, поэтому „Грузинская мечта“, придя к власти, первые годы пыталась изменить сложившееся положение, но справиться с хваткой тюркского тандема естественно не смогла. Яркой иллюстрацией того невыгодного положения, в котором оказалась Грузия, стала ситуация вокруг монастырского комплекса Давид-Гареджа, где грузинским властям пришлось в одностороннем порядке пойти на достаточно унизительные уступки. Причем эти процессы проходили почти одновременно с цнелисской авантюрой, когда грузинские силовики впервые после 2008 года установили свой блокпост на территории Южной Осетии, провоцируя рост напряженности в приграничной зоне», — отметил эксперт.

По словам Вазагова, сложная ситуация складывается в Марнеульском и Болнисском районах Грузии, где усиливаются межэтнические трения из-за националистической политики титульной нации в Грузии, что создает для Турции и Азербайджана идеальный повод для вмешательства под флагом защиты соплеменников. И это, не говоря уже о доминировании турков в Аджарии.

«Пример Сирии наглядно демонстрирует, каким образом президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган использует подобный фактор для расширения турецкой экспансии. Учитывая неумные амбиции турецкого лидера, поворот турецкой экспансии в сторону Грузии становится лишь вопросом времени, и тогда термины „оккупированные территории“, „агрессия“ и прочие, которыми сейчас ловко жонглируют в Тбилиси, приобретут для Грузии более чем реальное значение. Недавнее открытое вмешательство Анкары в азербайджано-армянское противостояние показало, что кавказское направление входит в число приоритетов для Эрдогана наряду с Сирией и Ливией, именно поэтому грузинские политики впали в состояние, близкое к панике, крайне нервно реагируя на сообщения о столкновениях между армянскими и азербайджанскими вооруженными силами», — подчеркнул он.

Югоосетинский эксперт, отмечает, что в случае дальнейшей активизации на Южном Кавказе единственной силой, которая сможет реально ограничить турецкую экспансию является Россия, но никак не Соединенные Штаты и другие страны Запада, к которым сейчас любят апеллировать в Тбилиси, стремясь заручиться их поддержкой в ходе реализации различных программ по «возвращению» Южной Осетии и Абхазии.

Актуальной задачей для Грузии на сегодняшний день является не восстановление мифической «территориальной целостности», а удержание существующих границ, в которые Южная Осетия и Абхазия не входят. Дальнейшая погоня за симулякрами может оказаться роковым занятием для государственности Грузии.

Жанна Тарханова, специально для EADaily

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх