Свежие комментарии

  • ГОРОДНИЧИЙ РЖЕВСКИЙ
    Да не ужели дождались? Тьфу, тьфу только бы незглазить! Так и за эхой с дождём придут!Лучше поздно, чем...
  • Валера Юшков
    Ну тогда он без чинуш останется, и это он прекрасно знает, так что всё, бла бла.Путинский пакет з...
  • Николай Агащас
    Хрен им в сраку, а не КурилыУскользнувшие Кур...

Болгария лета 1968-го. Воспоминания советского школьника

Болгария лета 1968-го. Воспоминания советского школьника

По прошествии стольких лет я не перестаю удивляться, как мало осталось у меня от этой поездки: глиняная брошка и вот эта открытка с изображением ресторана «Пиратский фрегат», на который мы поднимались, но ничего не заказали из-за дороговизны
Войди, Болгария, войди в мой стих,
Как входит пароход неторопливо
В полукольцо объятий голубых
Приветливого залива.
Расул Гамзатов


Воспоминания о прошлом. Прошлый материал про отдых в Болгариия закончил на деньгах. На той сумме, что мы с мамой получили от размена наших денег на болгарские. Понятно, что моя мама тут же побежала покупать себе пальто джерси. Нашли какой-то маленький магазинчик, а там… чего только нет. И все дают мерить прямо на купальный костюм, то есть, по сути, на голое тело. Не нашли ей сразу подходящего размера, так пообещали привезти через для дня. Зато мне она тут же купила «джерсовый» пиджак цвета испанского табака, чему я был, понятно, рад просто страшным образом. Естественно, что себе она тоже купила костюм из джерси: жакет с юбкой, причем тоже расцветки, близкой к цвету хаки. Хотели в соседнем магазине купить кофейный сервиз из глины в национальном стиле, расписанный дико и ярко, но решили поберечь деньги.

Болгария лета 1968-го. Воспоминания советского школьника

А вернувшись домой, мама написала на обороте этой открытки вот эти строки: «На память»

Зато вдоволь напились газированной воды с сиропом в тамошних автоматах.
А они там были совсем не такие, как у нас в Союзе, где ты сам должен был мыть стакан, а сироп был всего лишь один. Тут сиропов было несколько: лимонный, яблочный, грушевый, малиновый. При нажатии на кнопку (после того, как ты опускал монетку) сначала падал картонный стаканчик, а затем в него лилась газировка. Рядом стоял утилизатор для использованных стаканчиков. А чуть дальше — еще и кофейный автомат, продававший кофе с сахаром, без сахара, двойной и с молоком! Сразу же возник вопрос: почему такого нет у нас? Но, разумеется, у моей мамы, хоть она и была дипломированным специалистом в области истории КПСС, ответа на него не нашлось.

А потом мы увидели киоск, в котором продавались кока-кола и оранжад, купили того и другого, выпили и… окончательно «забалдели». Ничего вкуснее я не пил, так мне тогда показалось. Причем очень скоро мы заметили, что цены тут везде разные!

Так, по пляжу, например, регулярно проходил болгарский мальчик и кричал: «Морожено! Ленинградско морожено!» и продавал пачки мороженого из сумки-холодильника всем желающим по 25 стотинок за пачку. Но за пределами пляжа такая же пачка стоили 22 стотинки, в ларьке на пути к нашему отелю – 20, на пути в гору – 17, а на самой вершине – всего 15! И точно так же обстояло дело и с напитками: дороже всего кока-кола и оранжад были на пляже, а на вершине горы стоили всего по 15 стотинок. Цены на фрукты были какие-то смешные: огромные яблоки, виноград, персики – все это стоило так дешево, что даже мы, экономя каждую стотинку, покупали их чуть ли не каждый день. Кроме того, персики и виноград регулярно подавали за обедом: два больших персика или же гроздь винограда. Причем определить, что тебе подадут, можно было заранее по содержимому двух больших каменных чаш у входа в ресторан: какие фрукты там лежали, те нам и подавали.

Болгария лета 1968-го. Воспоминания советского школьника

Город Балчик. На берегу «интересное место». С 1968 года здесь ничего не изменилось!

Интересные проблемы возникли с хлебом. Первая была связана с тем, что хлеба нам за столом постоянно не хватало! Подавали хлеб только белый, вроде нашего крупитчатого калача, нарезанного ломтями. И расход его был велик. То и дело в нашем зале слышалось: «Хлеба! Еще хлеба! Русским еще хлеба!» И видно было, как удивляются иностранцы из других залов, когда официанты по второму заходу обносили наши столы хлебом.

Вторая была связана с полным отсутствием хлеба черного, к которому мы все привыкли. Начали просить, предлагали за него деньги, но… чего у болгар не было, того не было. «Этот же лучше!» – пытались объяснить нам они, но мы им отвечали, что привычка – вторая натура.

Болгария лета 1968-го. Воспоминания советского школьника

Красиво, ничего не скажешь. Но у нас в Пензе сегодня есть виллы куда более впечатляющие, настоящие замки!

Некоторые блюда казались нам довольно удивительными, и мы их не ели. Например, сладкий (!) суп с перцем и салом, жаренным мелкими кусочками. Попробовал я его — и есть не стал. А вот яичницу со сладким перцем ел с удовольствием, и с тех пор ем ее постоянно и приучил к ней и жену, и дочь.

Болгария лета 1968-го. Воспоминания советского школьника

Пещерный монастырь Аладжа неподалеку от Варны. Вид внутри

Как-то раз нам подали горшочки с большими кусками очень аппетитного мяса, утопающего в пшенной каше, залитой кипящим оливковым маслом. Все наши отказались, а я соблазнился куском мяса, а кашу решил не есть. Сверху на мясе были какие-то темные длинные перчины, но я не придал этому значения, тем более что перца болгарского к этому времени поел уже немало. Куснул. Оказалось, что это перец чили! Слезы полились из глаз, я выпил обе бутылки минеральной воды и все оставшееся вино и все равно вынужден был бежать домой и только тем и спасся, что непрерывно полоскал рот холодной водой. Заплатил за собственное невежество, так сказать, сполна!

Болгария лета 1968-го. Воспоминания советского школьника

Такие вот там обустроены дорожки и перила

Как я об этом уже писал в прошлом материале, главная цель нашей с мамой поездки заключалась в приобретении вещей из джерси. Но после их покупки деньги у нас еще оставались, и мама поехала в Варну на рынок (опять же на рынок!), где, как ей сказали, продавались чудные блузки с кружевами спереди (еще одна супермодная вещь в 1968 году!) из фальшивого серебра и золота. Вещь варварского великолепия, просто упасть и не встать! Ну а мне тоже были даны карманные деньги, с которыми я отправился в «Луна-парк» — первый «луна-парк» в моей жизни. И побывал я там и в «Замке привидений», и покатался на карусели с самолетами-истребителями Второй мировой войны, которые «ныряли» вверх и вниз, повинуясь нажатию рукоятки, да еще и стреляли вспышками «огня» из пулеметов! Но больше всего меня потрясли два тира. Первый выглядел так: пулемет на стойке, а перед ним сцена: город, над которым пролетают самолеты, и ты по ним стреляешь, причем сам пулемет трясется, а среди самолетов мелькают крошечные вспышки, вроде бы как от разрывов. И стоит попасть в самолет, как на нем загорается красная лампочка, начинает выть сирена: «У-у-ууууу!», а сам он падает. Ну а рядом на табло высвечивалось количество выстрелов и число попаданий, по итогам которых стрелку давали призы: значки или конфеты. Я чуть было от такого не обалдел и играл в этот тир буквально до… обалдения. А потом пошел во второй тир, где нужно было стрелять в мишень из пневматического парабеллума. И тут уже первый приз за пропадание в десятку был более чем солидный – бутылка коньяка «Плиска». Выстрел стоит 15 стотинок. В девятку я попадал, но коньяк так и не выбил. Получил в награду каких-то очень вкусных малиновых леденцов и бутылку кока-колы.

Болгария лета 1968-го. Воспоминания советского школьника

Вид на внешние галереи

А на обратном пути я обнаружил еще и валютный магазин. Где продавалось ВСЕ! Но только за доллары, фунты, франки и марки. Стоял я там, как в музее, разглядывая зажигалки «Ронсон», упаковки сигарет «Кэмел» и «Мальборо», бутылки виски «Белая лошадь» и замечательный расшитый цветными нитками полушубок — как раз на мою маму и ценой всего лишь 25 долларов. Ну а в школе меня же учили, что доллар стоит 60 копеек, и такая дешевизна столь замечательной вещи меня потрясла. Впрочем, не меня одного, а мужчин из нашей группы тоже. Зашли они в этот магазин после пляжа и встали, раскрыв рот. А затем начали предлагать обменять доллары на рубли, но нет: продавщица на это не согласилась. И пошли мы в отель, обиженные донельзя: мы их освободили от немцев, а они вот как… Черная неблагодарность!

Болгария лета 1968-го. Воспоминания советского школьника

А вот это подъем на этажи пещерного монастыря

Надо сказать, что отдых отдыхом, море и солнце само собой, но для нас была приготовлена неплохая экскурсионная программа. Так, нас свозили в небольшой городок Балчик, где показали чью-то там резиденцию и при ней парк. Ну, интересно, конечно. Но все такое маленькое, камерное…

Затем нас свозили к пещерному монастырю Аладжа. Это было интереснее, я никогда не думал до этого, что были такие «церкви» и что там и прятались от врагов, и жили. Затем свозили в «долину кактусов». Что-то размером со стадион и кругом кактусы. Затем в «Долину роз». Это уже и впрямь была долина. Там я узнал, что для того, чтобы получить 1 грамм розового масла, нужно переработать тонну розовых лепестков. Поэтому оно такое дорогое. Предложили тут же купить эссенцию на розовом масле («поганая капля» на тонну спирта!) и все купили, и потом хватило этого крошечного пузырька на несколько лет!

Болгария лета 1968-го. Воспоминания советского школьника

Макет всего пещерного монастыря Аладжа в музее. В 1968 году такого еще не было

Свозили в Варну в картинную галерею и музей ВМФ, и зачем-то на Солнечный Берег. Это тоже курорт, но после Золотых Песков впечатления он на нас не произвел: плоский, отели-башни и дюны. Вот и вся радость. Но там же был город на острове Несебр и ресторан «Пиратский фрегат». По дороге туда я обратил внимание на дома болгарских крестьян. Разница между ними и нашими крестьянскими хибарами была разительной. Я бы и сегодня от такого дома бы не отказался! И гид Иванка мне объяснила, что все дело, во-первых, в земле – в ней много камней, и болгарский крестьянин, готовя поле к посеву, одновременно набирает себе камней на дом или забор! А во-вторых, для болгарина красивый дом — это цель жизни. Поэтому в дом вкладывают и вкладывают. Подумал я: почему у нас дома такие убогие, почему для наших крестьян дом — не цель жизни?.. Но, понятно, думал я над этими вопросами не очень долго.

Были очень забавные походы по «бытовым ресторанам», то есть таким, что оформлены в национальном стиле. Были в «Индейской деревне», в хижинах, «Монастырской избе», где ели вкуснейшие блины и пили «монастырское» вино, темно-красное и очень вкусное. Были в кошаре. Впрочем, в кошару мама со мной не поехала. Но что это и что там было, я, понятно, знаю. Кошара – это загон для овец. Но при нем сооружен ресторан под открытым небом – все деревянное, грубое, отполированное задами и локтями. Привозят группу. Она выбирает овцу, ее режут, свежуют, превращают в мясо и тут же его жарят. К мясу салат и много, ну просто очень много вина. Ну и наши «мужики» там надрались, естественно, и вернувшись в отель… подрались и разбили стекло в одном из номеров (стоимостью 70 левов). А так как денег у разбивших уже не было, пришлось всей группе складываться. Вернее, складываться пришлось тем, которые привыкли быть всегда «за колхоз», потому что умные сказали, что давно уже все потратили!

Была «встреча дружбы» в ресторане отеля «Амбасадор». Там было интересно, потому, что с одной стороны были мы, а с другой… с другой кого только не было. Меня посадили напротив мальчика с мамой из Англии – мол, ты же в спецшколе учишься, вот и будешь с ними говорить. Ну, я и «говорил», обливаясь потом от страха и смущения. Но ничего, куска они от меня не откусили! Хорошо, что у нас в школе были темы: «Мой родной город», «Моя семья», «Моя школа», «Мои увлечения», «Книги, которые я люблю». Вот это я им все и выдал. И они меня поняли. Вот из того, что мне в ответ они говорили, я понял немного и опять же очень этому удивлялся: с чего так? Хуже всего было то, что рядом сидел один наш «товарищ», который все время забывал, в какой руке что держать и ел словно фокусник, перебрасывая нож и вилку из одной руки в другую, нарезая лангет на кусочки, а этого делать нельзя, от волнения ронял их на скатерть, словом, вел себя совершенно не по «памятке интуриста». И английский мальчик указал на него глазами и спросил меня: «Что с ним?» А с ним и впрямь было «что-то». И я ответил, что он «рабочий на заводе». Сказал я это, и очень расстроился, так как понял, что подвел нашу страну. Но с другой стороны, что еще, глядя на такое, можно было сказать? Что «дядя» не в себе? Зато мне понравилось, как этот мальчик, причем моложе меня, аккуратно ел, и держал себя очень уверенно, словно взрослый. Да и мама его была сыночку под стать, хоть и сказала мне, что «говоришь ты хорошо, но следовало бы немного поработать над произношением». Увы, с этим у меня и сейчас есть проблемы, а за «кашу во рту» ругали потом уже и в вузе, и при поступлении в аспирантуру, но вот, однако, обхожусь…

Вообще-то, меня удивило, что эта английская семейка делала в Болгарии. А сейчас понимаю: для них там все было очень дешево, а море и солнце – они и там такие же, как и везде. Только на Мальдивах дороже.

Кстати, встречались нам там венгры, испанцы (своего моря и солнца не хватило?), немцы из ГДР и… ФРГ, вот эта английская пара, а еще финны и шведы. Интересно, что сейчас многие пишут, что наши, мол, не улыбаются, сумрачный у них вид и потому их легко отличить от людей с Запада. В то время я лично об этом ничего не слышал и лично мне так не показалось. Хотя кого только мы на этих Золотых Песках не встречали! Другое дело — сами болгары, которые улыбались нам просто постоянно.

Иду мимо лавки, смотрю на яблоки… Оттуда выходит продавец, улыбается и дает мне яблоко. На следующий день иду с мамой, показываю на лавку, она достает деньги, продавец улыбается, от денег отказывается, дает нам два яблока. И с таким отношением мы сталкивались постоянно!

Болгария лета 1968-го. Воспоминания советского школьника

А вот этот сувенир сохранился. Нам такие бутылки подарили во время прощального ужина. По сути, это бутылка из-под коньяка «Плиска», но покрыта чем-то таким, что имитирует древесную кору, причем даже с сучками. Оригинальный сувенир, ничего не скажешь! А пробка – деревянная внутри, но снаружи покрыта этим же составом

Вернулись мы домой в Пензу, и… это был фурор. Что у мамы с ее золотой и серебряной блузкой, что с костюмом и пальто. И мне «досталось», конечно. Одна «училка» прямо в классе спросила, что мы оттуда привезли и оправдали ли наши покупки затраты на поездку. Тогда было вот так, кстати: поездку надо было обязательно «оправдать» какими-то покупками. И все узнали, что мы ее «оправдали»!
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Статьи из этой серии:
Путешествие советского школьника в Болгарию в 1968 году
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх