Белорусский вопрос

Что это такое?

Давайте представим русского человека старшего поколения, родившегося в конце сороковых — пятидесятых годах прошлого столетия, скажем, в Одессе. Раннее детство его прошло в эстонском Тарту; в школу он пошёл в украинском Львове, закончил школу под Ленинградом. Потом переехал в Москву… И всюду, где он оказывался, была его страна. И Одесса, и Тарту, и Львов, и Ленинград были для него родной землёй. До беловежского сговора трёх советских политиков, объявивших, что той страны больше не существует, что и Одесса, и Львов, и Тарту, и Минск – это заграница, было ещё далеко…

А когда нашему провинциалу довелось побывать в Белоруссии, он навсегда запомнил, какой несокрушимой силой веет от мемориальных каменных фигур защитников Брестской крепости, удерживавших в 1941-м западные рубежи его родины…

Какое это имеет отношение к белорусскому вопросу наших дней?

И, собственно, что это такое – белорусский вопрос?

Попробую объяснить, сославшись на комментарии, которые стали встречаться тут и там (в российских, белорусских, украинских СМИ) после встречи В. Путина и А. Лукашенко в Сочи 7 февраля. Ничего, кроме недоумения, эти комментарии не вызывают.

В одном из уважаемых российских изданий прочитал: «На интеграции России и Белоруссии поставили крест». Кто поставил? Когда? Для меня – русского, россиянина, москвича – «заграничная» Республика Беларусь была и остаётся родной землёй. И неужто для жителей Белоруссии, которые говорят, думают, пишут по-русски, Россия – «заграница»? А документ под названием «Союзный договор» кто-то разве денонсировал? Или прикажете считать этот документ – отныне и навсегда – пустой бумажкой? Вообще, стоило бы лучше понять, кто, помимо наших западных «партнёров», так упорно рвётся «поставить крест» на интеграции двух частей некогда одной страны.

Ещё цитата: «Запад может, конечно, вбить клин в отношения России и Белоруссии» (комментарий одного из белорусских политологов). Это как? Захотел Запад (в лице, допустим, того же Помпео) «вбить клин» в российско-белорусские отношения – и готово? А вот некто Шрайбман из Белоруссии: «Очередные провальные Сочи… Это конец старой модели дружбы».

Под однообразием этих тенденциозных комментариев попыталось «авторитетно» подвести черту украинское издание «Диалог.UA»: «В Сочи закончились ничем очередные переговоры президентов РФ и Беларуси Владимира Путина и Александра Лукашенко по поводу нефти. Белорусский лидер отбыл домой в плохом настроении и без заявлений для прессы».

А ещё одно российское издание, тоже уважаемое, за день до встречи в Сочи решилось на всеобъемлющее пророчество: «Экспертное сообщество полно прогнозов, так или иначе сводящихся к тому, что очередная встреча закончится для Лукашенко так же, как и все предыдущие, – ничем… Ничего нового встреча 7 февраля принести не может». И подразумевалось: раз третья за два месяца встреча закончится для Лукашенко «ничем», то для его российского визави это тоже не выигрыш. Мол, тогда и встречаться незачем.

Подобные комментарии будут появляться – и засорять информационное пространство – до тех пор, пока мы будем ошибочно предполагать, что на встречах президентов РФ и РБ центральным сюжетом, стержнем, главным содержанием переговоров являются такие вопросы, как размер скидки на кубометр газа или цена барреля нефти. Или, скажем, президенты заняты спорами о сравнительных преимуществах концептов «углублённая интеграция» и «суверенитет».

Полагаю, насущная необходимость встреч В. Путина и А. Лукашенко, продолжительность этих встреч, их частота в первую очередь вызваны тем коренным обстоятельством, что белорусский вопрос – это и русский вопрос. Их не разорвать. Кое-что нам подсказывает русский язык, удерживающий почти три десятка лет такие вошедшие в обиход устойчивые словосочетания, как «ближнее зарубежье» и «постсоветское пространство».

Российская Федерация и Республика Беларусь друг для друга – не просто зарубежье, а зарубежье ближнее, хотят того политики или нет. РФ и РБ останутся в «ближних» отношениях независимо от колебаний переговорного процесса между главами государств или остротой информационных атак на перспективу их союза.

И точно так же две бывшие советские республики, ныне два независимых государства останутся частями одного постсоветского пространства (геополитического, геоэкономического, геокультурного – какого хотите), то есть чего-то единого, что не распадается на энное число не зависящих друг от друга «субъектов международных отношений».

Это не игра слов. Это реальность, отражённая в языке, на котором говорит народ. Хотя природу «постсоветского» единства и способы согласования образующих его интересов ещё только предстоит определить. Попытками такого определения, в разной степени удачными, и выступали различные формы интеграции (СНГ, ОДКБ, ЕАЭС и др.)

Рано или поздно Александр Григорьевич Лукашенко и Владимир Владимирович Путин покинут посты президентов, а Республика Беларусь и Российская Федерация останутся. Понимание этого обстоятельства, далеко выходящего за рамки конъюнктуры, присутствует в переговорах двух лидеров – это видно хотя бы по тому, насколько краткими, сдержанными остаются отзывы участников переговоров о содержании их бесед.

Белорусский вопрос – самая актуальная на сегодняшний день попытка определить модус нового единства, исходя из понимания необратимости исторического переворота, произошедшего в 1991 году.

 

Источник

Источник ➝

«Мы их душили, душили...» – как Кучма учил Крым и русинов родину любить

От Кравчука до Зеленского – хроники государственной русофобии. Часть третья.

Статья первая

Статья вторая

Предыдущую статью, посвящённую принудительной украинизации образования, языковой реформе и саботажу Европейской хартии региональных языков, мы закончили на том, что в 1996 г. правительство «европейской державы» разработало программы украинизации русскоязычных регионов, удушения русской прессы, культуры и даже науки.

Ваш покорный слуга, например, при написании диссертации должен был определить, что будет на обязательном украинском языке – основной текст или автореферат.

Выбрал, конечно, автореферат. Хотя в чём смысл автореферата на украинском, если его не смогут прочесть? Ведь тематика моей диссертации – о возможности захоронения чернобыльских радиоактивных отходов в геологических формациях – простите за нескромность, до сих пор остаётся актуальной для всей Европы…

Однако вернёмся в 1996 год. Тогда на Украине было прекращено прямое вещание Первого российского канала (ОРТ), Ещё в 1992 г. была прекращена трансляция «Радио-1», а в 1994 г. – радиостанции «Маяк». Тогда же из зоны уверенного приёма было исключено РТР. К концу 90-х – началу 2000-х с Украины оказались вытеснены и печатные издания. «Украинская пропагандистская машина, не слишком эффективная и лишенная интеллектуальной составляющей, в условиях информационной монополии оказалась достаточно действенным средством, – вспоминал киевский политолог Ростислав Ищенко. – Конечно, желающие могли достаточно легко получить альтернативную информацию (в конце 90-х лавинообразно развился интернет и появилось кабельное телевиденье. – Д.С.), но ведь большая часть населения политические новости всегда получает из наиболее доступных источников».

В 1990-е годы безальтернативность информации на Украине для большинства её потребителей позволила перейти от мягких вариантов украинского шовинизма к восприятию неонацизма, развернув в эту сторону «наиболее подготовленную» часть общества. Галицкие фашисты становились рукопожатными в верхах, вхожими на телеканалы. Конечно, даже они ещё не решались прославлять Бандеру, Шухевича, дивизию СС «Галичина» и шуцман-батальоны, но идеологов запрещённой в России группировки ОУН* в 1999 г. я уже изучал в аспирантуре по программе Института философии НАН Украины (директор – упомянутый в первой части нашего цикла Мирослав Попович).

Одновременно преподавание гуманитарных дисциплин переводилось и в системе среднего образования на русофобские рейки. Только фонд Сороса выпустил более 90 наименований учебников и пособий по истории (подготовленных, в основном, канадской диаспорой), где Россия изображалась «извечным и главным историческим противником Украины».

Вот рисунок из учебника для средней школы, смакующий «разгром» «украинским войском» (на самом деле, польско-татарским) «москальских оккупантов» в так называемой Конотопской битве. Что при этом должен был чувствовать русский ребёнок, «педагогов»-сорососов не волновало.

Конотопская битва

Наконец, в вышедшем под авторством Кучмы катехизисе украинства под названием «Украина – не Россия» Кучма вывел запрещённую в России группировку УПА* продолжателями «святого дела борца за независимость Украины» – Мазепы (хотя никакой Украины тот, естественно не знал, собираясь передать Малороссию Польше, а сам заполучить парочку белорусских уделов). Леонид Данилович очень радовался, что именно при нём лик Мазепы явился на национальной валюте.

Крым под украинской властью

Новороссийские регионы, и в первую очередь, автономный Крым этому пытались сопротивляться. Впрочем, реальную автономию русского полуострова Кучма ликвидировал в первые же месяцы своего президентства. 17 марта 1995 г., Верховная Рада приняла постановление, которым упразднялся институт президента Крыма. «Это произошло вопреки всем международным нормам и сегодня может послужить одним из доказательств незаконности нахождения полуострова в составе Украины, грубого игнорирования прав крымчан со стороны Киева, – писал первый и последний президент Республики Крым Юрий Мешков. – Захват Крыма силой оружия явился ни чем иным как фактом оккупации Крыма Украиной». Украинский спецназ тогда захватил здание Верховного Совета Крыма. Командовал операцией лично министр внутренних дел Украины.

Вслед за этим правительство приступило к реализации программ принудительной украинизации. 31 июля 1996 г. кабмин направил правительству Крыма письмо 14056/2 «О мерах, направленных на идеологическое обеспечение статуса Крыма как составной части Украины». В соответствии с этим планом 27 августа 1997 г. Совет министров Крыма принял постановление «О программе развития сети общеобразовательных учреждений, классов с украинским, крымско-татарским языками обучения, школ и классов с двумя языками обучения». При этом ни малейшего спроса на украинские школы в Тавриде не было.

Что же касается высшего образования, то 15 декабря 1997 г. замминистра культуры Украины с характерной фамилией Рожок, ссылаясь на поручение кабмина Украины от 27.11.97 г., потребовал предоставить график перевода всех вузов Тавриды на украинский язык преподавания, что повлекло массовое сокращение преподавательского состава с постепенной заменой его на прибывших с «большой Украины». Покинуть вузы, а порой полуостров вынуждены были даже доценты и профессора. Так, на филологическом факультете Симферопольского университета из 25 сокращённых ставок 23 пришлось на отделение "Русский язык и литература".

Так булО ещё недавно

20.08.97 г. начальник Главуправления юстиции в Крыму издал предписание (№1230/0112) всем нотариальным конторам в течение полутора месяцев перевести делопроизводство и оформление нотариальных документов на украинский язык.

Высший представительский орган республики пытался сопротивляться произволу, приняв 15.10.97 г. постановление (1337-1) «О функционировании русского языка на территории Автономной Республики Крым». Согласно этому документу, русский был признан официальным языком и языком делопроизводства на территории полуострова, а язык обучения в АРК определялся «с учётом права граждан на свободный выбор». Однако прокурор Крыма В. Шуба, во исполнение окрика Кучмы, подписал представление (№7-399 от 27.10.97 г.), по которому данное постановление ВС АРК якобы не соответствовало конституции и законам Украины. Из определения следовало, что высший представительский орган автономии не вправе заниматься вопросами функционирования языков в республике (кстати, тогда же украинской прокуратурой было признано незаконной аналогичное постановление Харьковского горсовета).

В итоге «комплекса мер» уже к началу нового тысячелетия количество часов, отведённых в школах Тавриды на русский языка и литературу, сократилось на 35%. Русская литература была включена в общую программу «мировой литературы», тогда как украинская стала «родной». Соотношение часов на изучение русского и украинского языков составляло 1:3.

Ну и, разумеется, история преподавалась по тем же соросовским учебникам, что по всей Украине.

Украина русинам: «ваши проблемы»

В том же 1991 году, когда свою автономию восстановили жители Тавриды, за возобновление статуса самоуправляемой территории проголосовала Подкарпатская Русь (ныне большей частью Закарпатская область Украины). 78% закарпатцев выступили за восстановление статуса, предусмотренного ещё Сен-Жерменским договором 1919, и осуществлённого в составе Чехословакии в 1939 г.

Подкарпатская Русь по состоянию на 1918 г.

«Русины снова честно выполнили свою историческую миссию – держаться восточного православного массива славян, – заявлял по итогам референдума 1991 г. председатель Сойма подкарпатских русинов, депутат Закарпатского облсовета протоиерей Димитрий Сидор. – Русинам Бог судил жить в Украине. Почти полтора миллиона русинов живут в США, Канаде, Австралии, Югославии, Словакии, Польши, Чехии, Румынии, Венгрии и везде они свободно признаны самостоятельной национальностью кроме Украины, где с этим вопросом украинская власть безосновательно и противозаконно медлит. …Мы, русины, полны желания быть на Украине вместе с украинцами и другими, именно государствообразующим народом с правом равноправно жить в этом государстве, творить добро, беречь Православную Церковь и смело смотреть в завтрашний день. Но при этом смело напоминаем, что в имени "украинец" не существует, к сожалению, древнего корня "рус", а, следовательно, не может Украина считаться только одной лишь правопреемницей Киевской Руси. Тем более непонятна варварская ненависть некоторых украинских чиновников к самому слову "русин". Может, высшие украинские власти и задались целью искоренить не только имя "русин", но и саму память о Киевской Руси, при этом же еще и туманить головы своим гражданам о супердревности украинской нации и провокационно называть земли Словакии, Польши и Югославии (район Бачка – Русский Керестур) этническими украинскими землями, потому что на них живут этнические русины, которых Киев хочет признавать только извечными украинцами. Поэтому… миссия русинов Закарпатья – также и охлаждать горячие головы украинских этнофантастов III тысячелетия».

Прот. Димитрий. Фото автора

«В духовном плане мы, русины, хотим с православной верой, любовью и надеждой жить, трудиться и ждать Второго Пришествия Христова. При этом мы хорошо помним, что Христос Господь обратится к нам, русинам, на Праведном суде именно на материнском русинском языке. И горе будет нам, русинам, если мы не поймем Господа, не узнав своего языка», – подчёркивал о. Димитрий. – За свою же честно выполненную миссию, надеемся правдиво получить награду от Бога – спасение души и Царство Небесное».

Отмеченная предводителем подкарпатских русинов «этнофантастика» стала «документалистикой». Во исполнение поручения кабмина госкомитет Украины по делам национальностей разработал «План мероприятий по решению проблем украинцев-русинов». Вдумаемся в название – не проблемы Украины, многонационального, из разных лоскутков сшитого государства, но закрепившей в своей конституции унитарность и «целостность» (ст. 2). «Проблемы» во множественном числе были придуманы русинам, чье единственное желание – сохранить самобытность. И вот как, перекладывая со своей больной головы на здоровую, Украина принялась решать эти «проблемы».

Собственно, все точки над «і» расставлялись в первом же предложении документа: «Четко очертить и задекларировать, базируясь на положениях Конституции Украины, в частности ее статьи 2, позицию Украинского Государства относительно бесперспективности идей обособления или автономизации Закарпатья на любой основе – культурной, этнической, административно-территориальной и т.п.». Кстати, то, что в «унитарном государстве» существовала автономная республика Крым, когнитивный диссонанс у «можновладців» не вызывало.

«Осуществить систему мероприятий, направленных на закрепление позиций украинскости Закарпатья (язык, культура, подбор кадров и др.)», – как это было опробовано в Тавриде, добавим.

«Предотвратить проведение локальных референдумов с целью определения "самоидентификации" украинцев Закарпатья (русины или украинцы), учитывая, во-первых научную некорректность постановки такого вопроса в принципе и, во-вторых, живую традицию давнего самоназвания "русин", что может повлиять на результаты такого опрашивания и дальнейшую политическую интерпретацию его последствий (проведенное в Восточной Словакии подобное опрашивание дало так называемые "законные основания" для признания русинов Словакии отдельной нацией)». Как видим, «научная некорректность» (с точки зрения «научных фантастов») и некая «живая традиция» стали основанием для вопиюще антиконституционного запрета на референдумы. Прорыв в теории государства и права!

«Осуществить систему мероприятий по идеологической, материальной, кадровой и культурной поддержке украинских общин Восточной Словакии, Венгрии, Румынии, Югославии, Польши…». Другими словами, выявить иванов, не помнящих родства, и через них наладить распределение бочек с варенья и корзин печенья согласившимся признать себя украинцами. Пожалуй, самый фантастический пункт, учитывая подлинно глобальную систему «распилов» и «откатов», в которой до конечного адресата доходили лишь крохи от печенья, что никоим образом не могло стимулировать массовость «украинского движения» в куда более благополучных тогда реципиентах западной помощи.

«Расширить подачу в средствах массовой информации материалов о Закарпатье, акцентируя внимание на том, что этот регион является извечной украинской землей, а местные украинцы – неотъемлемой составной частью украинской нации». Ну да, лет, эдак, миллион: с момента появления протоукров – прародителей человечества. Только почему-то главная вершина Украины, так называемая Говерла, ещё в прошлом веке называлась гора Русская.

Наконец, Генпрокуратуре и МВД вменялось в обязанность «осуществить предупредительно-разъяснительную работу с лидерами и активистами движения "политического русинства"… применять к членам незарегистрированного областного "Общества подкарпатских русинов" и созданного ним "временного правительства" соответствующие нормы действующего административного и уголовного законодательства».

Однако подкарпатские русины, прошедшие в течение столетия через Сигет-Мармарошские процессы, ужасы и концлагеря от прославляемых сегодня создателей «Карпатской Украины», не дрогнули. На IX Всеславянском Соборе в Ужгороде 8-9 мая 2002 года они потребовали от властей Украины «восстановить историческую справедливость: вернуть им законное этническое имя "русины" и право признания коренным народом на своей земле».

«Мы, русины, выполняем и свою, Богом данную миссию, а именно: снова и снова напоминаем трем братским славянским народам (русским, украинцам, белорусам), что именно они являются сепаратистами, разделившими единую духовно-историческую Киевскую Русь на отдельные части. Время одуматься и сделать все возможное, чтобы сохранить высокодуховную православно-славянскую цивилизацию в противовес западной (секулярной, а скоро и оккультно-безбожной), – заявил глава Подкарпатского Сойма. При этом он подчеркнул, что «именно на Украине каноническая Церковь стала объектом нападок со стороны государственных мужей, которые создали себе карманные автокефальные группировки».

О том, как при Кучме шла борьба с Православием – основой единой русской цивилизации, мы и поговорим в следующем материале нашего цикла.

(Продолжение следует)

Дмитрий Скворцов

 

Источник

Операция «Погреб». Как фашисты попались в ловушку, подстроенную детьми

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх