Свежие комментарии

  • Yvan
    По примеру Китая, где раскулачили 4 тыс. приватизаторов 90-х и вернули $25 трлн.Либеральная мечта...
  • vasul asd
    Не нажрались? Все надо национализировать, включая все то что прихватизировалиЛиберальная мечта...
  • Семенков Александр
    Правильно отреагировали питерцы! Весь этот первобытный сброд надо гнать сраной метлой в себе, на их Родину. Пусть там...ПО ЗАКОНАМ ГОР. З...

Сергей Михеев: В бывшем СССР давят русских, потому что Россия разбаловала эти страны

Сергей Михеев: В бывшем СССР давят русских, потому что Россия разбаловала эти страны

Русофобия в странах бывшего СССР связана в том числе с тем, что нынешняя модель так называемой интеграции на постсоветском пространстве себя изжила, она никуда не годится, считает известный российский политолог Сергей Михеев

Ранее в Киргизии произошел конфликт с девушкой, которая отвечала клиенту на русском языке. Позднее сообщалось, что в Казахстане проводят «языковые рейды» и выясняют, какие продукты на русском языке, а какие нет.

- Сергей, почему же растет русофобия на постсоветском пространстве, в частности, в Средней Азии?

— Вообще эта тенденция и сам процесс идет уже больше ста лет, и мы видим его продолжение. Потому что, как бы это было ни неприятно слышать разного рода советским патриотам, революция 1917 года, которая разделила страну по национальным территориям, стимулировала процесс ущемления прав русских и эту русофобию.

Скажем откровенно, вся риторика молодой советской власти была в том числе направлена на то, что надо бороться с русским, как они говорили, великоимперским, великорусским шовинизмом, и что надо стимулировать рост национального самосознания окраин. Именно поэтому они так от балды нарезали в свое время территории всех этих республик. Именно поэтому они внутри даже Российской Федерации выделили национальные субъекты.

Это была абсолютно целенаправленная, осознаваемая политика.

Да, действительно, в годы Великой Отечественной войны тот же самый Сталин сделал что-то для реабилитации русского народа как народа государствообразующего, потому что невозможно было отрицать тот факт, что русский народ вынес невероятные страдания на своих плечах и совершил невероятный подвиг. Да, это было в составе советского народа, но именно славяне, русские, они в этом смысле пострадали больше всего, это просто цифрами объективно подтверждается. Но эта конструкция в конечном итоге вылилась в распад большой страны, а распад этот тоже в первую очередь был направлен против русских.

Этот процесс вольно или невольно привел к тому, что во-первых, на территории бывшей большой страны появились национальные государства, целью которых сразу стало построение этнократии, то есть власти титульной нации. Хотя у многих из этих народов вообще никогда государственности не было, но, тем не менее, спасибо советской власти, она им государство слепила.

С другой стороны, начался процесс выдавливания русских с этих территорий и ущемления их прав. С третьей стороны, даже в самой России эти процессы национализма этнических субъектов федерации тоже стали стимулироваться. И я должен сказать, что в этом смысле Ельцин (номинально он именно в КПСС сделал свою карьеру) практически повторил все то, что сделал Ленин в начале 20 века после 1917 года.

Он сказал: берите суверенитета сколько хотите. Он выступил фактически за продолжение процесса роста национального самосознания, именно этого девиза советской власти, в ущемление и в ущерб русскому народу и прав русских как некоего государствообразующего народа. И мы увидели ко всему прочему еще и разрушение экономики, в которой русские имели место для существования. Экономика эта была разрушена, и остался фактически от нее только сектор торговли, сектор купи-продай, туда-сюда перекинь, чем русские никогда, по крайней мере, в советское время, плотно не занимались. И в итоге русские оказались де-факто по результатам распада уже теперь Советского Союза в ущемленном положении.

Все, что мы видим дальше, и то, что мы видим сейчас, — это развитие этого процесса, который начался еще в начале двадцатого века. Это процесс, при котором огромное государство, построенное в первую очередь русским народом, последовательно разваливали изнутри и снаружи, а одним из главных пострадавших от этого развала, собственно, русские и являются, сами по себе. И причем эти тенденции и дальше продолжают существовать.

- Так что же с этим делать?

— Даже просто ради сохранения себя мы должны с этим бороться, но эти тенденции имеют долгосрочный характер. А если говорить о каких-то более частных, сиюминутных проявлениях, я думаю, там есть целый ряд обстоятельств, например, усиление Турции.

После конфликта в Нагорном Карабахе, где Турция вместе с Азербайджаном одержали некий военный успех над Арменией, турки стали очень активны на постсоветском пространстве. И, на мой взгляд, усиление Турции воодушевило все русофобские силы, особенно в так называемом тюркском мире.

Я считаю, что для России эта активность Турции и такое празднование победы над армянами имеет свои очень неприятные моменты. Потому что мне кажется, что турки вместе с наиболее радикально настроенными кругами в Азербайджане готовы использовать азербайджанскую диаспору и диаспоры других тюркских народов внутри России для достижения своих собственных целей.

Они в общем-то пытались это делать и сразу после распада Советского Союза в 1991 году, и мне кажется, и сейчас они этим будут заниматься. Турция будет продвигать свои интересы, причем Турция при этом остается страной-членом НАТО. Поэтому чем больше турки смогут здесь получить, тем больше, значит, получит сфера влияния НАТО. Именно поэтому ни американцы, ни европейцы всерьез не ограничивают Эрдогана. Они просто пытаются направить его активность, например, в сторону постсоветского пространства или в сторону Ирана, или в сторону Китая.

А так их вполне все устраивает, потому что они понимают, что чем больше Эрдоган сфер влияния захватит, тем больше захватит сфер влияния блок НАТО, в который Турция входит и из которого выходить не собирается.

Если брать некоторые страны типа Киргизии, то там сказывается и этот бардак, который вызывается всевозможными «цветными революциями», бесконечными переворотами, нелегитимной сменой власти. На фоне этого всегда возрастает радикальный национализм, всевозможные религиозные радикальные экстремистские течения, исламизм. Кроме всего прочего понятно, что и фактическое поражение американцев в Афганистане (случайное или нарочное) тоже будет подогревать всякого рода антирусские настроения в Средней Азии.

Кроме того, мне кажется, что это реакция в том числе на статью Владимира Путина, где он прямо назвал вещи своими именами. Он сказал, что мы, честно говоря, многие территории подарили. Но, как я уже добавил, благодарности особо от тех, кому мы их подарили, мы не видим. И у меня такое впечатление, что наиболее недальновидные политические деятели, в том числе в Средней Азии, решили заняться ущемлением русских, для того чтобы сделать это вопросом возможного торга в отношениях с Россией.

Если в Киргизии это может быть бардаком, то в Казахстане это только государственная политика, потому что там все подобные выпады, всякие разные активисты, националисты и прочее — все эти люди прикручены и находятся под контролем тех или иных ведомств, чаще всего силовых структур.

- Может ли национальное государство формироваться без русофобии на постсоветском пространстве, и как Россия может защитить русских, если, оказывается, националистов поддерживают местные власти?

— Еще раз повторю — не то чтобы местные власти «оказывается, поддерживают». После распада Советского Союза абсолютно все государства бывшего Советского Союза, кроме России, стали строить этнократию. То есть власть титульной нации. А власть титульной нации при такой постановке вопроса в любом случае начинает ущемлять любые другие нетитульные нации.

А так как среди нетитульных больше всего русских, понятное дело, что все эти обалдевшие от счастья местные князьки пытались в первую очередь застраховаться от влияния Москвы, и на русских стало оказываться самое жесткое давление.

Поэтому теоретически можно было бы построить государство без русофобии, но для этого надо было это делать на других основаниях. На основании построения пресловутого гражданского общества или еще чего-то такого. Но в общем и целом эта русофобия была неизбежна, учитывая то, как последний правитель Советского Союза Горбачев и как первый правитель Российской Федерации Ельцин строили свою национальную политику.

Они заигрывали с националистами и новыми властями в других государствах, давая им карт-бланш фактически в давлении на русских. Например, тот же самый Ельцин фактически пошел по тем же самым путям, он сказал, что он стал опираться на националистов и национальные образования, и в бывшем Советском Союзе и внутри России, для того чтобы узаконить, легитимировать свой государственный переворот.

Чтобы получить поддержку в борьбе с Союзным центром, в частности, с тем же Горбачевым, ему была необходима поддержка на окраинах национальных, и он сделал ставку на это. Он сразу отдал все, что мог отдать, всем бывшим постсоветским республикам за пределами России, а внутри России он сказал всем националистам: что хотите, то и делайте, берите суверенитета сколько сможете. Это его фраза. Он так сказал, глава государства. И ясное дело, что подобная постановка вопроса в любом случае русских затрагивала, вне всякого сомнения. Поэтому сама по себе вся эта концепция, все это движение, даже если не осознанно, оно уже изначально было русофобским.

Теоретически можно было бы этого избежать, но, к сожалению, получилось так, что этот процесс пошел именно таким образом. Потому что на другой у них ни ума, ни фантазии не хватило. А российская новая власть, хотя могла бы тогда поставить совершенно конкретные условия, ничего такого не сделала. Ельцин и его компания были настолько поглощены этой борьбой за власть, а потом разделом этого пирога, что им вообще было наплевать на русских, на нерусских, вообще на всех.

Они были заняты только одним — они делили власть и деньги, деньги и власть. Вот, собственно, и все.

- Было предложение депутатов запретить въезд тем, кто ущемляет права русскоязычных. Об этом написали СМИ, и конец. Вы поддерживаете эту инициативу?

— Я не знаю, о какой инициативе идет речь. Уже много лет подряд я говорю о том, что как минимум мы должны были бы создать в России программу репатриации русских, потому что у русских нет другой исторической родины, кроме России. И в этом смысле хватит постоянно говорить про русскоязычных.

Кто такой русскоязычный? Негр, который выучил русский язык, — тоже русскоязычный. Слово «русские», такое впечатление, что кого-то коробит. Они не могут его произнести, им плохо от того, что есть русские в принципе. Так вот, русские, как и немцы с Германией, как евреи с Израилем, как казахи, даже в Казахстане есть программа репатриации из Китая, Монголии и прочее, так называемые «оралманы».

Русские должны были бы от российского государства получить программу по репатриации домой по национальному признаку. Мы все говорим, что у нас проблемы с демографией, проблемы с населением. Вот эти люди, зачем они остаются там? Говорят, ну, они не хотят ехать. Ложь! Многие из них хотели бы приехать, но это связано с такими огромными трудностями, потому что у них нет собственной организованной преступной группировки, они не знают, или не могут платить нашему УФМС за паспорта и т.д.

Поэтому необходимо, во-первых, признать русских и создать программу репатриации, а во-вторых, принять в качестве стратегии жесткую политику защиты прав русских за пределами России. Многие государства, те же США, тот же Израиль, в таких случаях иногда проводят и спецоперации, когда это нужно, хотя это крайняя мера.

В-третьих, нужно понимать, что нынешняя модель так называемой интеграции на постсоветском пространстве себя изжила, она никуда не годится. Эта проблема вкупе с миграционной политикой и порождает такую ситуацию. Я должен сказать, что мы разбаловали эти страны. Когда им что-то надо от нас, они приходят и вспоминают про то, что вот, мы же были вместе с вами. А когда нам что-то надо от них, они тут же начинают говорить, что вот, мол, мы независимые, и вы про это помните.

Наша миграционная политика полностью подчинена интересам бизнес-групп и бизнес-сообществ, которые на мигрантах зарабатывают деньги. И это давно поняли в этих самых среднеазиатских странах, и не только. Они поняли, что ничего Россия делать не будет, потому что мигранты приносят кому-то здесь в России большие денежки. Вот, собственно, и все. И этим пользуется и бизнес, также этим пользуются и многие муниципальные власти, которые на этих мигрантах делают свои деньги, покрывают свои расходы. Это порождает наглость и безнаказанность.

Миграционная политика должна быть в числе инструментов внешнеполитического давления. Вот, например, что там говорить про каких-то отдельных мигрантов? При чем тут отдельные мигранты? Взять и просто сказать, например, в течение года киргизским гастарбайтерам и трудовым мигрантам запрещается въезд на территорию Россию, и сообщить им, что произошло это потому, что в вашей стране ущемляются права русских. Не ходить вокруг да около, а так вот прямо и заявить, и я вас уверяю — ситуация начнет меняться. Но мы по этому поводу ничего не делаем. Все эти годы ничего не делаем.

Мы все еще говорим, что русские там нужны для того, чтобы мы имели влияние. Кстати, никакого влияния там у нас нету, или, если оно есть, мы им не пользуемся. Я еще раз хочу посмотреть, какое это влияние, где оно?

- Если русские уедут оттуда, тогда там действительно построят национальное государство.

— Ничего страшного в этом нет абсолютно, потому что в противном случае получается какая-то совершенно звериная логика. Пусть русские там мучаются, и пусть они будут там заложниками, а мы здесь будем зарабатывать на мигрантах денежки от жадности своей и рассказывать друг другу, что у нас там есть влияние. Я вам авторитетно заявляю — у нас нет там никакого влияния.

Они нас постоянно шантажируют, что они американцев каких-то пустят, то еще кого-то, — пусть пускают. И получается, что там вроде как есть наши люди, но мы нашими их не признаем, домой мы их не пускаем и помогать мы не хотим. А попутно у нас в стране создаются многомиллионные диаспоры людей, которые вообще никаких корней здесь исторически не имеют, и эти диаспоры начинают использовать внешние враги для реализации каких-то своих интересов. Разве это не так?

Можно ли эту ситуацию исправить? Конечно, можно. Просто надо жестко с этими вещами обращаться и ставить конкретные условия. Хотите, чтобы ваши люди здесь работали? Тогда делайте первое, второе, третье, пятое, шестое, десятое, вот и все!

Я не вижу там никакого влияния. Мы на этом постсоветском пространстве не поддерживали и не поддерживаем ни одну пророссийскую партию или русскую какую-то национальную организацию. Там есть какие-то совершенно смешные образования, но на самом деле они никакого влияния на внутреннюю политику в этих странах не оказывают. А как только они пытаются оказывать, их тут же начинает давить местная власть. И когда она начинает давить, мы делаем вид, что мы их не знаем. Вот и все.

В том же самом Казахстане именно так и произошло в девяностые годы. Там были пророссийские и русские организации, но Ельцин их всех сдал, и их там всех разогнали, посадили, и на самом деле от этого не осталось камня на камне. Хотя мы могли бы иметь серьезное пророссийское, русское лобби тогда, если бы сделали в Казахстане.

Ближе к вашей тематике, Украина.ру. На Украине это началось еще в девяностые годы. Я считаю, что Беловежские соглашения должны быть признаны незаконными и преступными. Это будет хорошая отправная точка для любой внешней политики на постсоветском пространстве. Разошлись и прочее, но мы могли бы начать, например, на Украине работу по поддержке пророссийских политических партий, общественных движений и прочее. Мы это делали? Ничего этого мы не делали.

Я это говорю как человек, который имел отношение к работе в том числе на Украине. Ничего этого мы не делали.

Мы пытались договариваться с президентами Украины, эти президенты нам что-то такое обещали. Они на каждых выборах спекулировали темами русского языка, а тем временем с каждым годом ситуация становилась все хуже и хуже. Русских все больше теснили, украинские националисты завоевывали все больше и больше пространства, и в итоге мы имеем то, что имеем. В чем влияние, в чем смыл того, что русские находятся там? Они что, заложники? Какой смысл?

При нынешней совершенно беззубой политике России эти люди полезны властям тех стран, а не нам. Вот они, давя на них, давят на Россию. То есть ситуация ровно обратная. Эту ситуацию надо перевернуть, и тогда от нее России будет какая-то польза. А пока это они пользуются тем, что русские там находятся, это они давят на нас этим вопросом. Если Россия нам не даст денег или будет не то что-то говорить, мы начнем ущемлять русских. Именно это и происходит, то, что мы сейчас обсуждаем. Они оказывают давление на Россию через ущемление прав этих конкретных русских. А должно быть наоборот. Должно быть так, чтобы эти русские реализовывали наши интересы и были бы средством нашего влияния на тех территориях. Этого нет.

- Есть такое мнение, что мы не можем вернуть всех русских, поскольку не найдем для них работы и не сможем обеспечить их квартирами, жильем, зарплатами, пенсиями. Что вы об этом думаете?

— Это ложь. Это просто нежелание этим заниматься. У нас на территории нашей страны находятся 12 миллионов мигрантов, и все они как-то нашли работу. А есть еще за все эти тридцать лет диаспоры — три миллиона азербайджанцев, миллион киргизов, два миллиона узбеков. И все они, представьте себе, получили гражданство и нашли себе работу, нашли себе жилье.

Для русских нет ни жилья ни работы, государство не может их поддерживать, а для мигрантов нашлось и сейчас находится. Еще раз повторяю — двенадцать миллионов трудовых мигрантов находятся на территории Российской Федерации. Для них нашлась работа? Нашлась. А для тех русских, которых было бы правильно репатриировать, дать им возможность приехать, хотя бы тем, кто хочет, не надо никого заставлять, тем, кто хочет, работы нет в стране. Это ложь! Это просто откровенная ложь!

Источник

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх