БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 468 подписчиков

Свежие комментарии

Что ждать стране, где у президента и членов КС – иностранное гражданство?

Что ждать стране, где у президента и членов КС – иностранное гражданство?

Проблемы взаимодействия различных этносов в многонациональных государствах имеют много вариантов решения. Тем не менее в бывших союзных республиках СССР эти проблемы даже спустя 30 лет после провозглашения независимости не только не решены, но, напротив, являются одним из главных факторов социально-политической напряженности и даже причиной вооруженных конфликтов, как это произошло в Молдове и на Украине.

Что касается Молдовы, то принятый еще в августе 1989 года «Закон о функционировании языков на территории Молдавской ССР» обеспечивал более или менее стабильное состояние и баланс, учитывая то, что молдавский язык, согласно этому закону, имел статус государственного, а русский язык – статус языка межнационального общения. Таким образом, русскоязычные граждане РМ имели возможность ссылаться на этот закон для направления различных документов и запросов в официальные инстанции на русском языке и для получения ответов на том же языке, на котором был составлен запрос.

Однако летом 2018 года Конституционный суд РМ признал этот закон устаревшим на том основании, что в его тексте содержались ссылки на несуществующие юридические субъекты, под каковыми подразумевалась Молдавская ССР.

Реальной подоплекой этого решения КС Молдовы было «заигрывание» олигархического режима Плахотнюка с определенной, наиболее реакционной группой унионистов, подавших в Конституционный суд жалобу на закон, регулировавший вопросы функционирования языков. Плахотнюк, контролировавший на тот момент многие ветви власти в стране, в том числе и конституционных судей, пошел навстречу запросу унионистов.

Таким образом, с момента аннулирования закона, принятого в 1989 году, и до 16 декабря прошлого года, когда парламент принял новый «Закон о функционировании языков на территории Республики Молдова», в стране не существовало правовой базы, обеспечивавшей хотя бы какие-то права национальным меньшинствам в вопросе языка.

Сошлюсь на свой собственный пример. В июне 2016 года автор этого текста подал в Совет по предупреждению и ликвидации дискриминации жалобу на министерство юстиции за отсутствие у него русскоязычной версии официального сайта. Совет, признав факт дискриминации по языковому признаку, рекомендовал Минюсту устранить нарушение. Государственное ведомство подчинилось, и с 1 августа была запущена русская версия сайта министерства. С юридической точки зрения это решение Совета по предупреждению и ликвидации дискриминации основывалось именно на том законе, принятом в 1989 году и отмененном Конституционным судом в 2018 году. Таким образом, если бы жалоба была подана после отмены закона, у Совета по предупреждению и ликвидации дискриминации не было бы никаких юридических оснований для признания факта дискриминации русскоязычного населения.

Именно поэтому понятен тот энтузиазм, с которым было встречено принятие в парламенте в декабре прошлого года нового закона, который официально возвращал русскому языку статус языка межнационального общения. При этом необходимо отметить, что, несмотря на появление такого закона, он не был совершенен и не полностью отвечал новым реалиям молдавского общества, сильно изменившегося с 1989 года. Тем не менее даже в такой форме он вызвал резкое неприятие унионистских политических сил и просто националистов, которые тщатся доказать, что придерживаются проевропейских взглядов, хотя это никак не сказывается на их отношении к языковой проблеме в стране.     

Совершенно очевидно, что главным мотивом в продвижении моноязычия в пользу титульной нации в бывших советских республиках является желание отсечь русскоязычное население от социальных лифтов и обеспечить продвижение представителей национальных элит, которые далеко не всегда выдерживают справедливую и лояльную конкуренцию с русскоязычными согражданами. Таким образом, все попытки ограничить функционирование русского языка в новообразованных государствах являются, по сути, языковым протекционизмом.  В условиях Молдовы еще одним важным фактором, работающим на достижение этой цели, безусловно, является стремление прозападного политикума обеспечить максимальное дистанцирование населения Молдовы от России, от сотрудничества между двумя государствами и упрочить западный геополитический вектор развития Молдовы. Именно поэтому на переднем крае борьбы с русским языком выступают унионисты, ратующие за присоединение Молдовы к Румынии.

И именно эти силы в лице депутатов парламента подали жалобу в Конституционный суд на принятый 16 декабря закон. Учитывая то, что большинство судей Конституционного суда имеют, кроме молдавского, еще и румынское гражданство, не приходится удивляться решению, согласно которому принятый закон о функционировании языков был снова «торпедирован» и объявлен неконституционным. 

Рассмотрение дела сопровождалось достаточно острой акцией перед зданием Конституционного суда, где представители молдавского общества с обеих сторон отстаивали свою позицию по рассматриваемому вопросу. Защитниками закона и статуса русского языка выступили представители политической партии «НАШИ», которая в настоящее время находится в процессе регистрации, но уже стала известна после ряда протестных акций. Так, представители партии пикетировали посольство Румынии после того, как посол Ионицэ назвал солдат румынской оккупационной армии «освободителями». Также, «НАШИ» протестовали против действий представителей партии PAS, которые блокировали дорогу в день президентских выборов, чтобы помешать жителям Приднестровья принять участие в голосовании.

Что ждать стране, где у президента и членов КС – иностранное гражданство?

Все попытки принизить роль русского языка в Молдове имеют своей целью ликвидацию той роли, которую он играет в многонациональном обществе страны. На сегодняшний день именно русский в качестве языка межнационального общения – и эту роль, которую он фактически выполняет, отменить невозможно – консолидирует все национальности страны, в том числе и значительную часть тех граждан Молдовы, которые считают себя не румынами, а молдаванами. Именно поэтому русский язык стал объектом преследования, несмотря на декларируемое проевропейскими политиками стремление к «европейским стандартам».

Возражения, что в большинстве европейских стран законодательно предусмотрены два-три, а то и более государственных языка, на них не действует. Среди таких политиков фигурирует и Майя Санду, при которой обновления на официальном сайте президента Молдовы делаются только на государственном языке. То же самое относится и к ее постам на официальных страницах в социальных сетях. Игорь Додон, будучи главой государства, публиковал всю информацию на молдавском и русском языках. Делал это, потому что заботился о межнациональном согласии в стране. Санду же подталкивает соотечественников к конфронтации по языковому принципу.

Сегодня в стране сложилась уникальная ситуация, которая, пожалуй, не случалась еще в истории: глава государства, часть депутатов парламента, большинство членов Конституционного суда имеют, кроме молдавского, еще и румынское гражданство. Ни у кого не вызывает сомнений, что в своей деятельности они руководствуются присягой, принесенной Румынии при получении гражданства этой страны.

Фактически русский язык, за который сегодня сражаются в Молдове – это последняя линия сопротивления, после потери которой может произойти полная дезинтеграция тех политических сил, который еще способны сохранить цельную и независимую страну.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх