Свежие комментарии

  • Bata шикельгрубер
    Наши полицаи очень любят диких детей гор, им и сроки символические (это если совсем замять дело нельзя) и снисхождени...Роман Ковалёв, ко...
  • Минахим Бегин
    А чубайса пидара в одну камеру с лёшенькой анальным.Неужели началось?...
  • Александр Ляшенко
    Следи за своей метлой,121 место по шкале Рихтера или ещё какой?Зайди в аптеку и глянь на цены,они чуть меньше чем в к...Позор всероссийск...

Альтернатив Росатому нет: почему у Чехии нет выбора для «Дукован»

Борис Марцинкевич

Альтернатив Росатому нет: почему у Чехии нет выбора для «Дукован»

 

Наш портал уже касался темы внезапно обострившихся отношений России и Чехии, которые, в числе прочего, коснулись и тендера на строительство дополнительного энергоблока в составе АЭС «Дукованы».

 

19 апреля правительство Чехии официально заявило, что оно отстраняет от участия в нем государственную корпорацию России «Росатом». В ответ Росатом заявил, что считает принятое решение полностью антирыночным, исключительно политическим и выразил сожаление по поводу того, что Чехия лишает себя возможности подписать крупный контракт, локализация которого внутри этой страны могла составить до 70%. С учетом того, что предполагаемая контрактная цена должна составить не менее 6 млрд евро, «выстрел в ногу», мужественно совершенный героическим правительством Чехии обошелся бизнесу этой страны в более, чем 4 млрд евро. Даже в наши бурные времена – немалая сумма, тем более для государства, которое к флагманам Евросоюза никто не относит.

Что означает исключение Росатома из чешского тендера?

Комментарии по этому поводу в российских СМИ были весьма громкими. Вот несколько достаточно характерных цитат из разных источников.

«Сейчас к Чехии надо относиться так же, как к Польше. Называя вещи своими именами, как к врагу.

Для меня странно, что «Росатом» вообще подпустили к этому тендеру. Потому что Евросоюз обычно российских атомщиков на свою территорию не пускает».

«Чехии терять нечего. Они идут на эскалацию. У них есть определенная цель — вывести американцев на рынок атомной энергетики в Чехии, все».

«Ситуация вокруг отношений Чехии и РФ может задеть проект “Северный поток – 2” в свете эскалации напряженности между Россией и Западом».

И так далее, и тому подобное, причем с одной обязательной характеристикой: за этими фразами не следует никаких доказательств, никакого обоснования. В таких случаях имеется только один способ проанализировать, насколько все эти гипотезы соответствует фактам, причем изложенным в открытых источниках информации.

Условия предстоящего тендера

Для начала стоит припомнить, как выглядит ситуация вокруг тендера – когда и кто его будет проводить, кто будет определять его победителя. В июле 2019 года чешское правительство одобрило строительство блока электрической мощностью 1 200 МВт на АЭС «Дукованы». Строительство должно начаться до 2030 года и завершиться между 2035 и 2040 годами, стоимость контракта должна составить около 140-160 млрд чешских крон (от 5,9 до 6,4 млрд долларов). Победитель тендера должен быть объявлен до конца 2022 года, его проведение поручено ČEZ, при этом правительство Чехии в мае 2020 года взяло на себя обязательство предоставить ČEZ кредит, покрывающий 70% стоимости нового энергоблока.

Еще раз. Проводить тендер будет ČEZ. В 2022 году. Начало строительства – 2029 год. Окончание строительства, как определили уже после июля 2019 года – 2036 год. Только эти даты должны бы заставить призадуматься – а стоит ли закатывать истерику в 2021 году, если до начала строительства еще 8 лет?

Еще один момент, связанный с информацией, опубликованной в наших федеральных СМИ менее года тому назад.

ТАСС, 28 мая 2020 года. «Андрей Бабиш, премьер-министр Чехии, отвечая на брифинге на вопросы журналистов относительно тендера на достройку АЭС «Дукованы», заявил следующее. «Компанию-подрядчика по проекту строительства нового энергоблока АЭС «Дукованы» будет выбирать правительство, которое придет к власти в 2021 году по итогам очередных парламентских выборов в республике. Этот проект не будет реализовывать действующее правительство. Государство еще в 2024 году будет иметь возможность отказаться от него. Правительство, которое придет после нас, может принять решение об этом. Также будущее правительство примет решение о том, кто будет поставщиком».

Прочитайте внимательно эту цитату еще раз: после парламентских выборов, который пройдут в Чехии 8-9 октября 2021 года, к власти придет новое правительство, которое будет иметь право перечеркнуть все решения по тендеру «Дукованы», принятые правительствующим, действующим в настоящее время. То же самое, но другими словами: правительство Бенеша имеет полное право объявлять любые правила проведения тендера – они будут реализованы либо не реализованы правительством, которое будет сформировано после осенних выборов 2021 года. С учетом того, что начало строительства планируется на 2029 год, времени вполне достаточно для чего угодно – для отмены тендера, для пересмотра его условий, для изменения состава его участников и так далее. Заявление об исключении Росатома из тендера от дня парламентских выборов в Чехии отделяет всего полгода – уже это является поводом задуматься, что же именно мы наблюдаем: разрыв отношений с российским атомным энергетическим проектом или же начало предвыборной борьбы, тактика которой определяется внутриполитическим раскладом между различными партиями этой страны?

České Energetické Závody

Стоит обратить внимание и на то, что тендер будет проводить не правительство Чехии, состав которого зависит от того, как будет складываться правящая коалиция, а ČEZ, České Energetické Závody. Это компания, 70% акций которых находится в собственности государства. Это – конгломерат 96 компаний, 72 из которых расположены в Чехии и их ключевой областью деятельности является производство и дистрибуция электроэнергии.

ČEZ владеет электростанциями всех типов, ČEZ отвечает за все поставки, то есть за всю систему ЛЭП и подстанций, ČEZ подписывает контракты и договоры с конечными потребителями. ČEZ была хребтом экономики ЧССР, и никакие ветра приватизаций, засилья компаний из «старой Европы» ничего не изменили: государство Чехия умудрилось никому не отдать контроль над одной из важнейших, стратегических отраслей свой экономики. И именно профессионалам-энергетикам правительство Чехии выдало полномочия на проведение тендеров, тем самым зафиксировав нехитрый принцип: правительства приходят и уходят, а ČEZ продолжает работать.

Политики Чехии сами себе запретили вмешиваться в дела профессионалов-энергетиков, оставив им развязанными руки уже хотя бы для того, чтобы именно эксперты ČEZ определяли, насколько предложения участников тендера соответствуют не неким политическим симпатиям и антипатиям, а заявленным техническим условиям. За все дни, миновавшие с момента принятия правительством Чехии решения по Росатому со стороны ČEZ не последовало ни одного заявления, что, в общем-то позволяет оценить позицию этой компании – какой смысл что-то заявлять, если через полгода придет новое правительство и все может измениться быстро и радикально? Впрочем, предсказывать итоги выборов – занятие неблагодарное, расклад русофобских сил и прагматиков в будущем парламенте Чехии может оказаться каким угодно. Было бы здорово, если бы нашелся профессиональный политолог, который смог бы сделать качественный анализ того, что происходит в политическом мире Чехии, но чего пока что нет – того нет, потому возвращаемся к ситуации вокруг предстоящего тендера по достройке АЭС «Дукованы.

Потенциальные участники тендера

Изначально, летом и осенью 2020 года, о своем желании участвовать в тендере высказали шесть компаний: американская компания Westinghouse, французская EDF, китайская CGNPC (China General Nuclear Power Group, одна из трех китайских атомных корпораций), Mitsubishi ATMEA (консорциум французской Orano и японской Mitsubishi) и российский Росатом.

Первым покинуло тендер Mitsubishi ATMEA, но тут никакой политической подоплеки не было – этот консорциум не способен предъявить ни одного действующего энергоблока на базе реактора ATMEA-1, этот проект вот уже несколько лет остается исключительно «бумажным». Очевидно, что на этом шаге настояли эксперты ČEZ – они прекрасно осведомлены, чем заканчивались подобного рода проекты.

Французская компания Areva в 2004 году стала победителем тендера на строительство в Финляндии АЭС «Олкилуото», не имея ни одного референтного блока с реактором EPR-1600 у себя на родине – строительство, которое должно было завершиться в 2009 году, продолжается и в настоящее время.

В 2008 году Westinghouse подписала контракт на строительство сразу восьми энергоблоков на базе реактора АР-1000 в Китае – в 2019 удалось достроить только четыре, опоздание составило четыре года при двукратном превышении начальной сметы. Отказ от совершенно неоправданного риска при наличии вот такого отрицательного опыта был совершенно разумным, и потенциальных участников тендера осталось пять.

25 марта 2021 года правительство Чехии официально сообщило, что к тендеру не будет приглашена китайская компания CGNPС, чему вообще никто не удивился – эта компания находится под «персональными» дискриминационными мерами со стороны США. Удивляться можно только тому, что Китай даже не пытался заменить своего претендента на CNNC (China National Nuclear Corporation), но никаких комментариев со стороны правительства Китая не последовало.

Если отталкиваться от той информации, которая имеется на день сегодняшний, то, после исключения из числа претендентов Росатома, то «триумвират» оставшихся выглядит следующим образом: американская компания Westinghouse, французская EDF и южнокорейский концерн KHNP (Korea Hydro and Nuclear Power), который является машиностроительным подразделениям компании KEPCO (Korea Electric Power Company). Не одна американская компания, которую, прости господи, «чехи продвигают на рынок атомной энергетики», а три компании от трех стран. Вот и смотрим, что из себя эти компании представляют, а уже потом думаем – кто кого куда продвигает.

«Триумвират» компаний, оставшихся в тендере

Westinghouse, которая три года назад, в 2018 году, прошла через процедуру очередного банкротства, сменила владельца контрольного пакета акций – от японской Toshiba он перешел к американской инвестиционной компании Brookfield Business Partners.

Отметим, что в феврале 2021 года генеральный директор Brookfield Business Partners Сайрус Мэйдон объявил о том, что его компания рассматривает возможность частичной или полной продажи Westinghouse Electric Company LLC. Подробностей в открытых источниках пока не появлялось, но в том случае, если очередная перепродажа Westinghouse действительно состоится, нельзя исключать и того, что новые владельцы примут решение отказаться от участия в тендере на достройку «Дукованы».

Компании Westinghouse принадлежат патенты, авторские права и лицензии на реактор АР-1000, на базе которых в 2019 году были четыре энергоблока – по два на АЭС Sanmen (Саньмен) и на АЭС Haiyang (Хайянг) в Китае. Строительство двух энергоблоков на базе АР-100 в составе АЭС V.C. Summer в США прекращено в 2017 году в связи с банкротством Westinghouse, в настоящее время происходит распродажа оборудования, которое успели доставить на строительную площадку. Строительство еще двух энергоблоков на базе АР-100 в составе американской АЭС Vogtle (Вогтль) продолжается, но сооружение ведет не Westinghouse, а Southern Company, которая изначально была заказчиком этого проекта. После смены владельца Westinghouse не участвовала и не участвует в строительстве – другими словами, никаких инициатив на рынке реакторостроения за «обновленной» Westinghouse не числится. Электрическая мощность реактора АР-1000 составляет 1 000 МВт, что не совпадает с условиями чешского тендера.

Государственная французская компания EDF намерена участвовать в тендере на достройку «Дукованы» с проектом реактора EPR-1600, патенты, авторские права и лицензии на который она переняла у другой государственной компании – Areva, которая в свое время и была разработчиком EPR-1600.

Причина такого перехода – то, что Areva избежала банкротства только за счет активного вмешательства правительства Франции и реструктуризации, завершением которых стал ребрендинг, в результате которого бывший флагман французского реакторостроения получил название Orano. В активе EDF как компании-вендера – совместное с Areva и китайской CGN строительство двух блоков на базе EPR-1600 в составе АЭС «Тайшань», продолжавшееся с 2009 по 2019 год. Ввод в эксплуатацию состоялся вполне удачно, единственная небольшая проблема – двукратное увеличение сметы и сроков строительства. Кроме того, EDF совместно со своей дочерней компанией Framatome переняла у Areva строительство третьего энергоблока на АЭС «Олкилуото», которое было начато в августе 2005 года. Разрешение на первую загрузку топлива в реактор государственный регулятор Финляндии выдал 26 марта 2021 года, физический пуск ожидается в октябре этого года – опоздание составит 12 лет, начальная смета превышена втрое. С 2007 года EDF ведет строительство третьего энергоблока на АЭС «Фламанвиль» у себя на родине, запуск должен был состояться в 2012 году, 28 марта 2021 года атомный регулятор Франции зафиксировал очередное допущенное отклонение от проекта, строительство продолжается. Электрическая мощность реактора EPR-1600 составляет 1 600 МВт, что не совпадает с условиями чешского тендера.

Южнокорейская KEPCO – разработчик реактора третьего поколения APR-1400, правообладатель этого проекта, компания получила сертификат соответствия в Южной Корее в 2002 году, в США – в 2015 году, в Евросоюзе – в 2017 году. Референтный энергоблок в составе АЭС Shin-Kori введен в эксплуатацию в 2016 году, в 2019 году там же начал работу второй идентичный энергоблок, в 2020 году начата работа первого энергоблока АЭС Barakah в Объединенных Арабских Эмиратах, в марте 2021 года началась загрузка топлива в активную зону второго реактора в составе той же АЭС.

Контракт с ОАЭ был первым зарубежным опытом КЕРСО с реактором APR-1400, всего там будет построено таких четыре энергоблока – столько же, сколько и в составе АЭС Shi-Kori. Отметим, что в отличие от своих французских и американских коллег, южнокорейская компания ни разу не позволила себе вольностей ни со сроками строительства, ни с контрактной стоимостью. Но, в отличие от АР-1000, EPR-1600 и российского ВВЭР-1200, с которым Росатом намеревался выйти на тендер «Дукованы», южнокорейский APR-1600 относится не к поколению III+, а к поколению III. Электрическая мощность APR-1400 составляет 1 340 МВт, что не совпадает с условиями чешского тендера.

Баланс энергетической отрасли Чехии

Как мы видим, во всех трех случаях ČEZ имеет формальный повод отказать всем оставшимся претендентам – мощности американского, французского и южнокорейского реакторов не совпадают с тем номиналом, который согласован чешским правительством нынешнего состава: 1 000 МВт, 1 600 МВт и 1 340 МВт вместо согласованных 1 200 МВт. Совпадает с условиями тендера ровно один реактор – ВВЭР-1200.

Можно ли считать это неким случайным совпадением? Для тех, кто знаком с историей отношений России и Чехии в атомной отрасли, кто знаком с историей предприятия «Шкода Ядерное Машиностроение» и Опытно-Конструкторского Бюро «Гидропресс» ответ достаточно очевиден. Но учитывать нужно не только сотрудничество России и Чехии в атомной энергетике, но и то, как выглядит энергетическая отрасль Чехии на сегодняшний день – с учетом все более жестких требований Евросоюза касательно развития ВИЭ и декарбонизации энергетики. Учитывать это необходимо – ведь правительство Чехии, принимая решение о необходимости строительства дополнительного энергоблока АЭС «Дукованы», делало это не из-за неистовой симпатии и даже любви к атомной энергетике. Как и правительство любой другой страны, входящей в состав ЕС, Чехия беспокоится о том, чтобы был полностью и надежно удовлетворен нынешний и перспективный спрос на электроэнергию и о том, чтобы штрафы за выбросы углекислого газа, размеры которых Еврокомиссия увеличивает едва ли не ежегодно, не поставили энергетическую отрасль на грань экономического коллапса. А баланс производства энергии в Чехии на конец 2019 года выглядел следующим образом: 40% электроэнергии вырабатывалось на двух АЭС, 12% – за счет ВИЭ, 37% – угольными электростанциями и 11% – электростанциями газовыми. По уровню развития ВИЭ-сектора и по количеству выбросов углекислого газа Чехия занимает в ЕС третье место с конца, и пока что гипотетическое появление пятого энергоблока АЭС «Дукованы» в 2036 году не спасает от давления и штрафов со стороны Еврокомиссии прямо сейчас, весной 2021 года. Об этом – в следующем материале нашего портала.

 


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закончил физический факультет Тартуского университета. Интересуется энергетикой и её освоением, влиянием энергетики на экономику, политику, на нашу повседневную жизнь. Главный редактор аналитического журнала Геоэнергетика.info.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх