БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 316 подписчиков

Свежие комментарии

  • Светлана Свободная
    Игрались, владыки, в солдатики...«Налобниками медн...
  • Alexander Kneper
    Мишка Меченный думал, что имеет дело с джентельменами и поверил на слово. А эти "джентельмены" -ублюдки, "хозяева" св..."Русские получили...
  • Александр Zaltik
    Идиоты.Польша захотела а...

«Подопытные кролики» Грэма Янга. Отравителя боялась даже охрана тюрьмы

«Подопытные кролики» Грэма Янга. Отравителя боялась даже охрана тюрьмы

22 августа 1990 года в одной из камер тюрьмы строгого режима «Паркхёрст» на острове Уайт нашли бездыханное тело заключенного. Когда медик официально констатировал смерть узника, надзиратели вздохнули с облегчением. Этот человек наводил на окружающих поистине животный ужас.

«У меня внутри лед»

Виннфред, сестра покойного, сама едва не ставшая его жертвой, призналась, что испытывала к нему жалость и сострадание. Как-то она предложила ему сходить на танцы, развеяться, на что брат ответил: «Ничем мне это не поможет. Мне страшно. Понимаешь, у меня внутри лед...»

Судьба не жаловала Грэма Янга с самого начала. Ему было всего три месяца, когда умерла мать. Отец отдал Грэма на воспитание своей сестре, и мальчик очень привязался к тете. Спустя два года Фред Янг, женившийся вторично, решил, что будет воспитывать Грэма вместе со своей новой супругой. Для мальчика расставание с тетей стало тяжелым потрясением. Ему стало казаться, что весь окружающий мир настроен против него.

Как и другие лондонские мальчишки 1950-х, Грэм любил проводить время среди развалин, оставшихся после налетов гитлеровской авиации в годы войны. Среди битого кирпича и разного хлама можно было найти разные интересные вещи. Однажды Грэм наткнулся на книгу по сатанизму и с увлечением прочитал ее.

Кроме того, он начал симпатизировать Гитлеру, и это был совсем уж странный кумир для мальчика в послевоенной Англии.

Очарование сурьмы

Семья, однако, никаких странностей за Грэмом не замечала. Тем более что, поступив в школу, мальчик приносил домой отличные отметки и похвалы учителей. Довольный отец, узнав, что больше других предметов сына интересует химия, подарил ему набор с ретортами, горелками и пробирками.

Родные не обращали внимания на то, что опыты Грэма носят весьма специфический характер. Изготовив яд из доступных компонентов, он травил лягушек и мышей, с интересом наблюдая за агонией подопытных животных.

В 13 лет начинающий химик прочел книгу об отравителе Эдварде Причарде, убившем мать и жену при помощи сурьмы. Грэм был восхищен и захотел превзойти «результаты» Причарда. Он пришел в гости к местному химику и, прибавив себе лет, заявил, что хочет купить сурьму для опытов. Хозяин собирался отказать, но Грэм буквально сразил его широкими познаниями в химии. В итоге сделка состоялась.

Грэм всегда был одиночкой, и в классе его не жаловали. Одним из немногих школьных друзей химика был Кристофер Уильямс. Однажды Крис слег с симптомами тяжелого отравления. Медики спасли паренька, но так и не смогли определить, чем именно отравился школьник.

Грэм был доволен — яд, добавленный другу в лимонад, показал себя с лучшей стороны. Однако довести задуманное до конца не получилось. Янг использовал яд, который медленно убивал человека через постепенное «прикармливание» несчастного дозами препарата. «Дотравить» Криса, не вызвав к себе подозрений, Грэм не имел возможности.

«Эксперимент» над семьей

Тогда он решил переключиться на свою семью. Осенью 1961 года недомогание с рвотой перенесли мачеха, сестра, отец, тетя и... сам Грэм. По ошибке он как-то добавил яд в собственную еду.

Нельзя сказать, что его не подозревали. Мачеха находила у него в кармане пузырек, на котором череп и кости явно указывали на то, что содержимое не прибавляет здоровья. Отец полагал, что причиной болезни может быть то, что Грэм плохо моет свое оборудование после опытов и реактивы попадают на кухонную посуду. Начинающего отравителя все это не остановило. Его сестра Виннфред заболела настолько сильно, что врачи констатировали отравление неким препаратом. Но установить яд, а также то, как он попал в организм, медики не смогли.

Виннфред выжила, но Грэм не расстроился, поскольку она не была его главной целью. Свою отраву он продолжал добавлять в еду мачехи Молли Янг, постепенно угасавшей.

Однажды Молли нашли в саду без сознания. Когда женщину увозили в больницу, Грэм наблюдал за этим, не скрывая своего удовлетворения. Вскоре она умерла.

«Это сделал я!»

Отец Грэма и сам вскоре оказался в больнице с похожими симптомами. Однако даже после этого заявлять на сына в полицию Фред не стал.

За него это сделал школьный учитель химии. Найдя у него в парте пустые бутылочки из-под сурьмы, а также тетрадь, в которой Грэм высчитывал необходимую дозировку яда, педагог сообщил обо всем директору.

Решено было пригласить психолога, который под благовидным предлогом должен был вывести Грэма на беседу о ядах. Мальчик охотно заговорил об этом, и психолог сделал вывод — юноша буквально одержим идеей отравления окружающих. После этого руководство школы сообщило в полицию. При обыске в доме семьи Янгов нашли целых семь видов различных ядов. Когда стали допрашивать Грэма, он поначалу все отрицал, но затем вдруг заявил: «Да, все это сделал я!»

К ужасу полицейских, он буквально взахлеб стал рассказывать о том, как делал яды, какие дозы давал домашним, что нужно делать, чтобы отвести от себя подозрения и т. д.

Убийство в клинике

Грэма отправили психиатрическую экспертизу. Вердикт специалистов гласил: «У него отсутствует понятие о любви к ближнему, нет и не было даже в мыслях понимания того, что он должен жить по каким-то законам, установленным в обществе».

«Я думал, что дозы, которые давал, не смертельны, но понимал, что поступаю не очень хорошо. Это действовало на меня как наркотик, хотя я наркотиков не принимал. Я осознавал весь идиотизм своих опытов с ядами. Я понимал это с самого начала, но не мог остановиться», — заявлял сам отравитель.

Янга обвинили в убийстве мачехи, а также покушении на убийство отца, сестры и тети. В июле 1962 года суд вынес вердикт — в связи особой опасностью подсудимого для общества поместить его в закрытую психиатрическую клинику Бродмор. В психбольнице он провел девять лет, однако это нисколько не изменило и не сломало Грэма. Он сумел расположить к себе местный персонал, с легкостью разъяснял медсестрам особенности действия тех или иных препаратов. Ему позволили украсить палату на свой вкус, предоставили возможность свободного передвижения внутри больницы.

Это позволило ему взяться за старое. Он таскал пузырьки с препаратами у медсестер, в саду искал ядовитые растения. Спустя несколько лет 23-летний пациент Джон Берридж, попавший в клинику после совершения убийства, скоропостижно скончался.

«Хобби» кладовщика

Врачи заподозрили, что это проделки Янга, но шума поднимать не стали. А скоро симптомы отравления стали появляться и у самих медработников.

Глава клиники мечтал только об одном — чтобы Янг раз и навсегда сгинул из его заведения. И после девяти лет «лечения» его выпустили на свободу. Он поселился у простившей его тетки и внешне вел себя примерно. О прошлом не вспоминал, нашел работу — устроился кладовщиком в компанию по производству оптического оборудования и фототехники. Грэм, казалось, всеми силами пытался заслужить доверие новых коллег. Он охотно готовил для них чай и кофе.

Прошло совсем немного времени, и у сотрудников фирмы стали проявляться признаки странной болезни. Ее симптомами были боли в желудке, рвота, выпадение волос. Врачи, имея дело с каждым случаем по отдельности, разводили руками. В июле 1971 года умер руководивший отделением компании 59-летний Боб Эгл. Его смерть связали с возрастом, а также с ранее имевшимися болезнями. Осенью того же года скончался еще один сотрудник фирмы Фред Биггс.

«Я перестал видеть в них людей»

Среди работников началась настоящая паника. Чтобы успокоить людей, пригласили врача Иена Андерсона, который должен был провести обследование и найти причины странной хвори.

Андерсон, как и его коллеги, ничего не мог понять, пока не поговорил с Янгом. Тот охотно вывалил на медика весь багаж своих знаний в токсикологии. После этой беседы доктор срочно побежал в полицию.

«Вы еще должны это доказать», — сказал Янг, когда за ним пришли полицейские. Но тщеславие не давало ему покоя, и вскоре он уже рассказывал следователям, как планировал отправить коллег на тот свет.

«Я перестал видеть в них людей, подобных мне. Для меня они стали подопытными кроликами», — признавался он.

На суде Грэм отказался от всех признаний, но следствие собрало достаточно улик для вынесения обвинительного приговора. На сей раз его отправили в заключение пожизненно.

Нераскаявшийся

Два первых года он провел в закрытой спецклинике под Ливерпулем. Но врачи взмолились, требуя забрать Янга. Видавшие виды специалисты, имевшие дело с маньяками, признавались, что боятся за свою жизнь, поскольку новый пациент способен сотворить смертоносное зелье едва ли не из воздуха.

Его посадили в тюрьму, создав режим максимальных ограничений. Но однажды обнаружили, что Янг вырастил ядовитый гриб в дворе во время положенной ему прогулки и пытался сделать отраву из него и собственных фекалий.

Охранники тюрьмы «Паркхёрст» пугали домашних, просыпаясь среди ночи с криками ужаса. Им мерещился Янг, подмешивающий яд в чай.

Смерть отравителя стала для администрации тюрьмы огромным облегчением.

Поначалу решили, что 43-летний мужчина пустил в ход яд собственного изобретения, поняв, что на свободу больше не выберется. Однако вскрытие показало — Янг пал жертвой сердечного приступа.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх