Свежие комментарии

  • Alex Dovzhan
    Гаранты Будапештского меморандума не обещали. что будут заниматься внутренними разборками Украины между пришедшими не...Киев пытается шан...
  • Александр 24
    Боюсь,что не только я ( в 72 года ) недоживу до этого момента,но и множество значительно более молодых участников это...В Госдуме разъясн...
  • Альбина Колесникова
    поживём и увидим как это будет исполнятся.В Госдуме разъясн...

Киев готовит провокацию к годовщине Крымской весны

Пока самым страшным «ударом по России» стало закрытие оппозиционных каналов, но что дальше?

На фото: вид на здание Верховной рады Украины
На фото: вид на здание Верховной рады Украины (Фото: Андрей Ратмиров/ТАСС)
nsaless.ru

Заявление из Киева о том, что Россия «потрясена» закрытием ряда украинских телеканалов, вызывает лишь улыбку, однако есть риск более серьезных провокации со стороны украинских властей. Об этом РИА Новости заявила член комитета Госдумы по международным делам Елена Панина.

Ранее советник министра внутренних дел Украины Валерий Поцелуйко заявил о «сильном ударе» Киева по России, имея в виду закрытие на Украине телеканалов.

«Заявление о том, что Россия „потрясена“ закрытием телеканалов, вызывает лишь улыбку. Напротив, такое поведение в порядке вещей для киевского официоза, строящего националистическую диктатуру и уничтожающего последние островки свободы слова», — прокомментировала его слова Панина. При этом она отметила, что украинские власти в последние дни наращивают конфронтационную риторику, провокационное заявление следует одно за другим, и именно это вызывает тревогу.

«В условиях, когда «Оппозиционная платформа» становится лидирующей партией на Украине, Зеленский, видимо, готовится идти по пути Порошенко, устроившего для поднятия своего рейтинга провокацию в Керченском проливе.

Есть риск, что эти попытки достигнут своего апогея к семилетней годовщине воссоединения России и Крыма, — подчеркнула Панина.

По мнению историка, публициста и постоянного эксперта Изборского клуба Александра Дмитриевского, устраиваемые Киевом провокационные выходки ставят главной своей целью отвлечение украинских граждан от внутриполитической повестки.

— Во-первых, столь нехитрым образом можно списать все неурядицы на происки злого, но недоступного, врага. А во-вторых, всех недовольных можно объявить пособниками этого самого противника и сделать их козлами отпущения.

«СП»: — Поцелуйко утверждает, что закрытие каналов — удар по России. Но ведь это скорее удар по Украине как демократической стране… Или им плевать?

— Закрытие каналов — это, с одной стороны, показательная порка неугодных, а с другой — прелюдия к более серьёзным репрессиям. Что надо сделать, если собираешься расправиться с оппонентами? Правильно, лишить их ресурсов для дальнейшей борьбы. Вначале закрываем телеканалы: всё-таки классическое телевидение для антибандеровски настроенного электората является серьёзным информационным ресурсом, ибо значительная его часть — люди в возрасте, не сильно дружащие с всемирной паутиной. Дальше — арестовываем имущество у неугодных политических лидеров: можно быть тысячу раз идейным человеком, но для печати хотя бы тех же листовок нужны вполне осязаемые ценности. И наконец разворачиваем репрессии против канонического Православия: религия является одним из самых надёжных прибежищ для оппозиции.

«СП»: — Елена Панина считает, что есть риск, что конфронтация и провокации со стороны украинских властей, имеющие место в последнее время, достигнут своего апогея к семилетней годовщине воссоединения РФ и Крыма. Такое реально? Какие именно могут быть провокации?

— Сейчас провокации с украинской стороны не прогнозирует разве что самый ленивый: внутриполитическая ситуация на Украине не улучшается, Киеву экстренно нужна своя «маленькая победоносная война», которая, в общем-то может и не быть победоносной. Называются самые разные варианты, но где и как вспыхнет — давайте не будем гадать на кофейной гуще…

«СП»: — На этом фоне Бывший посол Украины в США Валерий Чалый призвал готовиться к разрыву отношений с Россией. Пойдут ли они на это, и кому от этого хуже будет?

— Разрыв отношений с Россией — это золотая мечта украинских националистов, и надо отметить, что они на этом направлении добились немалых успехов. Тем не менее полный разрыв отношений — это уже ситуация, выражаемая поговоркой: «И хочется, и колется, и маменька не велит…» Ну касательно маменьки украинского режима, той самой, заокеанской, то тут для полного разрыва Киева с Москвой достаточно будет воли Вашингтона: как скажут на той стороне Атлантики, то и сделают на днепровских кручах. А кому от этого станет лучше или хуже — нынешние украинские власти думают не об этом, а о том, чтобы их заморские хозяева были удовлетворены исполнением приказа.

— История с закрытием украинских оппозиционных телеканалов если и не распадается на несколько отдельных корзин, то как минимум требует взгляда с нескольких разных точек, — считает политолог Станислав Смагин.

— Да, это безусловное и грубейшее нарушение всех возможных современных норм, касающихся свободы слова, и это безусловно прекрасный повод для нас лишний раз упрекнуть Украину. В то же время, абстрагируясь от свободы слова как таковой и знаменитого выражающего ее вольтеровского принципа, нужно признать, что данные каналы очень сложно назвать пророссийскими, как и связанную с ними партию ОПЗЖ («крыло Медведчука» в «Объединенной платформе» приемлемо для Кремля, что никак не синонимично российским национальным интересам, а про «крыло Бойко-Левочкина» и этого уже сказать нельзя). Например, в эфире канала «112» один из лидеров ОПЗЖ Вадим Рабинович пару лет назад предложил решение донбасского конфликта в крайне «ястребином» ключе — поставить в Донбассе украинских военных губернаторов, а затем «люди уйдут, которые нам не нравятся. А территория останется. Придут новые люди. Останется территория де-юре и де-факто. Это наша земля».

На закрытых телеканалах периодически появлялись весьма одиозные персонажи украинского политикума, использовалась риторика про «сепаратистов» и «оккупантов», журналисты этих телеканалов типа Натальи Влащенко и Петра Маги призывали искоренить все русское на Украине и жаловались на собственную аллергию от русской речи. Пророссийскостью и прорусскостью здесь пахнет не больше (а то и меньше), чем в случае со сторонником «цивилизованной европейской Украины» Анатолием Шарием, которому сейчас стряпают дело о «госизмене» на совершенно абсурдных основаниях. И Шарий, и ОПЗЖ с её информационными площадками несколько лет входили, пусть и в качестве относительных маргиналов, в послемайданный ценностный и политический консенсус. Просто рамки этого консенсуса через какое-то время после избрания Зеленского стали сужаться и ужесточаться, хотя многими ожидалось обратное, и те, кто считался маргиналами, обозначаются уже как изменники.

При этом, что греха таить, Россия не сильно отстает от Украины по части ущемления свободы слова, политических репрессий и политических процессов на абсурдных основаниях, некоторая разница лишь в темпах нарастания брутальности и отчасти в используемых инструментах. Но опять же, где та объективная инстанция, которая имеет моральное право сказать «это другое» в пользу Украины или, наоборот, России? Европа с США? Там пока до трагедий типа убийства Олеся Бузины дело пока не доходит, но кампании травли, увольнения за «неправильные» взгляды и практически уже пресловутые тюремные сроки за репост — дело обычное и с каждым днем все более привычное. Так что, видимо, почти по всей планете сейчас «это другое» и одновременно то же самое, пусть и с разными нюансами.

И последнее. Удары по телеканалам это, повторюсь, хороший предметный повод для информационных атак на Украину. Но куда более неприятным и вызывающим озлобленную реакцию российского правящего класса может стать набор совсем иных решений. Например, тех, о которых месяц назад писал известный украинский telegram-канал «Легитимный»: «Сейчас под санкционной угрозой многие компании, которые де-факто принадлежат российским бизнес-группам, но де-юре зарегистрированы на офшорные компании или украинских посредников. Все эти компании, одним росчерком пера попадают сразу под санкции и будут „отжаты“ или выкуплены задешево. Вот такой передел бизнес активов начинается в Украине».

Почти все семь лет борьба между Москвой и Киевом шла по правилам постмодернизма и одновременно старого доброго феодализма: кнехты где-то в Донбассе расшибают друг другу лбы, но господа по возможности стараются не затрагивать самые главные, то бишь имущественно-экономические, интересы друг друга, или затрагивать их не кардинально. Российская сторона соблюдала это правило больше, украинская меньше, но какой-то консенсус соблюдались всеми. Сейчас же внешние кураторы украинского проекта, а конкретно американцы, стремятся отобрать последние рычаги влияния у собственно украинских олигархическо-бюрократических групп. Американцев киевско-московские правила игры волнуют мало, у них правила игры с Москвой тоже есть, но свои. Исходя из этого, возможно, в ближайшее время и будут приниматься решения типа озвученного «Легитимным». И реакция московских «элитных» групп будет менее пафосной и шумной, но более озлобленной; вопрос лишь, насколько деятельно.

— По большому счету, проблемы в закрытии каналов Виктора Медведчука на Украине я не вижу, — говорит координатор партии «Другая Россия Э. В. Лимонова» Андрей Дмитриев. — Его «пророссийскость» сугубо коньюнктурная, как у Виктора Януковича. У меня есть в кабельном пакете канал «Интер» — так я наблюдал там репортажи про героических «киборгов» в донецком аэропорту. И нужно ли нам, спрашивается, такое «пророссийское» телевидение?

Мне кажется, нужно вообще забыть про вредный миф о единой пророссийской Украине. Пора работать с местными властями в том же Мариуполе, в Одессе, в Херсоне. Пусть вывешивают российские флаги — а мы придем на помощь. Не такая уж это и фантастика. Вспомните Харьков —2014, когда Михаил Добкин и Геннадий Кернес ездили в РФ договариваться о будущем региона. Но отмашку им не дали. Печально, но, надеюсь, работу над ошибками в АП сделали.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх