Свежие комментарии

  • Аркадий Цыганов
    Правду наверно говорят, что деньги элита хранит а Англии и штатах. Иначе давно бы всё смели. И не было бы этого пусто...Ни один Навальный...
  • Ната
    Визгом пшеков удовлетворена!Лукашенко нашел с...
  • Николай Дегтев
    Твари"Кремлёвский разо...

Желтороссия (3)

В центре — командующий Отдельной Семиреченской армией, генерал-майор, атаман Борис Владимирович Анненков (взято из открытых источников)
В центре — командующий Отдельной Семиреченской армией, генерал-майор, атаман Борис Владимирович Анненков (взято из открытых источников)

Знаете ли вы, что при благоприятном стечении обстоятельств Россия могла граничить с Индией? Что белые и красные плечом к плечу воевали против общего врага? Что погоны в Красной Армии были задолго до их официального введения в 1943-м? Об этом и многом другом читайте в историческом повествовании с продолжением «Желтороссия».

Новая родина

Несмотря на неспокойное время и отказ России включить в свою территорию уйгурские земли, в конце ХIХ века в китайском Алтае начали селиться русские. Этими переселенцами с просторов Российской империи в китайские горные местности после массового исхода с них в обратном направлении мусульманских народов, стали старообрядцы-староверы и казаки-уходцы, которые быстро нашли общий язык с местным населением. Казахи-кочевники на условии ортак (или уртак, по-казахски — общность, т.е. когда половина родившихся овец отдавалась пасущему) пасли скот староверов и покупали у них зерно, муку и мед.
Скот скупался татарами-перекупщиками, также жившими здесь отдельной диаспорой, которые поставляли его в Советский Союз. Сначала сами перегоняли отары горными тропами, а впоследствии стали сдавать в отделение «Совинторга», открывшееся в Синьцзяне в 1926 году.

Но особенно много наших соотечественников перебралось сюда после Гражданской войны. Вместе с семьями ставшую «красной» родину покинули воины частей Отдельной Семиреченской армии генерал-майора, атамана Бориса Владимировича Анненкова, армии генерал-лейтенанта, атамана Александра Ильича Дутова, корпуса генерал-лейтенанта Андрея Степановича Бакича, отрядов сибирских атаманов Машкина, Остроухова, Новикова, семиреченские и уральские казаки и другие. О командующих хочется сказать отдельно.

Командующий Отдельной Семиреченской армией генерал-майор Борис Владимирович Анненков, до вступления в должность — атаман дивизии, из потомственных дворян Новгородской губернии, родился 9 (21) марта 1889 года в Киевской губернии, на военной службе с… 8 лет. По окончании Одесского Кадетского Корпуса, в 1906 году поступил в Александровское Военное Училище в Москве. Через два года, по окончании училища по
1-му разряду, выпущен в чине хорунжего в 1-й Сибирский казачий Ермака Тимофеева полк, дислоцировавшийся в Семиречье, в городе Джаркенте на границе с Китаем. Изучил и совершенстве знал кроме русского английский, немецкий, французский, киргизский (казахский) и китайский языки. Отличный наездник, великолепный стрелок, альпинист, гимнаст, фехтовальщик. Во время Первой мировой войсковой старшина на Западном фронте. После Октябрьского переворота со своим вооруженным отрядом численностью до 1000 человек совершил переход через всю европейскую Россию в Омск. В последствии воевал с большевиками под началом адмирала Колчака.

В конце декабря 1919 года в Семиреченскую армию у границы с Китаем влилась обескровленная Оренбургская армия атамана Дутова, который
27 мая 1920 года у китайского селения Джимпань, под напором превосходящих сил противника, вывел армию в количестве 4200 человек в Китай. Оренбургские части под командованием генерала Бакича уходили отдельно, через укрепление Бахты на китайский город Чугучак. Перейдя границу Китая, Центральная группа армии Анненкова находилась в лагере на реке Боротале до середины августа. Но к концу июля в нём оставалось лишь 670 человек.

В середине августа тремя эшелонами, с разрешения дудзюна (губернатора) Китайского Туркестана начали продвигаться к Урумчи. Простояв в Урумчи около трёх месяцев, опять же, поэшелонно, Анненков повёл вверенные войска на восток, к городу Гучену (Цитай), в 180-и верстах от Урумчи. В Гучене в конце марта 1921 года был арестован.
В китайской тюрьме провёл три года. В феврале 1924 года освобождён. Отошёл от политики, поселился у столицы провинции Ганьсу в Ланьчжоу, обзаведясь там небольшим конным заводом. 31 марта 1926 года в городе Калгане в гостинице «Калгана», куда прибыл вместе со своим бывшим начальником штаба генералом Николаем Александровичем Денисовым из Пиндэчуаня, они были схвачены чекистами.

Важную роль в поимке генерала Анненкова сыграли маршал Китайской республики (с 1927 года) христианского вероисповедания Фэн Юйсян (Фын Юй-сян; 1882 — погиб с дочерью в результате «несчастного случая при возгорании киноплёнки» на палубе теплохода «Победа» вблизи Ялты
4 сентября 1948), руководитель группы советских военных советников в его армии «господин Лин», впоследствии муж небезызвестной Лили Брик, будущий комкор Виталий Маркович Примаков (1897 — расстрелян 12 июня 1937), чекисты Михаил Осипович Зюк (наст. Нахамкин, 1895 — расстрелян 20 июня 1937), А. Карпенко, Б. Кузьмичев, М. Довгаль, С. Лихарин, а также донской казак, полковник Александр Фёдорович Гущин (в начале 1918 года скрывался вместе с генералом Петром Николаевичем Красновым от большевиков в станице Константиновской, затем попал к красным в плен в Новороссийске, в 1923 году вёл деятельность против белой эмиграции в Шанхае — 
прим. авт.). Из Калгана Анненков на автомобиле был вывезен в столицу Внешней Монголии Ургу, а затем в Верхнеудинск (ныне — Улан-Удэ, РФ), откуда на поезде отправлен в Москву. 20 апреля 1926 года помещён в камеру №73 внутренней тюрьмы на Лубянке. Судебный процесс состоялся в Семипалатинске с 25 июля по 12 августа 1927 года, где и был расстрелян вместе с Денисовым в 11 часов вечера 24 августа 1927 года.

Командующий Оренбургской армией генерал-лейтенант Александр Ильич Дутов (1879 — убит чекистами в Суйдуне 7 февраля 1921) родом из семьи казачьего офицера, атаман Оренбургского казачества. В 1897 году окончил Оренбургский Неплюевский кадетский корпус, в 1899 году — Николаевское кавалерийское училище, в чине хорунжего направлен в 1-й Оренбургский казачий полк, стоявший в Харькове. Участник Первой мировой войны. Части Дутова в ноябре 1918 года вошли в состав Русской армии адмирала Колчака. В сентябре 1919 года Оренбургская армия Дутова была разбита Красной армией под Актюбинском. Атаман с остатками войска отошел в Семиречье, где присоединился к Семиреченской армии Анненкова. В мае 1920 года вместе с ней перешел в Китай. С атаманом, по его собственному утверждению, ушло 14 000 человек при 150-и пулемётах и 15-и орудиях, однако 7 февраля 1921 года атаман был смертельно ранен агентом ЧК Махмудом Хаджамировым (Ходжамьяровым) в своем кабинете в Суйдуне. Похоронен с воинскими почестями на католическом кладбище в предместье Суйдуна. Руководил операцией и группой ликвидации из 8-и уйгуров Касымхан Чанышев — татарский князь, завербованный чекистами. Члены группы в 1930-е гг. стали жертвами политических репрессий.

Андрей Степанович Бакич (серб. Андрија Бакић; 1878, Черногория — расстрелян 17 июня 1922, Новониколаевск) — российский военачальник, генерал-лейтенант, в феврале 1919 — январе 1920 годов — командир 4-го Оренбургского армейского корпуса Оренбургской Белой армии. Численный состав корпуса: 2047 штыков, 2707 сабель, 90 пулеметов,
5 орудий. В марте 1920 года во главе Оренбургского отряда (бывшая Оренбургская армия) численностью свыше 10 000 человек перешел китайскую границу у города Чугучак и был интернирован в Синьцзяне.
В 1921 году после убийства генерала Дутова стал командующим армией. В начале сентября свыше 3000 белогвардейцев Бакича в Шара-Сумэ сдались вошедшим в провинцию по «Договору командования Туркестанского фронта с властями Синьцзяна о вводе Красной Армии на китайскую территорию для совместной ликвидации белых армий Бакича и Новикова» советским красным частям, а остальные ушли в Монгольский Алтай. После боёв в конце октября остатки корпуса сдались под Улангомом «красным» монгольским войскам. В 1922 году они были выданы Советской России. Сам А.С. Бакич, генерал И.И. Смольнин-Терванд, полковники С.Г. Токарев и И.З. Сизухин, штабс-капитан Козьминых и корнет Шегабетдинов 17 июня 1922 года расстреляны после судебного процесса в Новониколаевске (ныне – Новосибирск).

Семиреки чувствовали себя в Синьцзяне практически как дома. Кульджа (уйгурск. Ghulja Nahiyisi — ныне уезд в составе Или-Казахского автономного округа Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая) десять лет с 1871 по 1881 годы была под протекторатом России. В 1884 году цинское правительство создало провинцию Синьцзян. С 1888 года территория вокруг Кульджи стала называться уездом Нинъюань. После Синьхайской революции, в 1914 году Нинъюань был переименован в уезд Инин (Yīníng Xiàn).

Казаки служили в охране российских консульств, сопровождали торговые караваны и дипломатические миссии. А родное Семиречье от границы было видно невооруженным глазом. Вольные и невольные переселенцы обзаводились здесь семьями, тут жила и многочисленная родня, перебравшаяся в поисках лучшей доли и свободных земель. В Кульдже действовало не только казачье самоуправление, но и воинские порядки.
В казачьих станицах были православные храмы, школы, отмечались все праздники, сохранялись традиции и реликвии. Среди беженцев оказалось 16 священников. Выпускались своя газета. И даже продавалась, как и в Семиречье, водка «Пугасовка». У южных ворот столицы Синьцзяна города Урумчи располагался «русский квартал» с советским консульством в центре и православным храмом на его территории. Попытки сделать из церкви клуб в начале 1920 годов, были негативно восприняты не только верующими, но и китайским губернатором, и со скандалом провалились.

Продолжение следует.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх