Свежие комментарии

  • Alexander Kneper
    В том то и дело, что это убожество, Горби Меченный, скорее арестовал бы Руцкого, чем ублюдка ЕБН !Кто управлял Ельц...
  • Fialka
    Германия была когда-то кем-то,а в настоящее время она сама полубанкрот ,а по военной части она под каблуком у СШАПожизненный приго...
  • Konstantin Петров
    УЖЕ ЛОКДАУН? НАРЯ...

"Украинские рыцари": Миф о запорожском казачеств

Украинские рыцари: Миф о запорожском казачестве Фото: jo Crebbin/Shutterstock

Украинские идеологические мифы. Два мира: крестьяне-малороссы и запорожские казаки. Кто из них порождение южнорусской культуры, а кто – степной вольницы?

Сформированный культ запорожского казачества сыграл немаловажную роль в формировании украинского мифа. Одни украинские историки сравнивают запорожцев со "средневековыми рыцарскими орденами", другие полагают их как "носителя идеи народовластия с его началом всеобщего равенства, выборности должностей и абсолютной свободы".

Оба вымысла основаны на таких недостоверных источниках, как "История русов". "История русов или Малой России" – политический памфлет, написанный либо в конце XVIII, либо в начале XIX столетия. Автор доподлинно не известен.

На самом же деле жизнь запорожского казачества никак не была похожа ни на рыцарскую, ни на крестьянскую. Казачество было порождено степью – разбойной вольницей.

Запорожское казачество, – как писал его исследователь Н. И. Ульянов (1905–1985), – давно поставлено в прямую генетическую связь с хищными печенегами, половцами и татарами, бушевавшими в южных степях на протяжении чуть не всей русской истории. Осевшие в Приднепровье и известные чаще всего под именем Чёрных Клобуков, они со временем христианизировались, русифицировались и положили начало, по мнению Костомарова, южнорусскому казачеству.

Если посмотреть на быт и занятия крестьянина-малоросса и запорожского казака – это совершенно разные поведенческие типажи.

Фигура запорожца не тождественна с типом коренного малороссиянина, они представляют два разных мира. Один – оседлый, земледельческий, с культурой, бытом, навыками и традициями, унаследованными от киевских времён. Другой – гулящий, нетрудовой, ведущий разбойную жизнь, выработавший совершенно иной темперамент и характер под влиянием образа жизни и смешения со степными выходцами. Казачество порождено не южнорусской культурой, а стихией враждебной, пребывавшей столетиями в состоянии войны с нею.

Важным этапом формирования некоего казацкого самосознания стал "реестр казаков", т. е. взятие на польскую службу ограниченного числа казаков.

Реестровое казачество и особенно его старшина в XVII столетии стремились ополячиться. Но при всём своём желании они не могли стать равноправными "шляхтичами", и это порождало в старшине запорожского казачества желание вооружённым путём добиться равноправия с польским дворянством.

Собственно, само движение Богдана Хмельницкого во многом и было направлено именно на достижение этой цели. Национально-освободительным движение было лишь для малорусского православного мужика, который желал покончить с польским католическим гнётом.

Верхушка же запорожского казачества хотела жить в Речи Посполитой, добившись прав польского дворянства, – отсюда непоследовательность и даже предательство казачьих старшин во время освободительной войны середины XVII в.

Для Малороссии казачество было явлением сторонним. До войны 1648–1654 гг. казаки жили вне её – в "диком поле". Даже гетманский режим в Малороссии установился лишь вследствие войны и перехода под московскую руку, когда московская власть укрепила своим авторитетом положение Богдана Хмельницкого. Из предводителя войска, как писал один историк, он стал правителем края. Так Малороссия была "захвачена" запорожскими казаками, и целое столетие (до разделов Польши) казачество было полновластно в этих обширных землях.

Столетие гетманского режима в Малороссии не прошло бесследно. Написанные в этот период хвалебные и столь же легендарные казацкие летописи легли затем во все последующие "Истории Украины", вышедшие из-под пера украинских историков. Особенно выделялась среди этих "шедевров украинской историографии" упомянутая "История русов". Она стала историко-идеологическим катехизисом сепаратистов. Автор этой "Истории" (доподлинно не известный) приписывает казачеству и гетманству рыцарское и княжеское происхождение, делая их главными действующими лицами малороссийской истории. Хотя доподлинно известно, и это признаёт даже М. Грушевский, что впервые гетманский титул от польского правительства получил Богдан Хмельницкий после первого перемирия, в 1648 г.

Так вслед за вооружённым завоеванием Малороссии казаки и идеологически утверждались солью земли малороссийской.

В современных исторических сочинениях казаки предстают как украинские герои, боровшиеся за свободу Украины с коварными соседями.

Так, в одном учебнике в форме беседы М. Грушевского со своей дочерью история XVII столетия передаётся в таких красках:

Когда во второй половине XVI в. украинские земли оказались под властью польского короля, казаки не покорились его воле и вскоре возглавили национально-освободительную войну украинского народа, руководил которой гетман Богдан Хмельницкий. Но не суждено было Украине надолго стать свободной. Коварные соседи неустанно посягали на плодородные украинские земли. Долго боролись казаки, отбиваясь от Московского царства, Польши и Турции, но с каждым годом теряли свои права. В конце концов, российский царь уничтожил казацкий строй. Украинские земли – в который раз! – оказались под властью нескольких чужих государств.

(Власов В. С., Данилевьска О. М. Вступ до iсторii Украiни. К., 2002. С. 15. Учебник стал победителем конкурса Министерства образования и науки Украины.)

Образ России как врага Украины широко распространён в различной украинской националистической литературе.

Особо отличается этим украинский историк В. С. Власов, автор многих учебных пособий, а также бывший одно время главным редактором научно-методического журнала "Історія в школах України" и научным сотрудником лаборатории исторического образования Института педагогики АПН Украины.

Конотопская битва, – пишет В. Власов, – является ярким примером справедливых войн – войн, направленных на освобождение своего народа от чужеземного господства.

(Власов В. С. История Украины. С. 161.)

Интересно, что это братоубийственное сражение между казаками и татарами гетмана Выговского, с одной стороны, и московскими воеводами – с другой, с точки зрения этого историка, – образец справедливой войны, а Великую Отечественную войну он считает, напротив, "наинесправедливейшей из всех войн". (Власов В. С., Данилевьска О. М. Вступ до iсторii Украiни. С. 224.)

В другом месте этого же пособия Россия видится в столь же негативном виде. "Судьбу Левобережной Гетманщины второй половины XVII – начала XVIII в., – утверждает украинский историк, – определяло непрерывное наступление московского царизма на независимость Украины. С 1659 г. между каждым новоизбранным гетманом и царём заключались статьи-соглашения… шаг за шагом Левобережная Гетманщина из свободного государства превращалась в зависимую область державы "его царского величества". Новую попытку добыть волю и восстановить государственную самостоятельность Украина осуществила во время гетманства Ивана Мазепы (1687–1709). Чтобы освободить Украину, гетман Мазепа решил воспользоваться войной между Московией и Швецией и выступить на стороне шведского короля Карла XII. Тот обещал полную свободу Украине". (Власов В. С., Данилевьска О. М. Вступ до iсторii Украiни. С. 161–162.)

Всё это мифотворчество со старшиной и гетманством запорожским не выдерживает никакой критики. Ни о каком украинском народе они никогда не думали, предел их мечтаний был в отстаивании своего личного благополучия. Благополучие часто связано с предательством того, кому они служили, пролитием крови товарищей и бесславной смертью.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх