Свежие комментарии

  • Alexander Kneper
    В том то и дело, что это убожество, Горби Меченный, скорее арестовал бы Руцкого, чем ублюдка ЕБН !Кто управлял Ельц...
  • Fialka
    Германия была когда-то кем-то,а в настоящее время она сама полубанкрот ,а по военной части она под каблуком у СШАПожизненный приго...
  • Konstantin Петров
    УЖЕ ЛОКДАУН? НАРЯ...

Потери среди мирного населения в 1941–1945: фейки и факты

Потери среди мирного населения в 1941–1945: фейки и факты

На эту тему написано множество статей. Но мы решили снова вернуться к этому сюжету по нескольким причинам.


Во-первых, 76-ой год со дня Великой Победы.

Во-вторых, о таких злодеяниях, совершенных Германией и фашистами над мирными жителями и детьми России, никогда нельзя забывать. Чтобы нечто подобное никогда не повторилось.

В-третьих, не прекращаются попытки на Западе переписать нашу историю. Особенно там выгодно, чтобы новое поколение ничего не знало о той нашей Отечественной войне и о Великой Победе, а тем более об истинном лице нацизма и фашизма. Этого пересмотра истории нельзя допустить, разумеется.

Вот почему говорить правду о той войне так нужно и столь важно сейчас.

В первой части нашего обзора «Эзопов язык потерь: общеевропейская империя VS Россия» мы выяснили, что Европа тех лет жаждала превосходства и расправы над варварами-славянами на Востоке. Вот почему практически все страны этого континента легко и безропотно приняли идеи Гитлера и объединились против общего врага – России.

Во второй части цикла «Потери России/СССР в войне с фашизмом: язык цифр» мы начали изучение различных версий потерь вооруженных сил СССР/России в войне с фашизмом.

В этой третьей части нашего обзора разберём версии общих масштабов истребления мирного населения нашей страны фашистами.
И напомним читателю, как цинично, методично и планово-списочно уничтожались мирные граждане СССР, записанные заранее и еще до начала войны в особые реестры «неблагонадёжных».

Так повелось, что мы редко читаем очень важные документы, тем более об уже далёкой войне. А ещё реже их перечитываем.

Летопись преступлений гитлеровцев


Мне кажется не лишним сегодня, когда рядом с нашими границами западными энтузиастами раздувается очаг национализма и фашизма на Украине, напомнить об одном наиважнейшем документе, который раскрывает последствия такого же рода действий коллективного Запада, но только 75 с лишним лет тому назад.

«Преступное гитлеровское правительство и верховное командование германской армии ещё до вероломного нападения на Советский Союз тщательно разработали планы чудовищного истребления передовой части советского народа и ссылки на каторгу в Германию миллионов советских людей».

Таков был однозначный вывод Чрезвычайной государственной комиссии (далее – ЧГК), которая расследовала преступления фашистов на советской/российской земле сразу после войны (Сборник ЧГК 1946 года).

Все приведённые ЧГК тайные приказы и инструкции германского военного командования и полиции со всей убедительностью говорят о тщательно разработанной гитлеровцами системе массового истребления советских людей заранее и загодя. Для этих чудовищно преступных целей по плановому уничтожению советских граждан был организован особый чиновничий аппарат.

Он состоял из специально созданных всякого рода «оперативных команд», «зондеркоманд», специальных «фильтраций», «экзекуций», «ликвидаций», предназначенных для массовых убийств советских военнопленных и мирных советских граждан.

Эта комиссия собрала и обнародовала подлинные приказы и конкретные заранее подготовленные инструкции по организации убийств мирных жителей в России/СССР. Реальные документы говорят о том, что:

1) немецко-фашистские захватчики уже в первые же месяцы войны с СССР приступили к массовому истреблению как гражданского населения СССР, так бойцов и командиров Красной Армии, попавших в плен;

2) массовое истребление населения и военнопленных было предписано и проводилось по согласованию между органами полиции безопасности и СД и верховным командованием германских вооружённых сил;

3) для физического выполнения «экзекуций» составлялись «оперативные» и «особые команды» (зондеркоманды), имевшие право самостоятельно решать вопрос о применении расстрелов;

4) расстрелы военнопленных и гражданского населения немцы старались проводить тайно, чтобы остальные военнопленные и гражданское население ничего об этом не знало;

5) в отдельных случаях предписывалось специально привозить советских военнопленных для расстрела на оккупированную немцами территорию Советского Союза.

Публикуемые документы указывают на то, что директивы о преднамеренном истреблении военнопленных и мирных советских людей шли из Берлина, от германского правительства и верховного германского командования, от имперского министра оккупированных восточных областей, начальника безопасности и СД и других членов гитлеровской шайки преступников. (ЧГК, Стр. 181–182).

Только по предварительным данным (на 1946 год), зарегистрированным Чрезвычайной Государственной Комиссией, немецко-фашистские оккупанты убили, отравили в «душегубках» и замучили в оккупированных ими советских районах около 2 миллионов человек. Стариков, женщин и детей, мирных советских граждан, а также огромное число военнопленных – бойцов и офицеров Красной Армии.

Например, в распоряжение Чрезвычайной Государственной Комиссии поступили захваченные немецкие документы, обнаруженные в несгораемом шкафу в помещении, где в период немецкой оккупации находилось гестапо. Эти бумаги содержали оперативные приказы верховного командования германской армии, имперского министра оккупированных восточных областей, начальника полиции безопасности и СД и другие документы, в которых излагается подробный и детализированный порядок «очистки» лагерей для советских военнопленных и мест проживания мирных граждан от «подозрительных лиц».

Из этих подлинных немецких документов явствует, что в качестве единственной меры «очистки» немецко-фашистскими властями в чудовищных масштабах практиковалось именно применение убийств, которые фигурируют в документах под терминами: «экзекуции», «особый режим», «ликвидация», «особые меры», «очистительные мероприятия».

Эти документы относятся к первым месяцам вторжения немецких захватчиков в СССР, к периоду июль – декабрь 1941 года.

Важность обнаруженных ЧВК документов характеризуется тем, что на всех на них имеется гриф: «Секретно, государственной важности» и «Секретно, командный документ». (ЧГК, стр.166).

В целях предотвращения опасности захвата Красной Армией этих документов, раскрывающих преступления немецко-фашистских палачей и их кровавые планы физического уничтожения русского населения, в оперативном приказе № 14 начальника немецкой полиции говорилось:

«Особо вменяю в обязанность, чтобы оперативные приказы №№ 8 и 14, а также относящиеся к ним дополнительные указы, в случае опасности, немедленно уничтожались».

В приказе ставки верховного командования германской армии № 11, 7 октября 41 года, подчёркивается:

«Письменное (даже в виде выдержек) распространение этого приказа воспрещается. Ознакомление окружных комендантов по делам военнопленных и комендантов пересыльных лагерей производится устно».

(ЧГК, стр.167)

Немецкие списки неблагонадёжных россиян


Мы уже начали подзабывать, что фашисты готовили заранее эту бойню как намеренное истребление конкретных гражданских лиц, чуть ли не по спискам. И это никакое не преувеличение.

Из обнаруженных документов видно, что гитлеровские палачи ещё до своего нападения на СССР составляли списки, розыскные книги и собирали необходимые сведения о руководящих советских работниках, которые, по их кровавым планам, подлежали физическому уничтожению. Так, были подготовлены «Особая розыскная книга СССР», «Германская розыскная книга», «Списки по выявлению местопребывания» и другие подобного рода «розыскные книги и списки», которые гитлеровским убийцам должны были облегчить истребление передовой части населения СССР/России. (ЧГК, стр.168)

Например, в документе, именуемом: «Приложение № 2 к оперативному приказу № 8 начальника полиции безопасности и СД», датированном – «Берлин, 17 июля 1941 года» и подписанном Гейдрихом, исполнявшим в то время обязанности заместителя Гиммлера, указывается, что нельзя останавливаться при убийствах лишь на списочном составе и только на тех жителях России/СССР, которые вошли в такие списки (на физическое уничтожение).

Оказывается, в дополнительных разъяснительных немецких приказах, как выяснила ЧГК, конкретизировалось, что сами по себе подготовленные именные списки подлежащих истреблению – неполные (то есть не скрывалась недостаточность списков и розыскных книг). Поэтому рекомендовалось совсем не сдерживать «желания» карателей, а также указывалось на необходимость не утеснять инициативу исполнителей убийств. В документе для карателей говорится:

«Для осуществления ваших задач нет возможности предоставить в распоряжение команд пособия. «Германская розыскная книга», «Списки по выявлению местопребывания», «Особая розыскная книга СССР» окажутся полезными лишь в небольшом количестве случаев. «Особая розыскная книга СССР» поэтому недостаточна, так как в неё занесена лишь незначительная часть советских русских, которых следует считать опасными».
(ЧГК, стр. 168)

Попутно следует также напомнить бесчинствующим сегодня украинским националистам, что им не стоит пребывать в иллюзиях относительно тех хозяев, кто так щедро подкармливал их булочками на Майдане. Их такие же западные кукловоды уже однажды целенаправленно уничтожали их, разумеется, сначала использовав их против России. Так было в Великую Отечественную в 1941 году, когда бандеровцы служили вермахту. И делалось это в тайне.

В сборнике ЧГК собраны документы и подлинные свидетельства о том, что кровавые расправы проводились фашистами и над теми украинцами-националистами, которых Гитлер использовал вначале как соратников для борьбы против Советского Союза. А затем он же разделался с ними самым гнусным и коварным образом. Под предлогом якобы того, что бандеровцы «готовили восстание». В директиве оперативной команды Ц/5 полиции безопасности и СД за № 12/41 от 25 ноября 1941 года с грифом «секретно, государственной важности» в отношении, например, украинских националистов, возглавлявшихся Бандерой, говорится:

«Все активисты бандеровского движения должны немедленно арестовываться и после тщательного допроса должны быть без шума ликвидированы под видом грабителей... Этот документ, после ознакомления с ним, должен быть немедленно унитожен начальством команды» (подчёркнуто в подлиннике).
(ЧГК, стр. 173)

Плановое истребление живых


С немецкой педантичностью и пунктуальностью гитлеровцы подходили к убийствам мирного населения нашей страны. Ведь был приказ из Берлина вести особые реестры убиенных советских граждан и регулярно отчитываться о выполнении планов по экзекуциям.

Начальник полиции безопасности и СД в приложении № 2 к своему оперативному приказу № 8 требовал от начальников зондеркоманд:

«В отношении применённых репрессий команды должны вести списки, в которых должны содержаться следующие сведения: номера по порядку, фамилии и имена, время и место рождения, воинское звание, профессия, последнее местожительство, основания для репрессии, время и место репрессии».

Далее в приказе говорилось, что

«Подобные сообщения должны, как правило, в информационном порядке передаваться в 1 отдел IV Управления Главного управления имперской безопасности (IV А 1)».

В развитие этой директивы оперативная команда Ц 5 полиции безопасности и СД уточняет:

«В конце каждого месяца необходимо представлять сюда отчёт о деятельности команд СД в стационарных лагерях военнопленных. Необходимо указывать количество ликвидаций по национальностям, в соответствии с изложенными в инструкциях директивами».
(ЧГК, стр. 178)

Еженедельные отчеты об истреблении


Правящая гитлеровская клика систематически проверяла выполнение своих директив в отношении выявления «подозрительных». Она требовала строгого и полного их учёта. Берлин требовал доклады срочными письмами: где, сколько, когда и как убили. И это всё про мирных граждан России/СССР.

В приложении № 2 к оперативному приказу № 8 начальника полиции безопасности и СД строго предписывалось:

«Каждую неделю начальник оперативной команды представляет в Главное управление имперской безопасности краткое донесение по телеграфу или срочным письмом.

В этом донесении должны быть изложены: 1) краткое описание деятельности за прошедшую неделю; 2) число лиц, которые должны окончательно считаться подозрительными (достаточно указать цифру)...»

Из этих документов четко следует, что все эти «экзекуции» и расправы являлись ни чем иным, как намеренным истреблением советских людей, которые массами подвергались казням, творимым немецкофашистскими палачами. (ЧГК, Стр. 174)

Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в 1946 году впервые привела следующие обнародованные тогда публично цифры намеренного уничтожения нацистами мирного населения Советского Союза в разбивке по республикам (чел.):

РСФСР – 706 000,
Украинская ССР – 3 256 200,
Белорусская ССР – 1 547 000,
Литовская ССР – 437 500,
Латвийская ССР – 313 800,
Эстонская ССР – 61 300,
Молдавская ССР – 61 000,
Карело-Финская ССР – 8 000 жителей.

В Литве и Латвии располагались специальные учреждения для истребления людей – концентрационные лагеря и лагеря смерти. Вот почему в этих двух республиках комиссия регистрирует такое высокое количество уничтоженных граждан.

Еще более внушительными масштабы безвинно убиенных местных жителей были в районах, прилегающих к линии фронта. Однако совсем точные цифры подобного рода потерь вывести трудно и практически нереально.

Самая маленькая из допустимых величин – численность скончавшихся в Ленинградской блокаде. Речь идет о 800 000 граждан. Ленинград, вообще, похоже, бил тогда все рекорды по смертям. Из 100 родившихся младенцев тогда гибло 75. Иными словами, 1942 год продемонстрировал ужасающую картину: коэффициент детской смертности в Ленинграде скакнул до 74,8 %.

Потери среди мирного населения в 1941–1945: фейки и факты

Невозвращенцы


Другой важный аспект. Сколько человек (из угнанных из СССР на каторжные работы в Европу и другие страны) выбрало не возвращаться на Родину, когда война закончилась?

Управление Уполномоченного Совмина СССР по делам репатриации (по состоянию на 1 января 1952 года) оценивало численность «второй эмиграции» в 451 561 человек.

Примечание. Под второй «эмиграцией» в советское время было принято подразумевать сотни тысяч советских граждан, оказавшихся в ходе Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. за границей и впоследствии не возвратившихся в СССР.

Однако советский историк Виктор Николаевич Земсков посчитал эту цифру заниженной. В своей работе «Рождение «второй эмиграции» (1944–1952)» (1991) он утверждал, что по советским архивным данным, численность «второй эмиграции» составляла 620 тысяч человек.

Некоторые исследователи приводят следующие данные по количеству оставшихся после войны за границей из угнанных на каторжные работы во время войны выходцев из СССР (чел.):

немцев, бессарабцев и буковинцев – 170 000,
украинцев – 150 000,
латышей – 109 000,
эстонцев и литовцев и др. – 230 000,
русских – 32 000.
(Всего – 691 000).

Почему эти люди не вернулись?

Версий множество. Вот одна из них (цитата от историка В.Н. Земскова).

Управление Уполномоченного Совмина СССР по делам репатриации контингент советских перемещенных лиц, поселившихся в Аргентине и не вернувшихся в Союз, в 1952 году описывало так:

«Контингент перемещенных советских граждан, осевших в Аргентине, в подавляющем большинстве представляет собой политически разложившуюся массу, состоящую во время войны на службе гитлеровского режима.

Часть перемещенных лиц примкнула к антисоветским организациям, действующим в Аргентине, и оказывает отрицательное влияние на остальных перемещенных советских граждан, насильно угнанных в фашистскую Германию, а затем обманным путем вывезенных в страны Южной Америки.

Сравнительно небольшая часть перемещенных советских граждан разложилась и находит утешение в пьянстве и разврате или погрязла в мелкобуржуазном быте, стремится найти состоятельных жен или мужей.

И, наконец, значительная часть перемещенных советских граждан боится ответственности за совершенные перед Родиной преступления как во время войны, так и после нее, поэтому ни при каких условиях возвращаться на Родину не желает».

Согласно более свежим исследованиям, сразу же после войны назад в Союз не стали (или не захотели) возвращаться свыше 1 миллиона 300 тысяч человек. А это означает, что из ранее записанных, как безвозвратные потери жителей СССР, следует вычесть как минимум 700 тысяч тех живых, кто стал невозвращенцем. Или, как их называют теперь более мягко и уважительно, – эмигрантов.

Версии о потерях мирного населения


Таким образом, какими же цифрами на самом деле исчислялись общие демографические потери России/СССР в Великой Отечественной войне? А сколько из них приходилось на долю мирного населения? (О безвозвратных потерях Красной Армии мы говорили в предыдущей статье).

Почти два десятилетия нам с высоких трибун (Н. С. Хрущев) рассказывали про взятые с потолка двадцать миллионов погибших в СССР. А к 1990 году выяснилось, что эта цифра занижена. И как минимум до четверти из реальных потерь скрывалось на тот момент.

Истина вскрылась благодаря тщательным исследованиям специально созданной комиссии Генштаба и Госкомстата СССР. Оказалось, что эта комиссия обосновала документально, что Победа над фашизмом стоила России/СССР под 27 миллионов жизней. Точной цифрой стала на тот момент – гибель от руки врага 26,6 млн жителей нашего государства.

На данный момент эта цифра и является официальной (26,6 млн чел.).

Обращает на себя внимание тот факт, что еще в 1948 году русско-американский социолог-эмигрант Николай Сергеевич Тимашев (Nicholas Timasheff) в своей работе «Послевоенное население Советского Союза» (1948) дал свою оценку потерь СССР в войне, которая практически совпала с мнением комиссии Генштаба. Также с данными Комиссии Г.Ф. Кривошеева совпадает оценка российского демографа-либерала Сергея Максудова (псевдоним Александра Петрович Бабёнышева), сделанная им в 1977 году. По его версии, потери оценивались в 24,5 млн человек.

Напомним, что до этого (до официальных выводов комиссии Г.Ф. Кривошеева) точное количество военных потерь СССР было предметом политических спекуляций и цифры варьировались в соответствии с политической ситуацией в обществе.
По данным комиссии Г. Ф. Кривошеева:

Потери среди мирного населения в 1941–1945: фейки и факты

Подведем некоторые итоги.

После войны потери Красной Армии оценивались, как 7 миллионов бойцов.

Американец Николай Тимашев называл следующие цифры потерь России/СССР:

Красная Армия – 12,2 млн бойцов,
мирное население – 14,2 млн граждан,
прямые людские потери – 26,4 млн человек,
общие демографические – 37,3 млн советских людей.

Президент немецкого общества документации Гельмут Арнтс (Helmut Arntz) и Председатель Совета Министров СССР Никита Сергеевич Хрущёв определяли масштаб потерь страны как 20 миллионов человек.

Французский врач и демограф Жан Н. Бирабен (Jean-Noel Biraben) в своей работе «Население» (1976) и Александр Солженицын давали другие значительно завышенные цифры:

Красная Армия – 20 млн бойцов,
мирное население – 22,6 млн граждан,
прямые людские – 42,6 млн человек,
общие демографические 62,9 млн советских жителей.

Либерал с псевдонимом Сергей Максудов (А.П. Бабенышев из Гарвардского университета США) выдал свою версию:

Красная Армия – 11,8 млн бойцов,
мирное население – 12,7 млн граждан,
прямые людские потери – 24,5 млн советских людей.

При этом тот же С. Максудов в своих трудах исчислял чисто боевые потери Красной Армии как 8,8 миллионов.

Тогда как российский демограф Леонид Леонидович Рыбаковский в книге «Население СССР за 70 лет» (1988) упоминал, что прямые людские потери СССР составили почти три десятка миллионов советских граждан (27–28 млн).

Любопытно, что Л.Л. Рыбаковский в 2011 году (к 70-летию начала войны) также публикует сводную таблицу разных версий (выдвинутых с 1946 по 2004 год) об общих людских потерях в разбивке по годам. Она содержит цифры, которые озвучивали всевозможные политические деятели и специалисты в прошедшие годы. Причем порой одни и те же персоналии в разные периоды представляли народу многообразные версии правды.

Ради исторической справедливости приводим этот свод цифр в виде таблицы целиком.

Потери среди мирного населения в 1941–1945: фейки и факты
Источник: cyberleninka.ru

Обращаем внимание, что в этой таблице указаны лишь общие потери нашей страны в разных авторских вариациях.

А мы продолжим рассматривать версии тех, кто в том числе представлял и цифры потерь мирного населения России/СССР.

Е.М. Андреев, Л.Е. Дарский, Т.Л. Харькова в их общей работе «Население Советского Союза, 1922–1991» (1993) (как их представляют некоторые авторы – Генштаб, комиссия Кривошеева) излагают свою версию так:

Прямые боевые потери Красной Армии – 8 700 000,
и включая военнопленных – 11 994 000.
Мирное население (включая военнопленных) – 17 900 000.
Прямые людские потери – 26 600 000.

Как его именуют в профессиональной среде «самый неутомимый профессиональный фальсификатор», публицист оппозиционного авангарда Б.В. Соколов вошёл в анналы историографии, как исчисляющий одни только потери Советской Армии (военнослужащих) в 26 миллионов бойцов и офицеров.

Ну и как же без Великобритании?

Английский специалист по экономике и по российской обороне Марк Харрисон (Mark Harrison) из г. Уорика оценил общие потери СССР в пределах 23,9–25,8 миллионов человек.

Промежуточные итоги


Итак, если сделать своего рода выжимку из вышеприведенных версий, то что же получится, применив элементарную логику?

7 миллионов человек потерь Красной Армии, как обнародованные в 1947 цифры, базировались на незавершённых исследованиях и подсчетах. И, ясное дело, были в те годы предварительными.

Мнение Хрущева в его время критике не подвергалось, но оно и не может приниматься сегодня на все сто процентов, так как конкретно не подтверждено.

20 миллионов (или даже 44 миллиона) человеческих потерь от Солженицына тоже несколько сомнительны. Тут, чтобы не обижать распиаренного политписателя, просто процитируем вполне справедливое, на наш взгляд, одно мнение о столь завышенных цифрах:

«Не отрицая некоторый талант А. Солженицына, как писателя, все факты и цифры в его трудах не подтверждены ни единым документом. И понять, откуда он что брал, невозможно».

Стратегический рупор либерального сообщества Б. Соколов утверждает, что потери лишь вооруженных сил СССР составили 26 млн бойцов. Он исходит из довольно точно известных потерь офицерского состава Красной Армии, которые составили 784 тысячи человек (за 1941–1944 гг.)

Этот господин, как водится у либералов, ссылается на логику чисто Западной статистики. А именно – вермахта. Дело в том, что этот исследователь не делает, похоже, никаких (статистических) различий между нами и противниками. Поэтому он исходит из немецких реалий, которые перекладывает без поправок и на нас.

С его точки зрения, раз среднестатистические потери офицеров вермахта на Восточном фронте в те же годы (1941–1944 гг.) составили 62 500 человек, а, используя данные Мюллера-Гиллебранта, соотношение потерь немецкого офицерского корпуса к рядовому составу выводилось, как 1:25 (4 %). То значит, и в России/СССР соотношение потерь должно быть ровно таким же.

Вот и получаются у него из немецкой логики наши 26 миллионов безвозвратных потерь Красной Армии. Математика, ничего личного. Однако некоторые выявили ложность данного подхода. Разберем кратко версию оппозиционера.

Российские специалисты указывают, что в некоторых кампаниях тот же вермахт терял гораздо больше офицеров, чем вышеупомянутые 4 процента. К примеру, в Польской кампании. Там соотношение потерь офицеров к общим потерям вооруженных сил Германии было 12 процентов.

Кроме того, военные напоминают, что в немецком полку (штатно), например, пехотном – 3049 человека, а офицерский состав там 75 человек. Что по соотношению не 4, а 2,5 процента. Если же посмотреть на советский пехотный полк, то это 1582 человека. И офицеров там – 159. В процентах – десять. А вовсе не «немецкие» 4.

Ну и наконец, последнее. Военные особо напоминают, что чем выше опыт, тем меньше потерь из офицерского состава. И приводят примеры. Немцы теряли своих офицеров (в процентах):

в Польской кампании – 12 %,
во Французской кампании – 7 %,
на Восточном фронте – 4 %.

Оказывается, что данное соотношение – величина, что называется, переменная.

Что касается Красной Армии, то по статистике в начале одной и той же (Великой Отечественной) войны потери среди офицеров могли составить и 24 %, а к её же окончанию они же могли уже и снизиться до 8–9 %.

Так что, как всегда у либералов: всё логично. Только логика не та. И знаменатели не те.

Зачем, вообще, разбирать версию и теории этого Соколова? Так он же чаще всех тиражирует свои взгляды в оппозиционных медиа.

Таким образом, если отбросить слишком заниженные и очень завышенные версии, то остаются всего три:

1948: Тимашев – 12 200 000.
1977−1993: Максудов – 11 800 000.
2001: Официальные (Комиссия Кривошеева) – 8 700 000 (с военнопленными 11 994 000).

Кстати, у британца М. Харрисона потери нашей армии тоже близки к вышеуказанному этими тремя значению.

Разные исследователи применяли своеобразные и непохожие методики исчислений. Из вышеупомянутых некоторые (Тимашев и Максудов) пользоваться архивами Минобороны и России, как считают отдельные эксперты, не могли.

Полагаем, что действительные потери Вооруженных сил Союза Советских Социалистических Республик в Великой Отечественной войне близки к цифрам, названным как раз этими тремя упомянутыми исследователями. Напомним, что 2,6–3,2 миллиона советских военнопленных, убитых фашистами, тоже включены в эти показатели.

Потери среди мирного населения в 1941–1945: фейки и факты

В итоге можно также принять точку зрения Максудова, предложившего вычесть из потерь невозвращенцев. Их было 1,3 миллиона человек. Что первоначально не стали делать в комиссии Генштаба.

Так что, если уменьшить потери СССР на данную величину, то расклад потерь (в %) выглядит примерно так:

Потери Вооруженных сил (включая военнопленных) – 41 %, а прямые боевые (без военнопленных) – 35 %.

Потери населения оккупированных территорий и прифронтовой полосы – 39 %, а с военнопленными – 45 %.

Эти две категории потерь в общем итоге составили 80 % от всех.

В остальные 20 % наших потерь вошли:

население тыла – 8 %,
ГУЛАГ – 6 %,
эмиграционный отток – 6 %.

Потери среди мирного населения в 1941–1945: фейки и факты

Официальные итоги из 2020


Ну и в завершении нужно привести официальные данные Росстата, обновлённые на 2020 год, о потерях России/СССР среди мирного населения.

К 75-летию Победы над фашизмом был выпущен юбилейный сборник, в котором приведены следующие уточнённые и выверенные цифры о количестве жертв среди гражданского населения СССР в период оккупации.

Всего погибло гражданского населения СССР в период оккупации 13 684 692 человека.

Из них преднамеренно истреблено 7 420 379 человек. В том числе 216 431 детей.

Погибло на принудительных работах в Германии 2 164 313 человек.

Погибло от жестоких условий оккупационного режима (голод, инфекционные болезни, отсутствие медицинской помощи и т.п.) 4 100 000 человек.

Общее количество угнанных в Германию на каторжные работы граждан СССР достигло 5 269 513 человек.

Кроме погибших на принудительных работах в Германии к числу общих потерь гражданского населения отнесены 451,1 тыс. человек, которые не вернулись на Родину и стали эмигрантами (невозвращенцы).

Кто ответит?


И вот еще одна цитата из выводов ЧГК в 1946 году, выдержка из главы «Директивы и приказы гитлеровского правительства и германского военного командования об истреблении советских военнопленных и мирных граждан» (стр. 182 Сборника сообщений Чрезвычайной государственной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков):

Чрезвычайная Государственная Комиссия на основании материалов, публикуемых в настоящем сообщении а также на основании документальных материалов, ранее опубликованных Комиссией по результатам расследования злодеяний, совершённых немецко-фашистскими захватчиками в освобождённых от немецкой оккупации советских районах, – установила, что:

1) Непосредственными организаторами и руководителями массового уничтожения советских военнопленных и мирных советских людей являются: начальник лагерей военнопленных 1-го Военного округа Восточной Пруссии генерал-майор фон Гинденбург, начальник лагерей военнопленных «генерал-губернаторства» генерал-лейтенант Геррготт, офицеры связи криминальрат Шиффер, криминалькомиссар Рашвитц.

2) Непосредственными исполнителями этого чудовищного истребления советских людей являются личный состав зондеркоманд, оперативных команд, коменданты и персонал комендатур лагерей, а также их пособники. Все они должны понести суровую кару за свои преступления, совершённые против советского народа.

Опубликовано в газете «Известия» № 60 от 11 марта 1944 года на основании Постановления Чрезвычайной Государственной Комиссии от 10 марта 1944 года, Протокол № 27. Стр.182


Примечание. Акты и сообщения ЧГК стали одним из важнейших доказательств обвинения на Нюрнбергском процессе против нацистских преступников.

В следующей части мы поговорим о разных исследованиях масштабов потерь вермахта в Великой Отечественной войне.

Продолжение следует…
Автор:
Ирина Фролова
Статьи из этой серии:
Эзопов язык потерь: общеевропейская империя VS Россия
«Потери России/СССР в войне с фашизмом: язык цифр»
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх