Свежие комментарии

  • Александр Денисов25 февраля, 19:27
    Наличие гос. награды помогает избежать тюремного заключения. Это типа, пусть будет, а если статью вешать будут, так и...«Какое Отечество,...
  • Виталий Литвинов25 февраля, 19:21
    Михеев сменил риторику, горой стоял за Путина и вот переобулся, полез в политику. захотелось власти и побольше денег...."Многие могут зар...
  • Борис Баженов25 февраля, 19:21
    Во, как!!! Реалии в СССР уже кажутся пропагандой? Согласен, даже не вериться, насколько там было все в пользу рабочег..."Многие могут зар...

Чем обернется для Киева попытка применения «Байрактаров» против надводного компонента Черноморского флота ВМФ России?

Чем обернется для Киева попытка применения «Байрактаров» против надводного компонента Черноморского флота ВМФ России?

Как известно, весьма успешное применение Военно-воздушными силами Азербайджана на Карабахском театре военных действий турецких ударно-разведывательных БПЛА «Bayraktar TB2», в течение первых нескольких дней с момента начала очередного эскалационного витка обрушивших сразу несколько ключевых объектовых и зонально-объектовых противовоздушных «зонтиков» Армии обороны НКР и войск ПВО Армении, произвело настоящий фурор, как в кругах наиболее русофобских «горячих голов» оборонного ведомства «незалежной», так и в не отличающемся должным уровнем компетентности и дальновидности командовании украинских ВМС.

И, как показал дальнейший мониторинг медиапространства «незалежной», азербайджанский опыт боевого применения «Байрактаров» не только был ошибочно интерпретирован представителями Минобороны Украины в качестве некой эталонной методики применения ударно-разведывательных дронов данного типа на любых театрах военных действий.

Он превратился для нашего безбашенного и не в меру агрессивного юго-западного соседа в своеобразный мотивационный драйвер в пользу заключения с компанией «Baykar Makina» многомиллионных сделок на закупку нескольких десятков БПЛА «Bayraktar TB2».

А также в пользу выработки концепции применения турецких дронов против надводного компонента Черноморского флота ВМФ России (в случае роста градуса напряженности на Азово-Черноморском условном ТВД).


Чем окончится попытка применения БПЛА «Bayraktar TB2» в вероятных провокациях на Черноморском ТВД?


Столь однозначный вывод невольно напрашивается после детального ознакомления с недавним заявлением командующего ВМС Украины Алексея Неижпапы, в котором украинский военачальник анонсировал начало поставок ударно-разведывательных комплексов на базе БПЛА «Bayraktar TB2» в ВМС Украины уже в 2021 году.

По его словам, двумя первоочередными пунктами в перечне задач турецких многоцелевых БПЛА станут осуществление оптико-электронной, радиотехнической и радиолокационной разведки (в последнем случае речь может идти о глубоко усовершенствованной модификации «Байрактара», оснащённой бортовым АФАР-радаром с реализацией режима синтезированной апертуры и интерферометрическими антеннами радиотехнической разведки) на Азово-Черноморском ТВД, а также поддержка действий ВМСУ на побережье, в литоральной зоне и акватории Черного и Азовского морей.

Не трудно предположить, что на фоне всеобъемлющей оперативно-стратегической поддержки «незалежной» со стороны Лондона и Вашингтона (включая грядущее возведение в порту Одессы и Очакове причальной инфраструктуры для швартовки фрегатов и эсминцев ВМФ Великобритании, а также оперативной базы ВМС США), под вторым пунктом в перечне задач для закупаемых «Байрактаров» вполне может скрываться непосредственное участие в традиционных для Киева «силовых пикировках» с патрульными катерами БОХР ПС ФСБ России и провокациях с «прорывами» через Керченский пролив.

Тем более что почва для подобных провокаций стала куда благодатней после ратификации Верховной Радой законопроекта № 8361 «О прилегающей зоне Украины», предусматривающего расширение контролируемой зоны открытого моря (прилегающего к территориальным водам «незалежной») с 12 до 24 миль.

И здесь возникает вполне логичный вопрос: каковы характер и степень угроз, исходящих для БОХР ПС ФСБ и надводного компонента Черноморского флота ВМФ России со стороны звеньев или эскадрилий «флотских» «Bayraktar TB2» ВМСУ?

Так, располагающие относительно небольшой ЭПР (около 0,2–0,3 кв. м) и барражирующие в украинском или нейтральном воздушном пространстве над западной частью Черного моря, ударно-разведывательные дроны «Bayraktar TB2» вполне способны запеленговать катера БОХР ПС ФСБ и надводные корабли ЧФ ВМФ России либо посредством турельных мультиспектральных оптико-электронных комплексов MX-15D WESCAM (в благоприятной метеорологической ситуации на удалении порядка 100 км), либо посредством бортовых комплексов радиотехнической и радиоэлектронной разведки (по излучению общекорабельных РЛС «Фрегат-М2М», «Позитив-М1.2» или комплексов связи и обмена тактической информацией).

Затем может быть осуществлено целеуказание заступившим на боевое дежурство береговым ПКРК РК-360МЦ «Нептун» с итоговыми пусками ПКР Р-360.

Между тем, используемые «Байрактарами» в ходе целеуказания защищённые радиоканалы обмена тактической информацией с наземными пунктами боевого управления или ПБУ противокорабельных дивизионов ПКРК «Нептун», превратят беспилотники в радиоизлучающие источники, успешно пеленгуемые средствами РТР/РЭР воздушного базирования ВКС России.

После чего для перехвата дронов могут быть задействованы либо многофункциональные истребители Су-35С и перехватчики МиГ-31БМ, либо запущенные по целеуказанию дальнобойные ЗУР 9М82МВ развернутых на территории Республики Крым зенитно-ракетных систем С-300В4.

Столь же оперативно (по излучению терминалов обмена тактической информацией с пребывающими в воздухе «Байрактарами») средствами РТР/РЭР ВКС России будут обнаружены и пункты боевого управления дронами. После чего по ним будет нанесен удар «Искандерами-М».

И это не говоря уже о том, что в случае занятия эшелона в 1900–2000 м в воздушном пространстве «незалежной» над Одесской областью, «Байрактары» будут автоматически оказываться в пределах радиогоризонта радаров подсвета и наведения 92Н6Е и 9С32М4 комплексов С-400 «Триумф» и С-300В4. А значит, они могут быть перехвачены данными системами даже без привлечения стороних средств целеуказания.

По-видимому, пребывающие в безумной эйфории от западной поддержки, украинские военные «эксперты» по-прежнему далеки от понимания того, что вышеуказанные радары подсвета на базе ПФАР обладают куда более высоким энергетическим потенциалом (способны обнаружить цель типа «Байрактар» на удалении 200–250 км), помехозащищённостью и чувствительностью приёмных трактов, нежели радиолокационные обнаружители 35/36Д6 ранних модификаций, к сожалению, безуспешно применявшиеся войсками ПВО Армении (в составе ЗРК С-300ПТ/ПС) против азербайджанских «Байрактаров».

Естественно, в вышеописанной ситуации ни о каком выходе украинских «Байрактаров» на рубежи пуска управляемых боеприпасов MAM-L и противотанковых управляемых ракет L-UMTAS по патрульным катерам БОХР ПС ФСБ и надводным кораблям Черноморского флота не может быть и речи.

Поскольку носители первых будут уничтожены на удалении порядка 100–150 км от западного побережья Крыма.

Что же касается запущенных дозвуковых ПКР Р-360 «Нептун», то низкая маневренность и ЭПР порядка 0,2 кв. м превратит их в отличные цели не только для корабельных ЗРК средней дальности «Штиль-1» (размещённых на фрегатах «адмиральской серии» пр. 11356Р «Буревестник»), но и для турельных ЗРК самообороны «Гибка-Р» (размещённых на малых ракетных кораблях пр. 21631 «Буян-М»).
Автор:
Евгений Даманцев
Использованы фотографии:
Укроборонпром
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх