Свежие комментарии

  • Александр Еньшин
    Такие скачки цен, это рыночная экономика в действии(спекулятивная)! И нам это готовит наше правительство.Итог амбициозных ...
  • Юрий Кушнарев
    вероотступники во всё времена - самые страшные и мерзкие предателиУния с унией в Ук...
  • Алил Гусейнов
    Прочитал только заголовок и сразу возник вопрос. Это, поэтому цены в России растут как на дрожжах и идет обнищание бо...Наше начальство н...

Станут ли исламисты считаться с нейтральным статусом Туркмении?

Станут ли исламисты считаться с нейтральным статусом Туркмении?

На фоне бурлящих в Центральной Азии военно-политических процессов практически ничего не слышно о Туркмении. Кажется, что это неприметное государство, несмотря на близость Афганистана и происходящие в нем тревожные события, пребывает в абсолютном спокойствии и благоденствии.

На границе тучи ходят хмуро

По туркменскому национальному телевидению по-прежнему с утра до вечера транслируются народные танцы на фоне уличных фонтанов. В перерывах между ними президент страны Гурбангулы Бердымухамедовпроводит показательные совещания, где ему докладывают об успехах страны, поет песни, демонстрирует свою физическую форму, боевую подготовку и даже пилотирует военные самолеты.

Тем временем над страной сгущаются темные тучи. Хотя об этом, как и о пандемии Covid-19 говорить строго запрещено.

Нарастающая нестабильность на туркменско-афганской границе и активизация боевиков по ту сторону Амударьи, кажется, больше заботит туркменских соседей, нежели их самих. Все вокруг ясно осознают, что официально признанный всем цивилизованным миром нейтральный статус Туркмении для «Талибана» (организация запрещена в РФ) , «Исламского Государства» («ИГ», организация запрещена в РФ) и прочих басмаческих группировок — пустой звук.

Хотя говорить о том, что в Ашхабаде об этом не думают, вряд ли стоит.

Туркмения — страна довольно закрытая. Тотальный государственный контроль над СМИ позволяет ей скрывать проблемы не только от иностранцев, но и от собственных граждан. Поэтому информацию о том, что в ней творится, удается получать с некоторым опозданием.

Тем не менее, сообщения, что поступают сейчас, не теряют своей актуальности, поскольку действия тех, кто находится «за речкой», явно рассчитаны на ближайшую перспективу. И осуществятся вражеские замыслы или нет, зависит далеко не только от туркменской армии, если не сказать больше.

В последнее время Туркмения усиливает пограничные силы. Созданы три новых погранотряда. Один из них до недавних пор дислоцировался на границе с Казахстаном. А поскольку с казахстанской стороны, кроме заблудившихся в песках водителей грузовиков, вряд ли стоит ожидать каких-либо поползновений, отряд недавно передислоцировали на южные рубежи.

Таким образом, туркменские власти продолжают укреплять боевой потенциал своей армии. И в данный момент на южной границе сконцентрировано до 70% боеспособной техники и имеющегося вооружения. Батальонно-тактические группы пограничной службы, дислоцирующиеся на юге Марыйского и Лебапского велаятов, также усилены дополнительными артиллерийскими орудиями и службами обеспечения, переброшенными из глубины страны.

Туркменское военное руководство заявляет, что имеющихся на границе сил и средств достаточно, чтобы отразить любые попытки боевиков проникнуть на территорию страны. Однако при этом не преминуло заручиться согласием президента на передислокацию к южным рубежам резервистов из других областей.

Более лакомый кусок

Из самых разных источников поступают довольно противоречивые сведения о тех, кто рассматривает в бинокли территорию Туркмении с сопредельной стороны. Одни пишут, что это «Талибан», другие — что боевики «ИГ», третьи — что и те, и другие. Это имеет значение, поскольку, судя по последним событиям, интересы двух, казалось бы, близких по духу радикальных группировок не совпадают.

То, что талибы ведут бои на приграничной с Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменией территории Афганистана, известно. Однако, по словам их представителей, побывавших недавно в Москве, у движения нет намерений вторгаться на чужую территорию. Их цель — очистить «Исламский эмират Афганистан» от пришлых врагов.

Что касается «ИГ», не без посторонней помощи появившегося в многострадальной стране, то тут, как известно, задачи более глобальные. А с того времени, как обосновавшиеся в Афганистане «Хизб-ут-Тахрир» (организация запрещена в РФ) , «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ, организация запрещена в РФ) и целый ряд более мелких радикально-исламистских структур объявили себя частью «ИГ», эта черная сила стала представлять еще большую опасность.

Однако вернемся к Туркмении. В этом государстве на 491 200 квадратных километрах проживает чуть больше 5 миллионов человек. Большую часть территории составляет безлюдная пустыня. Численность армии, по разным данным, от 22 до 26 тысяч человек. Вооружена она, в основном, старым советским оружием, доставшимся ей в наследство от Туркестанского военного округа СССР.

Пока был жив Сапармурат Ниязов, провозгласивший себя Туркменбаши (отцом всех туркмен), на приграничье сохранялось спокойствие. Ходили слухи, что он был в почете у «потусторонних» сил и всегда с ними договаривался. Тем более, что сопредельные с Туркменией территории испокон веков населяли этнические туркмены. Словом, в его время тревожных тенденций не наблюдалось.

Сейчас же боевые отряды этнических туркмен «Эрбекки» разбиты не то талибами, не то игиловцами, и прикрывать туркменские рубежи с южной и юго-восточной стороны больше некому.

Стоит отметить, что буквально в нескольких километрах от границы находится водозаборная плотина, через которую вода из Амударьи направляется в жизненно важный для всей Туркмении Каракумский канал. То есть достаточно одной диверсии, и у страны начнутся большие проблемы.

Но это лишь подспорье для достижения главной цели — крупнейшего газового месторождения Галкыныш (второе в мире). И здесь, вдобавок ко всему, может пострадать еще и Китай, поскольку именно он покупает большую часть туркменского газа, который в случае успеха боевиков непременно будет перенаправлен на Европу.

Однако это еще полбеды. Если вспомнить, что отряды «ИГ» сделали с армиями Ирака и Сирии, намного превосходившими по потенциалу армию Туркмении, несложно представить, что может ожидать туркменские войска в случае вторжения исламистов на туркменскую территорию.

Туркменская армия не участвует в проводимых в эти дни совместных учениях России, Узбекистана и Таджикистана, где отрабатываются методы отражения вторжения и уничтожения боевиков. Хотя ей было бы полезно. Поскольку натасканные в иракских и сирийских пустынях исламисты в туркменских песках будут чувствовать себя, как дома. А потому нельзя исключать, что в относительно короткий срок они на своих джихад-мобилях смогут достичь граничащих с Туркменией нефтеносных районов западного Казахстана.

Таким образом, Туркмения для тех сил, что движут террористами, представляет более лакомый кусок, нежели Узбекистан или Таджикистан. При этом для помощи ей со стороны нет никаких юридических оснований. Поскольку государство не входит в ОДКБ, у организации формально нет права для вмешательства в случае военного конфликта.

Тем не менее, вряд ли Ашхабад полностью надеется на свои силы. Просто со своими песнями, плясками и поющим по телевизору президентом он вполне может с просьбой об оказании помощи опоздать.

Алан Пухаев

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх