Свежие комментарии

  • Александр Иноземцев
    1. Нагорный Карабах; 2. Армения; 3. Азербайджан. ---------------------------- С кем договор?"Северное направл...
  • Roma Roma
    Очередной раз лизнули ЗападПосол России в Хо...
  • Nata
    Просто официальная часть. Ничего личного.Посол России в Хо...

"Рискнуть всем": Врачи скорой откровенно - о самых трудных моментах

Рискнуть всем: Врачи скорой откровенно - о самых трудных моментах

Фото: Сергей Киселев/АГН "Москва"

Современный мир сложно представить без медицинских работников и скорой помощи, которая спасает человеческие жизни, и всегда окажет помощь. Врачи откровенно и просто рассказывают о своей далеко не простой работе.

"Некогда сопли жевать"

В любое время суток, в любую погоду они мчат к нам на помощь. Врачи скорой не произносят трогательных речей, не рассказывают "о призвании и долге", не любят выступлений, публики и долгих съёмок.

Практически все они лишены пафоса. А на восторженные речи о "спасении людей" коротко отвечают – "Это наша работа". Чтобы уговорить врачей рассказать откровенно о своей работе, пришлось пообещать, что мы не будем использовать слова "трогательный", "удивительный", "смелый" и другие подобные эпитеты. "Некогда сопли разводить", – будто бы оправдываясь за свою "нетрогательность", кратко и понятно объяснили нам. 

Что же такое работа на скорой? Не обязательно каждый вызов – сцена из медицинского сериала с кровавыми ЧП.

Михаил Коневский, врач скорой помощи, в беседе с Царьградом рассказал, в чем разница между "просто вызовами" и "настоящими вызовами".

"Когда помогаешь кому-то, реально помогаешь, когда ты видишь, что реально нужна твоя помощь, тогда это да, работа скорой помощи.

А когда тебя вызывают поговорить, проконсультироваться, это никуда не годится", – отметил Коневский.

У ребёнка странный вид…

А вызовов из серии "поговорить и спросить совета" бывает много. Сам Михаил впервые поднял эту тему ещё в 2002 году, выступая в одной из телепередач. Тогда была озвучена цифра – около 80% вызовов – "по пустякам". Спустя 18 лет – не изменилось ничего. За сутки врачам приходится давать по две-три лекции. Пациент чихнул, испугался, захотел разом узнать про все свои болячки и тут же звонит в скорую. Или молодая мамочка переживает за ребёнка – у него, кажется, странный вид.

"Дают вызов ночью. В два часа ночи. У ребёнка "болит живот". Уже глупость. Ребёнок в полтора месяца не может сказать, что у него болит живот. Ну ладно. Поехали туда. Приезжаем. "Мам, что случилось?" – "Вот у ребёнка дисбактериоз". Я говорю, мол, понимаю, у многих детей дисбактериоз. А случилось-то чего? И тут она мне заявляет: "Ребенок два дня тухло пукает". Я ей – "Мам, у ребёнка дисбактериоз, поэтому он два дня тухло пукает". – "А-а-а, потому?" – "Да, поэтому". – "А-а-а, ну ладно", – рассказывает Коневский. 

"А почему бахилы не надел?"

Другая проблема, с которой приходится сталкиваться врачам скорой, – это родственники. Которые начинают рассказывать, как и что нужно делать. То кричат, чтобы врач бахилы надел. То требуют, чтобы сначала руки помыл. Потом эти истерики, снятые на мобильный, утекают в Сеть. И пользователи начинают ругать врача, мол, что, ему сложно было?

Я когда захожу в квартиру, сразу иду смотреть больного – сначала. Потому что руки помыть я смогу попозже, на две-три минуты позже. Потому что надо сначала посмотреть больного, оценить его состояние, так как экстренную медицинскую помощь можно оказывать и немытыми руками. Но они все равно в перчатках, у нас есть антисептики, которыми мы обрабатываем руки. Смотрю больного, задаю два-три вопроса, оцениваю состояние – как он отвечает, какой взгляд. Потом, если вижу, что времечко терпит, я пойду, вымою руки, – объясняет Коневский.

"А долго ещё? А то лекарства дорогие!"

Даже когда родственники начинают голосить, кричать, требовать, врач скорой старается их успокоить или не реагировать. Главное, взять ситуацию под контроль сразу и понять, в каком состоянии пациент. Если ситуация критическая – действовать надо без промедления. Счёт идёт на секунды. Бахилы или жизнь близкого человека? Ответ, кажется, очевиден. Но это не так.

"Жуткий случай. Работал один. У женщины отёк лёгких. На фоне гипертонического криза. Я один на бригаде. Вызвал на себя ещё спецбригаду. Препараты, кислород… Более или менее стабилизировал больную. Приехала потом бригада, они меня отпускают. Я родственникам говорю: помогите мне до машины донести аппаратуру. Потому что аппаратуры много было. И с родственником, то ли сын он её, стоим, ждём лифт. Он меня спрашивает: "Скажите, доктор, а это ещё долго может продолжаться?" Я говорю: "Ну, всё зависит от состояния больного… А что?" Он мне: "Вы знаете, лекарства слишком дорогие". Вот тут я ему чуть по башке не дал ящиком, но сдержался", – вспоминает врач.

"Отбивался подушками"

А ещё врачам скорой приходится принимать на себя удар – в буквальном смысле слова. Пока пациент ждёт помощи, врач не может к нему подойти, потому что отбивается от подвыпивших друзей или родственников. Взрослый мужчина, понятное дело, может дать сдачи, если вдруг что. А если на вызов отправилась молоденькая девушка? К сожалению, вне зависимости от пола и возраста – врач обязан ехать. На то он и врач. Но пока он спасает чьи-то жизни, граждане стремятся его самого покалечить. От этой напасти, к сожалению, у самих врачей рецепта нет.

Сотрудница полиции со своей подругой налакалась коньяка. И ударилась об косяк двери ночью. Нас вызвали. Мы приехали. Она спит. Объяснили ситуацию: кто мы, что мы, откуда мы. Сначала были добрые, нормальные отношения. Через пять минут в ней просыпается демон. Она лезет в драку, на меня, на мою напарницу. Я отбивался от неё подушками, которые были на диване, – рассказывает Царьграду Коневский.

Эта история закончилась относительно хорошо. Врачи отделались царапинами и порванной формой. Пациентку привели в чувство. Самых невероятных случаев за несколько десятков лет у врачей – целая копилка. На первом месте среди них вовсе не истерики и драки.

Самое трудное – это принять решение

Это было году в 2016-м, наверное. Когда поступил вызов на трассу М-4… там вез автобус беженцев с Украины. Женщине стало плохо, её высадили из автобуса на АЗС, по её просьбе, судя по всему. Когда мы приехали, автобус уехал уже. Там оказался обширный инфаркт, – говорит Александр Фадеев, врач скорой помощи. – Начали оказывать помощь по стандарту. Во время оказания помощи наступила остановка сердца. С потерей сознания и отсутствием пульса. В общем, пришлось оказывать реанимационные мероприятия прямо на заправочной станции, на полу…. После второго разряда ритм восстановили. Давление стабилизировалось… погрузили в автомобиль скорой помощи. В пути у неё снова остановка сердца. Снова пришлось уже в машине делать реанимацию. В больницу доставили её в стабильном состоянии. Она даже сказала: oh yeah! 

Самое трудное в работе скорой – принять решение. От любого действия зависит жизнь человека. Да, конечно, есть рекомендации и предписания, что делать нужно в той или иной ситуации. Но люди не болеют по инструкции. И врачу приходится принимать то самое решение – рискнуть и отойти от инструкции ради спасения жизни или сделать "как положено".

Как ни парадоксально, но за спасённые жизни врачей скорой не успевают поблагодарить. Откачали пациента – и бегом в машину – поступил новый вызов. Раскланиваться некогда. Царьград хочет наверстать упущенное – и поблагодарить наших героев от всего сердца: спасибо, дорогие наши врачи! Мы все разные – злые, испуганные, плачущие. Простите нас за то, что мы не всегда ведём себя адекватно. Но без ваших золотых рук и громадных сердец, без вас самих мы бы не смогли выжить в этом мире. Низко кланяемся вам.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх