Свежие комментарии

  • Ринат Рамазанов
    Аффтар, сколько заплатили тебе за предвыборную агитацию?ГАЗОВАЯ ПОЛИТИКА ...
  • Konstantin Петров
    Я понимаю когда Таджиков завозят на стройки или в поля на уборку урожая. Но что бы завозить Таджиков в блогосферу.......Блогер-таджик пол...
  • С 21
    Не передёргивайте. Речь совсем не об этом."Я ЧЕЛОВЕК ГРУБЫЙ...

Румыны шумною толпою по Бессарабии бегут

Румыны шумною толпою по Бессарабии бегут
На основании этой фотографии можно сделать вывод, что румынские солдаты в самом деле бросали оружие. Однако, скорее всего, это фото сделано 3 июля 1940 года или позднее, когда граница была закрыта, и советские войска задерживали и разоружали не успевших выйти румынских солдат и офицеров – всего 7446 человек
Эта история привлекла моё внимание давно и упоминалась в моей книге «Виктор Суворов врёт! Потопить «Ледокол», вышедшей в 2013 году. Там был большой раздел про Румынию и румынскую нефть, в котором я опроверг тезис Виктора Суворова о том, что возврат Бессарабии спровоцировал Германию на нападение на СССР. Во-первых, возврат Бессарабии произошёл с согласия Германии. Во-вторых, нефтепромыслы были взяты под контроль румынских войск с высылкой британского и французского персонала фирм, этими промыслами владевшими, 3 июля 1940 года, через три дня после того, как советские войска 1 июля 1940 года установили контроль над Бессарабией.

Но речь не о нефти, а об оставленном румынами в Бессарабии вооружении, боеприпасах и военном имуществе, которое потом было в большей части возвращено румынам и вывезено. В литературе отмечалось, что «было собрано брошенного оружия», из чего можно было сделать вывод, что румынские войска панически бежали из Бессарабии, побросав винтовки, пулемёты, пушки, патроны.


Румыны шумною толпою по Бессарабии бегут
Досмотр румынских офицеров при переходе границы

Прочёсывая описи фондов РГВА, я наткнулся на документы Военного министерства Румынии, среди которых было дело о передаче этого самого вооружения и военного имущества. Посмотреть в документы никогда не лишне – возможно, в них будут какие-нибудь интересные подробности этого странного и загадочного эпизода. Скажу сразу, что документы всех тайн не открыли, но дали кое-что интересное, что позволяет посмотреть на выход румынских войск из Бессарабии под несколько другим углом.

Это были военные склады


Документов было не так чтобы много, и все они касались передачи оставленного в Бессарабии и Северной Буковине оружия, боеприпасов и военного имущества. В них упоминается дивизионный генерал Аурель Алдеа, который командовал на момент событий 4-й пехотной дивизией и возглавлял сначала комиссию по урегулированию вопросов эвакуации румынских войск из Бессарабии и Северной Буковины, а потом возглавлял комиссию в Одессе по возврату оставленного румынского вооружения и имущества (РГВА, ф. 492к, оп. 1, д. 9, л. 15). Впоследствии он командовал 2-м, а потом 7-м армейским корпусом. Генерал Алдеа был противником войны с СССР и входил в группу офицеров, вынашивавших планы перехода на сторону антигитлеровской коалиции, а потом сыграл важную роль в перевороте, свергшем генерала Иона Антонеску.

Наиболее интересный документ из этого дела – список вооружения, боеприпасов и военного имущества, в котором сопоставлялось количество оставленного с количеством возвращённого по состоянию на 8 часов 13 ноября 1940 года. Документ находился в отдельной чёрной папке, был очень хорошо оформлен, на отличной бумаге, с прекрасно выполненными диаграммами. Все страницы документа имели штамп «Secret». Вообще, документы румынского Военного министерства отличались качеством исполнения, а диаграммы и схемы так вообще были произведением чертёжного искусства. Лучше немецких документов.

Судя по всему, этот документ подавался или военному министру, генералу Йосифу Якобичи, или даже самому Антонеску. После войны оригинал документа оказался в РГВА.

Это был длинный и обстоятельный список, очень подробный и разделённый на несколько разделов. Он разрушает версию о том, что румынские войска при приближении советских войск бежали, бросая оружие и боеприпасы. В списке оказалось то, что войска могут унести с собой. Ну да, бежали, бросив винтовки – 67 079 штук, револьверы и пистолеты – 6 134, штыки – 43 759, гранаты – 84 070, сабли – 1 940. А также рубашки – 161 506 штук, шинели – 79 227, головные уборы – 68 633, сапоги – 71 444 (РГВА, ф. 492к, оп. 1, д. 9, лл. 50-62). Если румынские войска бежали, то сапоги-то зачем бросать? Разве босиком бежать лучше?

Список показывает, что имелось в виду не то, что войсками было брошено или оставлено в местах дислокации, а то, что находилось на складах оружия, боеприпасов, интендантского имущества, медицинского, ветеринарного имущества, продовольствия и фуража. Для вывоза этого имущества требовалось около 1000 вагонов, и эти склады, разумеется, нельзя было вывезти за два дня, с 28 июня по 1 июля 1940 года, пока продолжалась эвакуация румынских войск из Бессарабии и Северной Буковины. Потому румыны сначала эти склады оставили, а потом потребовали возврата имущества. Боевых действий не было, вывод румынских войск проходил по решению правительства Румынии, и потому всё это имущество не могло считаться трофеями Красной Армии.

Передача


Румыны выставили требования, очевидно, основываясь на описях вооружения, боеприпасов и имущества на оставленных складах, которые имелись в Генеральном штабе румынской армии. После некоторых переговоров советское правительство приняло решение удовлетворить требования румынской стороны. 29 октября 1940 года в Бессарабию и Северную Буковину прибыли 3 096 солдат, 202 офицера и 218 железнодорожников для погрузки и отправки грузов. 10 ноября 1940 года через границу проследовали 321 крытый вагон и 471 платформа, всего 792 вагона с военными грузами.

Из списка следует, что румыны получили не всё имущество. Часть его с июля по ноябрь 1940 года, можно сказать, «моль почикала». Я не стану приводить весь длинный список, а приведу некоторые позиции из него:

Румыны шумною толпою по Бессарабии бегут

Румыны шумною толпою по Бессарабии бегут

Как видим, некоторые категории были возвращены полностью, по отдельным категориям малоценного имущества румынам отдали больше, чем они требовали. Часть оружия и боеприпасов, которые могли быть использованы Красной Армией, румынам не вернули.

Вот с обмундированием и продовольствием им пришлось расстаться полностью или почти полностью. Очень мало было возвращено обмундирования. Из 79 227 шинелей – 1 471 штука, из 71 444 пар сапог – только 79 пар. В директиве командующего Южным фронтом, генерала армии Г. К. Жукова прямо говорилось:

Особое внимание обратить на внешний вид бойцов и их подтянутость, всем быть побритыми, почищенными, в опрятной чистой летней одежде и касках. Плохо одетых оставить в тылах и в Буковину и Бессарабию не выводить.

Румыны шумною толпою по Бессарабии бегут
Красная Армия вступает в Бессарабию

В этой директиве, как видим, содержится признание, что часть красноармейцев была плохо одета. Надо полагать, что румынское обмундирование было пущено на доукомплектование войск Южного фронта. Если это так, то по количеству не возвращённого румынам обмундирования можно сказать, что около 10 % советских войск Южного фронта были одеты и обуты ненадлежащим образом.

Также не вернули румынам запасы продовольствия. Судя по всему, в списке продовольствие измерялось в килограммах. Если так, то румыны лишились 138,4 тонн военного хлеба (paine de razboi – трудно сказать, что это такое) и 153,1 тонн хлеба, 2 742,8 тонн пшеницы, 768,9 тонн картофеля. Также не был возвращён фураж: 3 323,1 тонн ячменя, 5 460,6 тонн кукурузы, 1 117,8 тонн отрубей, 3 034,7 тонн сена.

Для чего создавались эти склады?


Возникает интересный вопрос – что это были за склады? С одной стороны, их явно создали для войны с СССР. Бессарабия – между Днестром и Прутом – территория небольшая. В районе Бендер в ширину около 90 км, по линии Кагул – Аккерман (Белгород-Днестровский) – около 160 км. То есть глубина Бессарабии, как у армейского тыла. Три железнодорожные ветки: Новоселицы – Могилёв-Подольский, с ответвлением на Бельцы и далее на восток; Яссы – Кишинёв – Бендеры – Тирасполь и Галац – Бендеры. Несмотря на то, что Бессарабия в определённом смысле регион изолированный, и доступ в него ограничен мостами через Прут и Днестр, особых проблем со снабжением у румынской армии не было. Но всё же, некоторый запас на ТВД был создан – и явно для войны с СССР.

Румыны шумною толпою по Бессарабии бегут

С другой стороны, румыны развернули группировку войск в составе 20 пехотных, 3 кавалерийских дивизий и 2 горнопехотных бригад общей численностью в 450 тысяч человек. Это около 60 % численности сухопутной армии Румынии. Как видим, склады были явно малы для полноценного снабжения такой группировки войск. Если наличный запас патронов разделить на боекомплект пехотинца с винтовкой – 60 патронов, то получится 1 бк на 396,1 тысяч бойцов. С учётом пулемётного боекомплекта складские запасы патронов составляли примерно 0,7 бк для всей группировки румынских войск. С таким запасом особо не повоюешь.

Сутодача хлеба для войск составляла порядка 360 тонн, тогда как на складах хранилось менее сутодачи готового хлеба и пшеницы в зерне примерно на 7 сутодач. Вряд ли можно было рассчитывать, что румынские войска могли бы разбить противостоящую группировку Южного фронта численностью 638,5 тысяч человек, превосходящих в артиллерии и бронетехнике, всего за неделю.

Насчёт снабжения всей румынской группировки в Бессарабии пока что доступных документальных данных нет. Насчёт складов, оставленных в Бессарабии, можно сделать такие выводы: либо это были склады на первые несколько дней боевых действий, помимо возимых запасов, которые войска имели при себе (и забрали при эвакуации), либо же это были склады для пополнения, которое должно было быть набрано на месте или переброшено из Румынии. Судя по тому, как легко румыны их оставили, а потом согласились с невозвращением части вооружения, боеприпасов и имущества, их потеря не рассматривалась как критическое понижение боеспособности румынской армии.

Почему румыны отступили? Потому что вряд ли можно было бы рассчитывать на победу в схватке с Южным фронтом, имевшим численное и особенно качественное превосходство, тогда как разгром этой группировки лишил бы Румынию 60 % армии и сделал бы страну очень уязвимой как перед лицом СССР, так и перед лицом Венгрии, отношения с которой были враждебными. Уступки сохраняли армию. Впрочем, уступив один раз, пришлось уступать и второй. По второму Венскому арбитражу 30 августа 1940 года Румыния уступила Венгрии Северную Трансильванию, а 7 сентября 1940 года уступила Болгарии Южную Добруджу. Эти территории были возвращены Румынии после окончания Второй мировой войны.
Автор:
Верхотуров Дмитрий
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх