Свежие комментарии

  • Семенков Александр
    Ну если татары начали заниматься объединением русских территорий, то, видно, дело дрянь. Раньше, за всю истории Росси...Российская Федера...
  • Ирина Богданова
    Клановость на помойку!! Хочется чтоб красиво и чисто было во всех городах, посёлках и деревнях России! И дороги, не а...Российская Федера...
  • Александр Еньшин
    Идёт целенаправленное отупление населения, и ЕГЭ тому подтверждение.Зачем нужен миф о...

Мы взвешены, измерены, оценены: чья рука пишет цифровые приговоры?

Мы взвешены, измерены, оценены: чья рука пишет цифровые приговоры? Фото: Alexandru Chiriac / Shutterstock.com

Число вопиющих в пустыне цифрового беззакония растёт. С предложением создания "цифрового кодекса" выступила Наталья Касперская. Но покорное слепое большинство пока что легко задавит массой немногих зрячих.

Вечером 3 февраля 2021 года по СМИ распространилась информация об очередном покушении на человеческую свободу в России. И речь не о свободе коллективных прогулок с политическими требованиями, а о более серьёзной вещи – праве силовиков без нашего согласия и без решения суда получать от сотовых операторов информацию о нашем местонахождении (ну признайтесь, смартфон же всегда с собой? то-то и оно). Подготовленный в Минсвязи законопроект выводил геолокацию из-под тайны связи. Подавалось это, конечно, исключительно как забота о пропавших без вести гражданах, но по странному совпадению обстоятельства времени очень удобно и для идентификации граждан на тех самых «прогулках». Плюс побочный эффект – точно зная, кто где находится в данный момент, оперативники могли бы неплохо подрабатывать, например, частными детективами совершенно без отрыва от производства («А ваш супруг… Нет, не на даче во Фрязино, вот вижу его в Москве на «Братиславской», сейчас увеличу, посмотрю номер дома…»).

Да мало ли возможностей даёт такая либерализация законодательства!

Вы наверняка знаете сайт Flightradar, демонстрирующий положение летящих самолётов в режиме реального времени – и представьте себе примерно такой же «Кварталрадар» на экране участкового. Вот Любовь Георгиевна за молоком вышла, вот мелкий Васька Безуглов прошмыгнул навстречу, не подрежет ли кошелёк у бабки, с него, стервеца, станется…

Всё это, по мнению авторов закона, «положительно повлияет на оказание услуг связи, придаст им бо́льшую прозрачность и однозначность в правоприменении».

Реакция общественности оказалась предсказуемой – резкое неприятие. И уже на следующий день Минсвязи пошло на попятную: оказывается, журналисты рассматривали первую версию закона, а её в Госдуме уже обсудили и изменили. Теперь передача содержания разговоров и геолокации без согласия абонента или решения суда запрещена, а использовать эти сведения в целях розыска пропавших можно только с оборудования оператора. То есть законопроект принял сколько-нибудь разумный вид, но нет сомнений, что правительство продолжит атаки на наше право не участвовать во всероссийском «Доме 2» с полной прозрачностью всех перемещений и иных действий.

Цифровой концлагерь: взгляд изнутри

Накануне президент группы компаний InfoWatch, специализирующейся на системах информационной безопасности, Наталья Касперская дала развёрнутое интервью изданию "Известия". В заголовок журналисты вытянули высказывание о том, что нас "ждут цифровые Фукусимы" – имелись в виду, очевидно, утечки токсичной информации из многочисленных баз, собирающих наши личные данные.

Основные тезисы госпожи Касперской удивительным образом совпадают с многочисленными предупреждениями, многократно звучавшими на страницах и в телепрограммах Царьграда.

  • Если где-то есть база, она обязательно утечёт. Многие организации – например, сотовые операторы – торгуют ими, почти не стесняясь. Касперская приводит кошмарный пример с МТС, но вряд ли конкуренты намного деликатнее. Главный потребитель баз – рекламный рынок.
  • Иностранные игроки интернет-рынка имеют колоссальный объём данных о жителях России, законы о хранении данных на российских серверах не работают.
  • Телефоны, умные колонки и телевизоры постоянно слушают вашу речь и интерпретируют её в своих целях. Чаще всего – опять же, для индивидуализации рекламных предложений. У вас нет возможности отключить эту функцию – точнее, убедиться в том, что она действительно отключена.
  • Люди, имеющие доступ к программному обеспечению мобильных операторов или к трекинговым базам мобильных операционных систем (Android, iOS), в любой момент могут узнать ваше местоположение.
  • Сбор данных с частных видеокамер на улицах и в общественных зонах (ТЦ, кинотеатры, стадионы) почти целиком находится в серой правовой зоне. Нет правил использования – нет наказаний за злоупотребление.
  • Всё это даёт прекрасные возможности злоумышленникам – "финансовым мошенникам, вымогателям, шантажистам, чёрным риелторам, сектантам", перечисляет Наталья Касперская.
  • Объём собираемых данных постоянно растёт, базы всё эффективнее объединяются в супербазы, в руках госорганов и частных фирм находятся, по сути, все сведения о вашей жизни.
  • В Конституцию включено положение о том, что государство обязано соблюдать неприкосновенность частной жизни, но соответствующих законов не существует, а значит и ответственности никакой нет.

Наталья Касперская давно известна своим негативным отношением к социальным сетям и мобильным гаджетам; её личное присутствие в социальных сетях обеспечивают в основном помощники. Многие её коллеги – не только по общественным организациям, но даже и в отрасли – считают это забавной причудой, но причина, как видим, существенно глубже. Перед нами индивидуальное сопротивление системе – да, сопротивление человека известного, богатого, влиятельного, но всё равно, по сути, одиночки, бессильного остановить толпы соплеменников, весело и беззаботно транслирующих всю информацию о себе цифровым гигантам.

Помимо критики у Касперской есть и позитивная программа – она предлагает принять закон о праве на тайну идентичности и "цифровой кодекс" для индустрии. Но это только добавляет безнадёжности в общую картину: в России уже есть сотни неработающих законов, объединённых в разнообразные кодексы, и ещё несколько документов ровным счётом ничего не изменят. У того же Сбера, не скрывающего своего намерения иметь полный цифровой портрет каждого человека, лоббистский ресурс сейчас куда сильнее, чем у InfoWatch, увы, чем у Царьграда и разрозненных групп "цифровых диссидентов" вместе взятых. Конечно, ситуация с ковидными ограничениями (например, применение абсолютно сатанинского приложения "Социальный мониторинг") приоткрыла многим глаза, но пока что законы в России успешнее лоббирует Греф, а не мы.

Можно было бы попробовать изменить ситуацию, например, на сентябрьских выборах, но ни одна заметная сила не выдвигает в числе ключевых лозунгов "цифровую контрреволюцию", удар по рукам рекламной индустрии, бизнесу шантажа, торговле частной жизнью. Гораздо скорее мы дождёмся обратного – полной привязки номера телефона к личности, обязанности сдавать госслужбам и банкирам свой биометрический профиль, новых бюджетных ассигнований на "цифровизацию" всей России.

Торговля личными данными – огромный бизнес, выстроенный по образцу айсберга, с небольшой надводной и огромной подводной частями. А люди, которые успокаивают нас словами о том, что "честному человеку-де нечего скрывать", сами, как правило, честными не являются, ибо покорное следование воле рекламных магнатов, ежедневный цифровой стриптиз перед гыгыкающими операторами баз данных ничего общего с честью не имеют.

Добро пожаловать на рынок, невольнички! Google, Facebook, московская мэрия, Сбер – кто выберет вас сегодня?

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх