БАЗА 211- ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ

73 465 подписчиков

Свежие комментарии

  • Тамара Духно Береза6 марта, 23:48
    Фу, как противно слышать это от правительства неблагодарной Польши! Где же вы были, когда в России только трубы остал...Польская пани хоч...
  • vilen petrov6 марта, 23:30
    именно власть и дозволяет устраивать безпредел иностранцам,у каждой диаспоры есть своё руководство,лица иностранного...Звериная жестокос...
  • Обозреватель6 марта, 23:15
    Польская пани хоч...

«Великорусские держиморды» Сталин и Дзержинский. Полемика Ленина с соратниками о форме советского государства

«Великорусские держиморды» Сталин и Дзержинский. Полемика Ленина с соратниками о форме советского государства

Произошедшая в 1991 году быстрая дезинтеграция советского пространства поставила много вопросов о прочности советского государства и правильности выбранной в декабре 1922 года его национальной и государственной формы. И не так просто Путин в одном из своих последних интервью заявил, что Ленин заложил мину замедленного действия под Советский Союз.


Что же происходило и что влияло на форму советского государства в момент его создания, и какие факторы на это влияли? Этот период советской истории характеризуется как конфликт в высшем советском руководстве и полемика между Лениным и Сталиным по вопросу об «автономизации».

Два подхода к формированию советского государства


Основой конфликта были два принципиально отличающиеся подхода к национально-государственному устройству Советского Союза. Первый характеризовался строительством государства на централизованной основе и приоритете общегосударственных интересов, второй – на основе демократического единства и превалировании принципов равноправия и соблюдения равных прав объединяющихся республик, вплоть до свободы выхода из союза.

Ленин и Сталин выступали за создание единой и твёрдой государственной власти и сплочение всех входящих в союз республик: Сталин делал акцент на централизации управления государством и борьбе против сепаратистских тенденций, а Ленин рассматривал национально-государственное строительство через призму борьбы с великодержавным русским шовинизмом.


Ленин в этот исторический период был уже тяжело болен, его озлобленность против великорусского шовинизма наложила свою печать на его политические заявления и действия в последние годы жизни и приобрела какие-то навязчивые формы необузданной ненависти. Так, в письме руководителю венгерских коммунистов Бела Куну в октябре 1921 года он писал:

Я должен решительно протестовать против того, чтобы цивилизованные западно-европейцы подражали методам полуварваров русских.

А в письме Каменеву в октябре 1922 года заявлял:

Великорусскому шовинизму объявляю бой не на жизнь, а на смерть.

Противостояние Ленина и Сталина


Перед объединительными процессами ещё в ноябре 1921 года по предложению Кавказского бюро ЦК РКП(б) во главе с Орджоникидзе встал вопрос о заключении федеративного договора между Азербайджаном, Грузией и Арменией и их объединении в Закавказскую федерацию, против чего возражала часть руководства Грузии, объединившаяся в группу национал-уклонистов во главе с Мдивани, которая возражала против создания СССР, а потом настаивала на вхождении Грузии в союз не через Закавказскую федерацию, а непосредственно.

Орджоникидзе тем не менее последовательно проводил политику на объединение республик, что привело к конфликтам с грузинским руководством, и оно направило жалобу в ЦК. Была создана и направлена в Грузию комиссия во главе с Дзержинским, которая объективно оценила обстановку и поддержала создание Закавказской федерации, в то же время она указала на промахи Орджоникидзе, его излишнюю поспешность и чрезмерную горячность. Закавказская федерация при поддержке Ленина была создана, но Ленин в своём письме предостерёг ЦК от великодержавного шовинизма и назвал Сталина и Дзержинского «великорусскими держимордами». Так грузин Сталин и поляк Дзержинский, а не «великоросс» Ленин, стали на защиту русского народа как государствообразующей нации будущего государства.

В августе 1922 года комиссия по подготовке проекта решения о взаимоотношениях между РСФСР и независимыми республиками одобрила проект «автономизации», подготовленный Сталиным. Проект предусматривал формальное вступление Украины, Белоруссии, Азербайджана, Грузии и Армении (позже Закавказской федерации) в состав РСФСР, распространение компетенций ВЦИК и Совнаркома РСФСР на соответствующие учреждения республик, передачу ведения внешних, военных и финансовых дел РСФСР, а наркоматы юстиции, просвещения, внутренних дел, земледелия, рабоче-крестьянской инспекции, народного здравия и социального обеспечения республик оставались самостоятельными.

Этот проект вызвал бурную реакцию и неприязнь Ленина. Он начал писать Сталину, что должно быть не формальное вступление республик в РСФСР, а их объединение вместе с РСФСР в союз республик Европы и Азии на равноправных условиях, и должен быть общесоюзный ВЦИК, которому подчиняются все республики.

Сталин пытался доказать Ленину, что национальная стихия работает на разрушение единства республик, а формальная независимость только способствует этим тенденциям. Он упирал не на формальное равенство республик, а на обеспечение реального единства страны и эффективности её органов управления, но Ленин не хотел его слушать. Под давлением Ленина в октябре 1922 года пленум ЦК РКП(б) принял решение о добровольном объединении республик и осудил проявления великодержавного шовинизма.

На первом съезде Советов СССР 26 декабря Сталину было поручено выступить с докладом «Об образовании Союза Советских Социалистических Республик», и съезд утвердил Декларацию об образовании Союза ССР. В ней были закреплены принципы объединения республик, равноправие и добровольность вхождения в Советский Союз, право свободного выхода из Союза и доступ в Союз новым советским социалистическим республикам.

Полемика об «автономизации»


На этом полемика Ленина и Сталина не закончилась. Ленин решил подкрепить свои позиции обвинениями Сталина в покровительстве великодержавным устремлениям и необоснованным нападкам на грузинских национал-уклонистов своим письмом «К вопросу о национальностях или об «автономизации» в адрес XII съезда партии, проходившего в апреле 1923 года.

Перед этим он встретился с Мдивани и эмоционально писал, что затея с «автономизацией» в корне не верна:

…необходимо отличать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетённой, национализм большой нации и национализм нации маленькой. По отношению ко второму национализму почти всегда в исторической практике мы, националы большой нации, оказываемся виноватыми. Поэтому интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически.

Вот такое оригинальное мнение было у Ленина по отношению к русским, «угнетающим малые нации», и их вине за своё величие.

Далеко не все в партии приветствовали призывы Ленина против «великорусского шовинизма», и многие были солидарны со Сталиным. В этой связи Ленин обратился к Троцкому с просьбой

взять на себя защиту грузинского дела на ЦК партии. Дело это сейчас находится под «преследованием» Сталина и Дзержинского, и я не могу положиться на их беспристрастие.

Однако Троцкий на эту просьбу не откликнулся, и Ленин послал телеграмму поддержки в Грузию:

Всей душой слежу за вашим делом. Возмущён грубостью Орджоникидзе и потачками Сталина и Дзержинского!

Позиция Ленина о «великорусском шовинизме» была явно преувеличенной: русский народ никогда этим не страдал, и вся история его совместного проживания с другими народами многонациональной империи только подтверждала это. Строить национальную политику создаваемого государства на таких принципах было ошибочно. Русский народ всегда был хребтом российской государственности, и всем нациям предстояло сплотиться вокруг него в деле построения нового государства. В этом вопросе Ленин пытался навязать всем своё личное, предвзятое и ничем необоснованное мнение о русском народе.

Обсуждение «национального вопроса» продолжилось на XII съезде партии. Сталин выступал и доказывал, что у Союза, а не в республиках должны быть сосредоточены основные органы управления государством, и они должны отстаивать единую точку зрения во внутренней и внешней политике. При этом Сталину пришлось как бы оправдываться за стремление к единому государству, поскольку в эмигрантском журнале «Сменам вех» начали хвалить большевиков за такую политику:

Господа сменовеховцы похваливают коммунистов-большевиков, а мы-то знаем, что то, что не удалось устроить Деникину, вы это устроите, что идею великой России вы, большевики, восстановили или вы её, во всяком случае, восстановите.

Фактически так и было.

«Самостийность» Украины


Сталин решительно выступал против превращения единого государства в некую конфедерацию, он считал, что именно местный национализм является главной угрозой единству Союза. Помимо грузинского национализма такие же тенденции имели место и на Украине.

Делегат от Украины Мануильский заявил:

На Украине имеются серьёзные расхождения с частью товарищей, возглавляемых тов. Раковским. Расхождения эти по линии государственной заключаются в том, что тов. Раковский стоит на точке зрения, что союз должен представлять из себя конфедерацию государств.

Представители Украины демонстрировали свою линию «самостийности» и «незалежности», выхолащивая понятие единого государства, и концентрировались на борьбе против великорусского шовинизма.

Скрипник:

Одна точка зрения – это великодержавный централизм, имеющий своей формой единую и неделимую Россию, всё же, к сожалению, до сих пор имеющая своих сторонников в нашей партии. Нам придётся выкорчёвывать эту точку зрения, уничтожить её, надо постоянно отграничиваться от неё, ибо лозунг «единая неделимая республика» есть лишь сменовеховская модификация деникинского лозунга «единой и неделимой России.

Раковский:

Я считаю, что мы, украинцы, не меньше коммунисты, чем Сталин. Когда он в это понятие хочет внести более централистическое понимание, мы на этот счёт будем спорить.

Сталин резко возражал им:

Я вижу, что некоторые тт. из украинцев за период от I съезда Союза Республик до XII съезда партии и настоящего совещания претерпели некоторую эволюцию от федерализма к конфедерализму. Ну а я за федерацию, т. е. против конфедерации, т. е. против предложений Раковского и Скрыпника.

Следует отметить, что именно Грузия и Украина после Февральской революции и развала империи больше всех выступали за «самостийность» и требовали себе «законных территорий». Грузия помимо Абхазии считала своими коренными землями часть Кубани вплоть до Туапсе, а Украина всю Новороссию, Кубань, часть Курской и Белгородской областей и «Зелёный клин» на Дальнем Востоке.

После развала Союза в 1991 году повторилась та же самая ситуация: так называемые национальные элиты, представляющие собой симбиоз прогнившей партийной, комсомольской и хозяйственной номенклатуры и теневых структур, на новом историческом витке начали играть в «самостийность» с теми же самыми требованиями, и самыми активными её поборниками вновь были Грузия и Украина.

Борьба двух подходов Ленина и Сталина к формированию советского государства показала, что победа ленинского подхода оказалась порочной и с далеко идущими последствиями, став одним из спусковых крючков развала Советского Союза.
Автор:
Юрий Апухтин
Использованы фотографии:
skpkpss.ru
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх