Свежие комментарии

  • Sashenka Не скажу
    А ,Бекмамбетов - .выходец с полей и зажравшие банки - кто? Капиталисты, разжиревшие на наших деньгах. Естественно на...«Девятаев» – набо...
  • валера
    Надоела уже сплошная антисоветчина в фильмах.А раз она есть значит антисоветчики сидят у нас в высоких креслах«Девятаев» – набо...
  • Владимир Александров
    НЕ решила куда пальчик...?«Девятаев» – набо...

Не будет туристов – будем рыть канал. Эрдоган тянет Турцию в великие державы

Не будет туристов – будем рыть канал. Эрдоган тянет Турцию в великие державы Фото: Depo Photos / Globallookpress google

Чего хочет президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, поднимая тему конвенции Монтрё и статуса Проливов? Он хочет, чтобы не международная конвенция, а Турция сама регулировала судоходство между Чёрным и Эгейским морями. Это даст ему статус мирового лидера. Который может не выпускать русские корабли из Чёрного моря или не впускать туда американские.

С упорством не то чтобы маниакальным, но очень настойчивым президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган снова и снова возвращается к пояснению своего понимания взаимоотношений между конвенцией Монтрё и будущим статусом проектируемого канала "Стамбул".

При этом речи его вызывают впечатление нарочитой затуманенности, а то и замутнённости. Как, например, понять истинный смысл его фразы о том, что статус проливов Босфор и Дарданеллы не будет распространяться на канал "Стамбул"? 

У канала "Стамбул" нет никакой связи с конвенцией Монтрё. Монтрё – это соглашение о проливе Босфор. Поэтому мы получим собственную независимость, суверенитет. Этот канал для нас станет достижением, поможет серьёзно разгрузить пролив Босфор с точки зрения охраны окружающей среды, 

– щедро расписал он небрежными мазками картину будущего на встрече со студентами, трансляция которой велась в одной из соцсетей и была также распиарена телеканалом Habertürk TV.

Как это понять? Конвенция Монтрё не касается будущего канала? Ну, формально да. Он в этом соглашении от 1936 года естественным образом не упомянут. Значит ли это, что по каналу смогут проходить корабли, нарушающие конвенцию? Например, американские авианосцы? Тоже вроде бы да, раз канал не связан с обязательствами, диктуемыми Монтрё?

Но это международное соглашение регулирует, вопреки принятому пониманию, не статус Проливов, а статус судоходства между Чёрным и Эгейским морями вообще. Если уж на то пошло, оно устанавливает статус Чёрного моря, который не поменяется, устрой Эрдоган хоть какой-нибудь антигравитационный или внепространственный переход в него и из него.

Или наш "почти-султан" хочет саму конвенцию ликвидировать? И самолично сесть на Проливах, как некогда сидели на них настоящие османские султаны?

За что, правда, регулярно и огребали, да простит мне Эрдоган мой турецкий… 

Пункт первый: что устанавливает конвенция Монтрё? 

Давайте разберём сперва сам документ. Посмотрим, допускает ли он двойные толкования.

 

Наименование документа: "Конвенция о режиме Проливов". Подписан в г. Монтрё (Швейцария) 20 июля 1936 года. Предмет: установление правил судоходства в Проливах после передачи Турции контроля над ними от международной управляющей комиссии.

Вопросы есть? А как же! Главный: что понимается под Проливами?

Ответ дан в преамбуле документа, где 10 стран, включая Турцию – 

Одушевлённые желанием упорядочить проход и судоходство в проливе Дарданеллы, в Мраморном море и в Босфоре, обнимаемых общим определением "Проливы", в целях ограждения, в рамках отвечающих безопасности Турции и безопасности в Чёрном море прибрежных государств, принципа, закреплённого статьёй 23 Мирного договора, подписанного в Лозанне 24 июля 1923 года,

Решили заменить настоящей Конвенцией Конвенцию, подписанную в Лозанне 24 июля 1923 года… 

И далее следуют статьи.

Что сразу становится ясно? Что Проливы – это не один Босфор, но также Дарданеллы и Мраморное море. Не прав Эрдоган! – конвенция Монтрё это не соглашение о проливе Босфор; это соглашение по всему водному переходу между Эгейским и Чёрным морями. Так что турки могут выкопать хоть десять каналов параллельно Босфору – обязательств и правил, изложенных в конвенции, это не отменяет никак. Разве что – только хардкор, только антиграв! – янки найдут способ переправить свой авианосец мимо Дарданелл.

Однако и тут не так всё просто. Ибо дальше следует основной смысл соглашения: ограждение принципа статьи 23 Лозаннского мирного договора, заключённого по результатам Первой мировой войны, ради безопасности Турции и других черноморских держав. То есть – это прежде всего договор о безопасности прибрежных стран!

А статья 23 Лозаннского договора оговаривала 

…принцип свободы транзита и судоходства по морю и по воздуху как в мирное, так и в военное время в Дарданелльском проливе, Мраморном море и Босфоре, как это предписано в подписанной сегодня отдельной Конвенции о режиме Проливов. 

Так что и там всё то же: не один Босфор, но вся коммуникационная система между двумя морями.

Дальше следуют детали. Полная свобода прохода и плавания в Проливах, днём и ночью, независимо от флага и груза, без каких-либо формальностей; никаких сборов или платежей; проводка лоцманами и пользование буксирными судами остаются необязательными.

Одно только оговаривается в качестве обязательного: 

Всякое судно, которое войдёт в Проливы из Эгейского моря или из Чёрного моря, должно будет остановиться у санитарной станции при входе в Проливы, дабы подвергнуться санитарному осмотру, установленному турецкими правилами в рамках международных санитарных правил. 

Снова отметим: нет речи отдельно о Босфоре – нет, она идёт о вообще проходе из моря в море.

А далее именно в интересах безопасности причерноморских государств следуют ограничения. Оным государствам можно проводить через Проливы любые корабли и суда, а вот все посторонние могут следовать только при условии, что водоизмещение их не больше стольких-то тонн, вооружение – не больше таких-то калибров, срок пребывания – не дольше стольких-то дней.

Логично. Как и статья 20, отменяющая это правило в случае, если Турция является воюющей стороной. Но, как показывает история, даже членство в постоянно воюющем блоке НАТО не позволило ей покуситься на свободу судоходства через Проливы.

Так что же теперь поменялось? Зачем Эрдоган наводит тень на плетень и пускает пробные шары различной цветистости? 

Статус мировой державы 

Теперьо о самом канале "Стамбул". Его проект анонсирован в 2011 году лично Эрдоганом. Впрочем, он и до того, будучи стамбульским градоначальником, высказывался об этой идее. И что характерно – он, объективно говоря, прав: канал нужен. Босфор задыхается от трафика; в нём крупные корабли постоянно рискуют утопить мелкие, а стамбульские водилы всяких местных посудин ничем не отличаются нравами от стамбульских таксистов; перед проливом стоят огромные очереди из судов; и нефтевозы действительно рискуют бесплатно одарить своим грузом виллы и дворцы на берегу. Разгрузить Босфор необходимо.

канал

Проект строительства канала "Стамбул" анонсировал в 2011 году лично Эрдоган. Фото: Скриншот youtube.com

Правда, открытие нового водного пути эти проблемы, по уверениям экспертов, не решает. Ведь очевидно, что в этом случае трафик просто упрётся в Дарданеллы. Получается, надо копать ещё один канал уже параллельно Дарданеллам? Это какие деньжищи, если по "Стамбулу" озвучиваемые затраты начинаются с 12 млрд евро?

Во-вторых, канал будет задевать городские окраины Стамбула, а также неминуемо затронет пресные водоёмы в округе. Что будет с экологией – вопрос тоже не из лёгких.

В общем, всерьёз новый канал ни одной проблемы не решает. И уж тем более не устанавливает нераздельный суверенитет Турции над переходом между Чёрным и Эгейским морями. Как правильно отметил ни кто иной, а лично министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, конвенция Монтрё регулирует условия нахождения в Чёрном море кораблей нечерноморских держав независимо от того, через какой пролив или канал они туда проходят.

Так повторим вопрос: зачем Эрдогану надо мутить воду?

На этот вопрос Царьграду ответил один из ведущих востоковедов России, глубоко разбирающийся в турецких реалиях, ведущий научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН, доктор исторических наук Борис Долгов.

"Если мы ретроспективно посмотрим на политику Эрдогана, то она совершенно понятна и выражается, на мой взгляд, в трёх направлениях, – отметил учёный. – Первое – это неоосманизм, то есть продвижение интересов Турции и в том числе амбиций Турции во все те регионы, которые входили когда-то в состав Османской империи. Второе – это позиционирование Турции и турецкого руководства как лидера мусульманского мира. Третье направление – это глобальная политика. Тут я приведу цитату Эрдогана, что впервые после Второй мировой войны для Турции предоставляется возможность играть важную роль в мировой политике. И все три направления очень последовательно, очень жёстко, я бы сказал, продвигаются". 

И вот если мы вот с этих позиций посмотрим на все эти заявления Эрдогана по поводу конвенции Монтрё, этого нового канала "Стамбул", то становится ясно, что цель вот этого всего – контроль, полный контроль над Проливами, которые соединяют Чёрное море с Средиземным морем, 

– высказал убеждение эксперт.

А то, что заявляется, – это такой флёр и дымовая завеса, считает профессор Долгов. Ведь то же самое можно сказать по поводу заявления после заключения соглашения между Турцией и Украиной, будто оно не направлено против третьих стран. Но это же очевидно, что оно направлено против России! То же самое с Сирией. Сколько раз Эрдоган заявлял об уважении и соблюдении территориальной целостности Сирии, а на самом деле часть территории этой страны оккупирована турецкими военными. В Ливии то же самое – и заключение соглашения с правительством национального согласия по военной тематике, по разведтематике, и вопрос возможности использования ливийского шельфа Турцией. И так далее… 

Таким образом, если мы посмотрим вот так, более широко, на политику Эрдогана и его амбиции, то в лице Турции мы наблюдаем формирование нового центра силы в глобальном плане. Во главе с Эрдоганом эта страна пытается стать великой державой и играть свою отдельную роль в геополитике,  

– сделал однозначный вывод Борис Долгов.

Так что и грубые высказывания Эрдогана, и тонкие его намёки – это не просто пробные шары разной расцветки. Это, говоря прямо и предметно, – информационные разведывательно-диверсионные группы, засылаемые за линию геополитического соприкосновения нынешних великих мировых держав. Если эти "РДГ" уничтожат – их не жалко, это всё же только лишь слова. А вот если к ним привыкнут, потом смирятся, а потом признают, то

– здравствуй, мировая держава Турция…

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх