Свежие комментарии

  • Roma Roma
    Налицо результаты деятельности ЦБ и Минфина. Почему руководители этих организаций не привлечены к ответственности и д...Заграница нам пом...
  • Владимир
    <i>Комментарий скрыт</i>Мэр Львова попрос...
  • Юрий Бакулин
    Украина попрет на Донбасс, получит пилюлей, развалится, часть территории будет оккупировано США и НАТО, остальное ото...Эксперт указал на...

Дилемма доминирования: американский подход к НАТО и её будущему

Дилемма доминирования: американский подход к НАТО и её будущему Фото: Pavel Nemecek / Globallookpress

США не могут в новых условиях понять, зачем им союзники по НАТО и как с ними себя вести

Материал об истинном смысле происходящего за пределами нашей страны предоставлен Аналитической группой Катехон.

 

Основные положения:

  • Несмотря на стремление администрации Байдена активизировать альянсы США, отношения США с НАТО должны быть пересмотрены. Соединённым Штатам следует стимулировать европейских членов НАТО брать на себя дополнительные обязанности по обеспечению безопасности.
  • Призыв европейских союзников к проявлению инициативы поможет Соединённым Штатам сосредоточиться на других своих внутренних и международных приоритетах и может способствовать улучшению отношений с Россией. Такой подход также может оказаться привлекательным для европейских государств, обеспокоенных будущим направлением внешней политики США.
  • Пересмотр роли США в Европе соответствовал бы усилиям Соединённых Штатов после Второй мировой войны по стабилизации европейской безопасности и стал бы достижением в этом направлении. 

Введение

С момента создания Организации Североатлантического договора (НАТО) в первые дни холодной войны американские политики разделились во мнениях относительно неё.

Стремясь утвердить американскую мощь и влияние в Европе и получить легитимность для амбиций США, политики рассматривали НАТО как полезный инструмент для организации Европы таким образом, чтобы это отвечало американским интересам. В то же время Соединённые Штаты оказались неготовыми платить или слишком сильно рисковать, чтобы достичь этого результата. Для страны, находящейся в безопасности, влияние в Европе желательно, но не является необходимостью.

Эти противоречивые устремления отразились с течением времени не только на различных подходах Америки к альянсу, но также на отношении отдельных политиков. Теперь, успешно помогая обеспечить беспрецедентный уровень европейской стабильности и безопасности и сталкиваясь с растущим давлением со стороны европейских государств, подталкивающих к уменьшению стратегического бремени США, американские стратеги в предстоящие годы должны быть готовы пересмотреть основы присутствия США в Европе и передать полномочия местным властям.    

Эпоха холодной войны: защита Европы, доминирование и уклонение

В среде американских политиков обе только что обозначенные тенденции проявились во время холодной войны. Несмотря на более поздние заявления о том, что НАТО возникло почти естественным образом из чувства трансатлантической солидарности, в действительности мнения политиков в США по поводу отношения к НАТО разделились, что сохранялось на протяжении большей части противостояния с Москвой. Американские лидеры, конечно, не хотели, чтобы Советский Союз доминировал в Европе, но путь, который будет выбран для достижения этого результата, и связанные с этим риски никогда не были ясны.

В конце 1940-х годов эта напряжённость нашла своё отражение в громких дебатах среди официальных лиц, скептически относившихся к необходимости многосторонних обязательств по обеспечению безопасности для Европы, включая Джорджа Кеннана и сторонников более активного присутствия США за границей, таких как Джон Хикерсон. Даже в условиях марша коммунистических партий в Западной Европе и большей части региона, уязвимого для военного нападения, официальные лица – наряду с влиятельными сенаторами, такими как Роберт Тафт и Артур Ванденберг – опасались, что постоянное обязательство США испортит отношения с СССР, впутает Соединённые Штаты в международные споры и конфликты и ​​наложит непосильное бремя на общественность США. Кеннан и другие скептики в значительной степени проиграли дебаты, когда администрация Трумэна решительно встала на сторону тех, кто отстаивал более жёсткую позицию по этому вопросу. Таким образом, Соединённые Штаты согласились сформировать НАТО на переговорах в Вашингтоне в 1948 и 1949 годах и присоединиться к нему. Тем не менее озабоченность, высказываемая скептиками по поводу масштабов, содержания и более широких внутренних и международных последствий трансатлантического альянса, никогда не исчезала. Фактически обеспокоенность скептиков по поводу постоянной приверженности такому союзу была поддержана даже администрацией Трумэна, лидеры которой – по крайней мере в своих публичных выступлениях – заявили, что участие Соединённых Штатов в делах Западной Европы будет временным. Администрация Трумэна подчеркнула, что американские военные должны оставаться в Европе только до тех пор, пока не будет восстановлена ​​стабильность и приблизительный баланс сил [1].

Даже после основания НАТО в 1949 году лидеры США пытались ограничить связи Америки с этой организацией. В 1950-е годы Соединённые Штаты предпринимали попытки побудить Западную Европу взять на себя основную ответственность за оборону региона, чтобы обязательства Америки были временными, а государства в регионе могли обеспечивать свою собственную безопасность. С этой целью США ограничили свои военные обязательства в первую очередь использованием своего потенциала упреждающего ядерного удара, чтобы удержать Москву от отправки Красной Армии в Западную Европу. К началу 1960-х годов стало ясно, что усилия, направленные на то, чтобы побудить Западную Европу действовать самостоятельно, позволив США сократить своё присутствие, стали сходить на нет из-за внутриевропейских разногласий по поводу формы общей оборонной структуры и ослабления ядерной безопасности США. Нелюбовь Америки к издержкам затем снова проявилась в многолетних дебатах о том, действительно ли США рискнут обменяться ядерными ударами с Москвой для защиты Западной Европы [2].

Этот острый вопрос сохранялся до конца холодной войны. Из-за растущей уязвимости США перед советским ядерным ударом участие Америки в стратегической обороне Западной Европы оставалось в подвешенном состоянии, хотя в начале 1960-х Соединённые Штаты согласились взять на себя основную ответственность за оборону Западной Европы. Сторонники твёрдого обязательства США перед Европой стремились обойти эту напряжённость путём усиления военного присутствия США в Европе, использования возможностей ядерной войны и сочетания этих шагов с дипломатическими действиями. Тем не менее амбивалентность Америки оставалась основной темой. Многие американские политики продолжали сомневаться в том, пойдут ли Соединённые Штаты на "ядерный сценарий" для Западной Европы. Начиная с середины 1960-х годов лидеры союзников опасались, что их американские коллеги поймут, что американской безопасности может быть нанесен такой же вред, как и европейской. Европейские союзники опасались, что американские президенты могут достичь ряда стратегических договорённостей и тайных соглашений с Советским Союзом, которые уменьшат угрозы Соединённым Штатам за счёт Европы [3].

Нелюбовь Америки к издержкам и риску также повлияла на внутреннюю политику НАТО. Не желая слишком прочно связывать США с обороной Европы, американские лидеры продемонстрировали склонность к закулисной политике, чтобы определять политику соглашения с отдельными союзниками. Это часто означало определение повестки дня альянса отдельно с каждой из стран так называемой Большой тройки – Францией, Великобританией и Западной Германией – вместо того чтобы позволять НАТО, с его принципом "одно государство – один голос", определять политику США. В 1950-х годах такой известный человек, как президент Эйзенхауэр, жаловался на то, что "всё бремя обороны возложено на плечи США", и обвинял западных европейцев в том, что они почти "сделали из дядюшки Сэма дурака" [4]. Подобные утверждения становились всё более частыми во второй половине холодной войны.

К тому времени не только Западная Европа оправилась от лишений Второй мировой войны, Соединённые Штаты также столкнулись с нарастающими экономическими проблемами и политическими потрясениями. В совокупности эти события вызвали растущую внутриполитическую дискуссию о необходимости американского покровительства государствам, которые, казалось, могли взять на себя большую ответственность за свою защиту. Конечным результатом стало стремление Америки на протяжении 1970-х и 1980-х годов подтолкнуть западноевропейские государства к тому, чтобы взять на себя большие издержки. Официальные лица США пригрозили, что Соединённые Штаты могут выйти из НАТО, если союзники не потратят больше средств на их оборону. Начиная с 1981 года Конгресс потребовал от Министерства обороны выпускать ежегодный отчёт о вкладах союзников в "общую оборону", чтобы отслеживать и потенциально наказывать тех, кто не выполняет свои обязательства. В 1984 году группа сенаторов во главе с демократом из Джорджии Сэмом Нанном предложила ежегодно выводить значительные силы США из НАТО, если европейские члены альянса не увеличат свои военные бюджеты. Двухпартийная комиссия Конгресса в 1988 году прямо пришла к выводу, что их "союзники недостаточно осведомлены о сильном политическом давлении в стране, направленном на уменьшение оборонных обязательств США, поэтому они не готовы взять на себя большие издержки. Это мнение разделяет Конгресс. Таким образом, комиссия самым решительным образом заявляет, что европейцам лучше быть готовыми к защите своей собственной территории без крупномасштабных наземных сил США, поскольку их обязательства не могут быть гарантированы вечно" [5]. 

Пока Вооружённые силы СССР и Варшавского договора пересекали внутреннюю границу Германии, двойственное отношение Америки к НАТО можно было скрыть. 

Хотя Соединённые Штаты взяли на себя обязательство защищать Европу после Второй мировой войны, никогда не было ясно, что влечёт за собой это обязательство. Статья V учредительного договора НАТО обязывала Соединённые Штаты (и каждое государство-член НАТО) предпринимать только "такие действия, которые они сочтут необходимыми" для защиты Североатлантического региона. В принципе, Соединённые Штаты вполне могли счесть необходимым не предпринимать никаких действий, каким бы серьёзным ни был кризис. Тем не менее, пока Вооружённые силы СССР и Варшавского договора пересекали внутреннюю границу Германии, двойственное отношение Америки к НАТО можно было скрыть. В таких условиях было по крайней мере правдоподобно, что лидеры США могли заявить о достаточной заинтересованности в отсутствии контроля СССР над Западной Европой, чтобы Соединённые Штаты могли рискнуть войной, вплоть до обмена ядерными ударами [6]. 

Превосходство задёшево: миссия Соединённых Штатов после окончания холодной войны

После 1991 года американские лидеры продолжали уделять большое внимание НАТО. Действительно, обеспечение здоровья Североатлантического союза после окончания холодной войны стало, пожалуй, ключевым элементом европейской политики Америки. Столь же драматично, что НАТО ритуально представлялся как союз, основанный на общих ценностях и поддерживающий их – союз, основанный на демократии. Однако за кулисами и на практике американские интересы были в большей степени корыстными.

После окончания холодной войны члены первой администрации Буша сосредоточились на сохранении целостности НАТО как способе закрепления американского присутствия в Европе. Согласно их логике, это защитит и от возможного российского реваншизма, и от возможной напористости западноевропейских государств, заинтересованных в более широкой международной роли при помощи Европейского Союза. Проще говоря, поддержка НАТО помогла бы сохранить то, что Брент Скоукрофт (советник Джорджа Буша по национальной безопасности) назвал "мировой лидирующей ролью Америки" [7]. Это сдержит и Россию, и союзников.

При смене администраций Клинтона, Буша и Обамы это геополитическое требование трансформировалось в более широкое стремление НАТО служить плацдармом для внутренних преобразований в Европе и, в свою очередь, для обеспечения стратегической стабильности на всём континенте [8]. Вместо того чтобы застраховаться от неопределённости после окончания холодной войны, НАТО теперь может создать более интегрированную Европу, способствуя распространению либеральной демократии в бывших членах советской сферы влияния и связывая государства Восточной и Западной Европы в общую структуру безопасности [9]. Это стало толчком для поддержки США идеи расширения НАТО, впервые разработанной Джорджем Х. В. Бушем, но всерьёз к её реализации приступили в середине 1990-х. Сменявшие друг друга администрации пытались использовать НАТО в качестве основного инструмента для формирования политики на континенте после окончания холодной войны, хотя ЕС также был перепрофилирован как инструмент для восточноевропейских реформ и интеграции [10]. За три десятилетия количество членов альянса НАТО увеличилось почти вдвое – с 16 в 1991 г. до 30 в 2020 г. [11].

По мере того как разворачивались события в 1990-е и 2000-е годы, американские лидеры также обращались к НАТО как к инструменту для структурирования и придания легитимности множеству военных авантюр "за пределами зоны ответственности". Все операции в Боснии, Косово и Афганистане попадают в эту категорию. Когда советская угроза была устранена, Соединённые Штаты всё чаще использовали НАТО как способ организации европейской безопасности таким образом, чтобы поддерживать и укреплять американское геополитическое превосходство. Однако, изменив ранний подход Америки к НАТО, лидеры США искоса посмотрели на намеки на то, что Европа ищет альтернативы, которые могли бы ослабить роль США в делах европейской безопасности. Как писала госсекретарь Мэдлин Олбрайт, Соединённые Штаты выступили против усилий Европы, которые могли бы разорвать связь союзных государств с США в военном отношении [12].

Однако, как и прежде, Соединённые Штаты не хотели слишком рисковать ради господства в Европе. Что характерно, Сенат США согласился ратифицировать расширение НАТО только после получения заверений в том, что расширение НАТО принесёт чистую выгоду для безопасности США и не будет налагать никаких новых забот на Вооружённые силы США. Это обещание было по большей части выдумкой: если Соединённые Штаты никогда не будут сражаться от имени других союзников по НАТО (или будут сражаться независимо от НАТО), то принятие в альянс таких государств, как Польша, Литва и Венгрия, увеличивает риск для Соединённых Штатов. Тем не менее это обещание показало, что Конгресс не желает увеличивать влияние США в Европе. Сенат также потребовал, чтобы Соединённые Штаты отказались от постоянного размещения сил в странах-членах, добавленных к НАТО после распада Советского Союза – ограничение, которое сохраняется и сегодня.

Более серьёзными были опасения по поводу оборонных расходов Европы. Даже во время войны в Косово высокопоставленные члены администрации Клинтона критиковали европейских партнёров Америки за то, что они допустили уменьшение своего военного потенциала. Ко времени правления Обамы это разочарование иссякло. Многие союзники позволяли Соединённым Штатам нести большую часть расходов по предоставлению военной мощи от имени альянса. Роберт Гейтс заявил в своей заключительной речи на посту министра обороны в 2011 году, что "приходится расходовать всё более ценные средства от имени стран, которые явно не желают выделять необходимые ресурсы… нам нужны серьёзные и способные к своей защите партнёры" [13]. Барак Обама повторил жалобу, заявив в 2016 году, что "неплатильщики меня раздражают". Он особо выделил Великобританию за то, что она не внесла свою "справедливую долю" [14]. Но это кажется неудивительным, учитывая стремление Америки к превосходству и её сопротивление самостоятельности европейских стран в вопросах безопасности. Зачем платить в розницу за то, что компания поставляет со скидкой? 

Трамп как аватар

Всё это привело к администрации Трампа. За последние четыре года критики опасались, что Трамп подрывает связи Америки с Европой. Среди множества грехов администрации Трампа, как гласит история, была её склонность принуждать союзников вступать в бой с Россией, угрожать вывести Соединённые Штаты из НАТО (не в последнюю очередь, если государства-члены не увеличат свой военный вклад) и игнорировать демократические ценности НАТО. Однако, несмотря на неоспоримый отток в трансатлантической политике, эта критика несостоятельна.

Во-первых, критика США в отношении расходов на оборону союзников была задолго до администрации Трампа; то же самое и с озабоченностью союзников по поводу приверженности США делу обороны Европы. Во-вторых, администрация Трампа не только не вышла из НАТО и не подорвала роль США в альянсе, но существенно углубила военное присутствие США в Европе и свои обязательства перед ней. Во время правления Трампа НАТО принял Черногорию и Северную Македонию в качестве новых членов, усилил ротацию сил в Восточной Европе, рассматривал возможность постоянного размещения сил у границы с Россией и продолжал муссировать идею присоединения Украины и Грузии к альянсу.

Реальность такова, что главный сдвиг при Трампе произошёл в стиле отношений США с НАТО, а не в сути подхода. Администрация Трампа олицетворяла низменные инстинкты Америки относительно альянса. Соединённые Штаты всегда стремились к превосходству "на халяву". И это именно то, что поддерживал Трамп: в его срок Соединённые Штаты стремились пользоваться преференциями принятия решений в НАТО, получая при этом выгоду от союзных субсидий. Главный разрыв с прошлой практикой состоял в том, что руководители США усугубили это противоречие. До Трампа резкие высказывания, подобные высказыванию Гейтса, считались серьёзным отклонением от дружелюбия и дипломатических тонкостей, которые определяли отношения с НАТО. Однако при Трампе на первый план вышли формулировки, разоблачающие корыстный характер обязательств США. Публичные ссоры по различным вопросам, от расходов на оборону до политики великих держав, стали решаться способами, которые были бы немыслимы всего несколько лет назад [15].

Реальность такова, что главный сдвиг при Трампе произошёл в стиле отношений США с НАТО, а не в сути подхода. 

Подход Трампа по понятным причинам расстроил американских союзников и, возможно, обернулся провалом. Никто не любит, когда на него оказывают давление или критикуют, не говоря уже о публичных выступлениях. Однако, как это ни парадоксально, изменившаяся американская позиция также свидетельствовала о том, что трансатлантические отношения были не столь хрупкими, как можно было предположить из-за напряжённости в обществе. Раньше любое из риторических заявлений Трампа против НАТО – о её несбалансированных расходах на оборону, её сомнительной полезности против Китая и т. д. – вызвало бы шквал сообщений, предвещавших смерть трансатлантических отношений, не говоря о бешеной дипломатии с целью сгладить противоречия. И всё же не только солдаты НАТО были на службе в годы правления Трампа; лидеры по обе стороны Атлантики нашли способы действовать и сотрудничать. Риторика Америки была грубой, но альянс выжил.  

Оспорили будущее НАТО

Хотя сейчас Трамп покинул свой пост, НАТО тем не менее ждёт трудное время, поскольку меняются стратегические обстоятельства. Подъём Китая привлекает внимание Америки к Восточной Азии. Хотя некоторые европейские члены НАТО в настоящее время выражают заинтересованность в противодействии Пекину, сам альянс работает над тем, чтобы закрепить свою позицию в отношении подъёма Китая. Как подчёркивалось в докладе аналитической группы НАТО в ноябре 2020 года, Соединённые Штаты неизбежно будут больше инвестировать в азиатский регион развития, чем другие члены НАТО [16].

В конечном итоге есть два возможных пути к более глубокому и существенному расколу в альянсе. Во-первых, если конкуренция с Пекином обострится, Соединённые Штаты могут быть вынуждены уделять меньше ресурсов и внимания европейским делам. Это изменило бы опыт холодной войны, создав потенциал для исчезновения альянса по мере того как внимание Америки переместится в другое место, а европейские члены НАТО будут искать альтернативы своей безопасности. В конце концов альянсы обычно меняются по мере появления новых угроз; по мере изменения американских приоритетов сплочённость НАТО также может снизиться. Кроме того, можно ожидать, что европейские игроки будут жаловаться на предполагаемый выход Америки.

Растущее китайско-американское соперничество может также побудить европейских членов НАТО дистанцироваться, возможно, резко, от Соединённых Штатов. Во время противостояния с Советским Союзом европейские союзники регулярно опасались, что советско-американская напряжённость может вовлечь их в конфликт с Москвой, временами и в неподконтрольных им местах. Соревнование между США и Китаем несёт в себе ещё большие риски. Можно ожидать, что европейские члены НАТО не примут политику США. Если бы Соединённые Штаты в ответ оказали давление на своих европейских союзников с целью оказания помощи против Пекина, разрыв альянса стал бы возможным. 

Путь президента Байдена вперёд

Учитывая эти ограничения, каковы возможности Соединённых Штатов при администрации Байдена?

Любая политика должна начинаться с признания того, что послевоенная миссия Америки в Европе достигла естественного конечного результата. Великие державы больше не представляют угрозы для господства над безопасностью в регионе или отрицания независимости большинства стран в нём. Китай, конечно же, совершает экономические и политические набеги в этом регионе, но также встречает растущее сопротивление, поскольку он не угрожает выживанию или суверенитету европейских государств. Россия, с другой стороны, обладает заметным военным потенциалом, который может угрожать соседям по её непосредственному периметру, но у неё нет средств, чтобы подвергнуть опасности страны, выходящие за рамки этого. Более того, структура её вооруженных сил, похоже, рассчитана на повышение затрат на любую операцию НАТО под руководством США вблизи собственных границ России, так же как европейские государства-члены обладают экономическим и военным потенциалом, чтобы противостоять любым планам России. В результате может существовать стабильный европейский баланс сил. Это кардинальное изменение по сравнению с послевоенным временем. Первоначальная цель НАТО была достигнута: победа одержана. 

Любая политика должна начинаться с признания того, что послевоенная миссия Америки в Европе достигла естественного конечного результата. 

Вдобавок Соединённые Штаты столкнутся с уменьшающейся отдачей и некоторыми отрицательными результатами от продолжения своего нынешнего подхода к НАТО. В настоящее время альянс расширился до такой степени, что за пределами НАТО существует несколько стратегически значимых европейских игроков, даже несмотря на то, что существующие, такие как Украина, понесли бы чистую потерю для национальной безопасности США из-за риска прямого конфликта с Москвой. Дальнейшее расширение может принести мало пользы. Точно так же – поскольку европейские лидеры продолжают настаивать на большей автономии от Соединённых Штатов и НАТО – США будут вызывать усиление трений со своими союзниками, если они будут продолжать подавлять их инициативы в этом направлении. Между тем эта напряжённость возникает в то время, когда сама Европа имеет всё меньшее относительное значение для американской великой стратегии, всё более ориентированной на Азию, как признаёт большинство вовлечённых в неё участников. Поскольку возглавляемый США альянс продолжает продвигаться к границам России, он может сыграть определённую роль в побуждении Москвы и Пекина к сотрудничеству в международных делах. Короче говоря, политика США в Азии усложняет стратегию США в Европе, и наоборот.

США требуются корректировки курса. Политика США в отношении НАТО в настоящее время вносит значительную степень нестабильности и неустойчивости в регион, который, по иронии судьбы, обладает предпосылками для сохранения стабильности, отчасти благодаря предшествующим усилиям США. Как следствие, администрации Байдена следует рассмотреть возможность продвижения по четырем направлениям с целью значительного сокращения присутствия США в сфере безопасности через НАТО. 

Окончание увеличения

По согласованию со своими партнёрами Соединённые Штаты должны серьёзно отказаться от дальнейшего расширения НАТО. Что бы ни говорили о достоинствах присутствия Америки в Европе после 1945 года, выгоды от дальнейшего расширения незначительны, а риски велики. Существует несколько путей для разработки политики прекращения расширения. Наиболее прямо правительство США могло просто заявить, что не будет поддерживать дальнейший рост альянса; благодаря принципу НАТО "одно государство – один голос" этого было бы достаточно, чтобы сорвать дальнейшее расширение. Менее односторонне американские специалисты по планированию могут попытаться достичь консенсуса внутри НАТО о том, что расширение больше не стоит затрат. Учитывая, что многие члены альянса уже давно скептически относятся к достоинствам расширения – например, немецкие политики, как известно, холодно отнеслись к Бухарестской декларации 2008 года, которая охватывала интересы Украины и Грузии в членстве в НАТО, – не следует выдвигать широкую позицию в этой повестке дня. Попутно американские и союзные дипломаты должны также стремиться ослабить стремление к членству тех государств, которые всё ещё не входят в альянс. 

Сокращение военных обязательств

Во-вторых, правительство США должно отказаться от постоянного размещения боевых сил в государствах Восточной Европы, принятых в НАТО со времен холодной войны. На фоне растущих призывов усилить присутствие альянса на так называемом "восточном фланге" из-за развала отношений с Москвой правительство США должно призвать европейских членов НАТО нести основную ответственность за оборонные обязательства к востоку от линии Одер – Нейсе. Мало того, что европейские члены НАТО приняли активное участие в продолжающемся присутствии альянса в Польше и странах Балтии; в европейской части альянса скрытых военных возможностей более чем достаточно для выполнения этой задачи [17]. Например, бывшие участники Варшавского договора (за исключением Албании и стран Балтии), которые присоединились к НАТО с 1995 года, имеют почти такой же валовой внутренний продукт (1,55 триллиона долларов в долларах 2010 года), что и Россия (1,76 триллиона долларов). Их население – 92 миллиона человек по сравнению со 144 миллионами в России – также значимо. Добавьте сюда других европейских членов НАТО, и цифры решительно сдвинутся против России. Хотя военные инвестиции в НАТО, помимо американских, остаются невысокими, даже ограниченный рост оборонного потенциала стран НАТО может предоставить значительные силы, способные занять лидирующую позицию в Восточной Европе. Таким образом, оборонный потенциал НАТО мог бы предоставить значительные силы, способные занять лидирующую позицию в Восточной Европе. Соединённые Штаты должны способствовать достижению этого результата с целью переложить проблемы обороны в Европе на государства в этом районе, чтобы сократить оборонные обязательства США. 

Изменение баланса трансатлантической политики

Соединённым Штатам следует подготовиться к более широкой перекалибровке политической ответственности в Европе. Именно потому, что у Соединённых Штатов есть другие внутренние и международные обязательства, а также из-за того, что европейские члены НАТО всё больше разочаровываются в преобладании США, созрели условия для расширения возможностей европейских союзников. Целью должно быть укрепление внутриевропейской солидарности и сотрудничества, в то время как Соединённые Штаты отходят от активного управления европейской безопасностью. Соединённым Штатам следует стать "успокаивающим средством", к которому прибегают в последнюю очередь, а не теми, кто разрешает всякий назревающий конфликт. 

Целью должно быть укрепление внутриевропейской солидарности и сотрудничества, в то время как Соединённые Штаты отходят от активного управления европейской безопасностью. 

Есть основания полагать, что такой результат достижим. Многие из основных европейских игроков НАТО, особенно Франция и Германия, за последние несколько десятилетий усилили сотрудничество как в рамках НАТО, так и в рамках ЕС. Разочарование в доминировании США и сохраняющиеся опасения по поводу России создают стимулы для устойчивого сотрудничества даже при значительном сокращении американского присутствия. Соединённым Штатам следует опираться на эти тенденции, возвращаясь к своему видению первых послевоенных лет, сокращая, ограничивая и делая более условным присутствие США в альянсе. Со временем такие шаги могут заложить основу для полного вывода американских войск при условии, что Европа останется стабильной и открытой для влияния США, когда будут затронуты их интересы. Подобное сокращение не помешает и долгосрочным интересам США: если внутриевропейская напряжённость резко возрастёт без "американской соски", сохраняющаяся связь Америки с альянсом позволит Соединённым Штатам возобновить свои действия по мере необходимости. 

Возобновление сотрудничества с Россией

Соединённым Штатам необходимо найти путь к взаимодействию с Россией и стабилизации двусторонних связей и отношений между НАТО и Россией. Это будет немалый подвиг. Любое открытие для России неизбежно натолкнётся на сильное внутриполитическое противодействие после вмешательства России в избирательную политику США. Тем не менее от взаимодействия можно многое выиграть. Россия остаётся самым значительным государством, против которого Соединённые Штаты могут почувствовать себя вынужденными начать войну от имени НАТО. Иронию нельзя переоценить: российская угроза европейской и американской безопасности ничтожна, если Соединённые Штаты и Россия не будут активно участвовать в перестрелке. Учитывая миролюбие Европы и её заинтересованность в устойчивом сотрудничестве без американского надзора, Соединённые Штаты могут продвигать союзнические интересы и служить своим собственным требованиям безопасности, начав взаимодействие с Москвой. Безусловно, отношения с Москвой требуют осторожности [18]. Тем не менее, учитывая риски сохранения напряжённости для обеих стран, стабилизация горячих точек (таких, как украинский кризис), пределы сдерживания и обороны на восточном фланге НАТО, растущее экономическое давление России и желание Америки уделять больше внимания Азии, контакты США с Москвой своевременны и могут оказаться плодотворными. 

Заключение

Легко увлечься риторическими сдвигами и политическими особенностями момента, но Соединённые Штаты последовательно подходили к НАТО, используя сочетание оппортунизма и геополитики. С момента создания альянса в конце 1940-х годов Соединённые Штаты пытались найти баланс между своими собственными противоречивыми порывами. Забегая вперёд, вопрос состоит в том, является ли этот баланс устойчивым на практике, учитывая формирующуюся форму международной политики. Скептицизм – не пораженчество. Обязательства альянса обычно меняются, когда появляются новые угрозы и меняются стратегические приоритеты. По мере того как внимание Америки смещается в сторону Азии, её давнее отношение к европейской безопасности следует переоценить и придать ей более низкий стратегический приоритет. 

Западная Европа и большая часть Восточной Европы в безопасности. Никакого европейского гегемона на горизонте нет. Баланс сил существует, и ему следует дать возможность созреть. 

Это хорошие новости. Послевоенная приверженность Америки европейской безопасности длилась гораздо дольше и стала гораздо более масштабной, чем предполагали политики 1940-х и 1950-х годов. Теперь миссия выполнена. Западная Европа и большая часть Восточной Европы в безопасности. Никакого европейского гегемона на горизонте нет. Баланс сил существует, и ему следует дать возможность созреть. Спустя семьдесят два года после основания НАТО роль Америки в альянсе может коренным образом измениться с небольшим риском для безопасности США или Европы – и к большим выгодам для них.

 

[1] Ireland, Timothy. Creating the Entangling Alliance. Greenwood Press. Westport. 1981; Mark Sheetz. "Exit Strategies: American Grand Designs for Postwar European Security". Security Studies 8, no. 4, Summer 1999, 1–43.

2] Sayle, Timothy. Enduring Alliance: A History of NATO and the Postwar Global Order Cornell University Press. Ithaca. 2019.

[3] Trachtenberg, Mark. "The Structure of Great Power Politics, 1963–1975". The Cambridge History of the Cold War: Volume 2: Crises and Détente. Melvyn P. Leffler and Odd Arne Westad, eds. Cambridge University Press. Cambridge. 2010. 482–502; Marshall D. Shulman. "The Future of the Soviet-American Competition". The Adelphi Papers 10, no. 66, March 1, 1970,  1–10; Robert Litwak. Détente and the Nixon Doctrine: American Foreign Policy and the Pursuit of Stability, 1969–1976. Cambridge University Press. Cambridge. 1984.

[4] Trachtenberg, Mark. A Constructed Peace: The Making of the European Settlement, 1945–1963. Princeton University Press. Princeton. 1999. 153.

[5] Sloan, Stanley R. "Managing the NATO Alliance: Congress and Burdensharing.no hyph here?" Journal of Policy Analysis and Management 4, no. 3, 1985, 396–406; Report of the Burden Sharing Panel of the Committee on Armed Services, House of Representatives. 100th Congress, 2nd session. GPO. Washington. 1988. 58.

[6] Posen, Barry R. Inadvertent Escalation. Cornell University Press. Ithaca. 1991.

[7] Shifrinson, Joshua R., "Eastbound and Down: The United States, NATO Enlargement, and Suppressing the Soviet and Western European Alternatives, 1990–1992". Journal of Strategic Studies, April 2020, 1–31.

[8] Poast, Paul, and Alexandra Chinchilla. "Good for Democracy? Evidence from the 2004 NATO Expansion". International Politics 57, no. 3, June 1, 2020, 471–90.

[9] Goldgeier, James M. Not Whether But When: The U.S. Decision to Enlarge NATO. Brookings Institution Press. Washington. 1999.

[10] Colbourn, Susan. "NATO as a Political Alliance: Continuities and Legacies in the Enlargement Debates of the 1990s". International Politics 57, no. 3, June 1, 2020, 491–508.

[11] On the resulting difficulties for alliance management, see Moller, Sara Bjerg. "Twenty Years After: Assessing the Consequences of Enlargement for the NATO Military Alliance". International Politics 57, no. 3, June 1, 2020, 509–29.

[12] Van Hooft, Paul. "Land Rush: American Grand Strategy, NATO Enlargement, and European Fragmentation". International Politics 57, no. 3, June 1, 2020, 530–53.

[13] Shanker, Thom. "Defense Secretary Warns NATO of ‘Dim’ Future". The New York Times. June 10, 2011. https://www.nytimes.com/2011/06/11/world/europe/11gates.html.

[14] Goldberg, Jeffrey. "The Obama Doctrine". The Atlantic. April 2016. https://www.theatlantic.com/magazine/archive/2016/04/the-oba....

[15] Shifrinson, Joshua R. "H–Diplo Policy Series: Trump and NATO: Old Wine in Gold Bottles?" September 29, 2017. https://issforum.org/roundtables/policy/1-5ba-nato.

[16] NATO. NATO 2030: United for a New Era.November 25, 2020. https://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/pdf/2020/12/p....

[17] Posen, Barry R. "Europe Can Defend Itself". Survival 62, no. 6, November 1, 2020, 7–34. https://doi.org/10.1080/00396338.2020.1851080.

[18] On difficulties with the reset, see Stent, Angela E. The Limits of Partnership: U.S.–Russian Relations in the Twenty–First Century Princeton University Press. Princeton. 2015.

 

Оригинальный материал без перевода можно прочесть здесь.

Материал об истинном смысле происходящего за пределами нашей страны предоставлен Аналитической группой Катехон.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх