Швеция поквитается с Россией за Полтаву

Какие цели наши исторические противники преследуют на Украине?

Швеция поквитается с Россией за Полтаву
Фото: DPA/TACC

На Украине будет создан военный консультативно-учебный центр Европейского союза, сообщил в интервью агентству «Интерфакс-Украина» глава Главного управления разведки Министерства обороны Украины Кирилл Буданов.

Он отметил, что решение об открытии этого центра полностью соответствует повестке дня в сфере безопасности, «стоящей перед всем демократическим миром». Такие действия, по его словам, лишь усилят на институциональном военном уровне дальнейшую европейскую интеграцию Украины.

«Поскольку стремительные и опасные события, которые создает российская власть для всего европейского континента — самый большой системный вызов, с которым столкнулся весь Запад со времен холодной войны», — заявил Буданов.

Он также отметил, что такое военное сотрудничество Евросоюза и Украины будет иметь двойное и двустороннее влияние: в ЕС Украина будет заимствовать инновационную систему военного образования, улучшать учебно-техническую базу, а с другой стороны — украинская армия за последние семь лет получила важный боевой опыт в сдерживании гибридной агрессии.

Таким образом Буданов прокомментировал заявление министра обороны Швеции Петера Гульквиста о возможности отправки шведских военнослужащих на Украину в рамках учебной миссии под руководством Евросоюза.

В России на заявление главы шведского оборонного ведомства уже отреагировали. Посольство России в Швеции напомнило Стокгольму об исходе вторжения на территорию современной Украины во время Северной войны.

— Буданов называет этот центр «военным консультативно-учебным», — отмечает эксперт аналитического портала Rubaltic.ru Алексей Ильяшевич

— Из названия понятно, что это своеобразный утешительный приз для Украины, которая предлагала союзникам создать на своей территории чуть ли не полноценную военную базу. А что в итоге? Приедут пару десятков натовских специалистов, будут позировать перед камерами, раздавать украинским побратимам ценные советы. На передовую, конечно, не сунутся. Украине в борьбе с «российской агрессией» это вряд ли поможет, зато Зеленский получит повод для пиара.

«СП»: — Нужно ли это Киеву? Ему мало американских и еще и британских военных?

— Мало, конечно! Чем больше иностранных военных на территории Украины, тем лучше. Предложите Зеленскому разместить ядерное оружие — он согласится без разговоров. Все это можно использовать как аргументы в пользу того, что Украина интегрируется в ЕС и НАТО.

«СП»: — Вообще-то у ЕС нет своей общей армии, это пока только «хотелки». Страны ЕС по военной силе это слишком разные весовые категории. Какой может быть военный центр в таком случае? Кто там будет заправлять? Немцы? Французы?

— Да это неважно. Пусть кто угодно заправляет — это никоим образом не изменит расклад сил в регионе и не повлияет на ситуацию в Донбассе. Какая разница, будут ли прохлаждаться на Украине французы или шведы? Об усилении реального военного присутствия речь не идет.

«СП»: — А вот Швеция. Вроде они никогда интереса к украинским делам не проявляли, а тут вдруг… Куда они лезут? У них есть свой интерес на Украине?

— Не думаю. У Швеции есть свои «терки» с Россией в акватории Балтийского моря, но это отдельная история. Шведы просто идут в фарватере антироссийской политики Запада. Вносят свою лепту в борьбу «с общим врагом». Не стоит искать в этом скрытый смысл. С такой же инициативой могли выступить и многие другие страны.

«СП»: — Швеция воевала с Россией с множество раз. Сегодня они продолжают быть нашим врагом?

— Не думаю. Швеция сегодня — это далеко не та страна, с которой воевал Петр I. С таким же успехом можно и монголов называть нашими врагами. Швеция банально находится в другой «весовой категории». Её трудно назвать нейтральной страной, но она не входит в НАТО и не совершает чересчур дерзких антироссийских выпадов.

«СП»: — Как Москве на все это реагировать? И надо ли? Ну, пришлют европейцы туда десяток военных инструкторов? Оружия подкинут, ну и что?

— Правильный вопрос: ну и что? Ничего. От того, что в Киеве или других городах за сотни километров от фронта будут ошиваться какие-то «свадебные генералы», ситуация не изменится. Не надо на это реагировать. Тем самым Россия будет только подыгрывать украинской пропаганде.

— Швеция была первоклассной в Европе военной державой, — напоминает редактор «АПН Северо-Запад» Андрей Дмитриев.

— Только было это в XVII столетии. Сперва Петр Великий обыграл Карла XII, ну а через 100 лет точку поставила русская кавалерия, перешедшая по льду Ботнический залов и появившаяся под Стокгольмом.
Сегодняшняя же их активность на украинском направлении, во-первых, обусловлена её довольно жесткой антироссийской позицией, свойственной странам Восточной и Северной Европы.

А, во-вторых, попадает в общий тренд: заметили, что сейчас буквально каждый день возникают разговоры о возможной войне на Украине и о необходимости Западу усилить там свое присутствие? Первую скрипку тут играют американцы, но вот привлекли к делу и ЕС. Это соответствует линии Джозефа Байдена, который, в отличие от ссорившегося с европейцами Дональда Трампа, предпочитает дружить с союзниками по НАТО и «внеблоковой» Швецией в том числе.

Стокгольм сейчас закупил в Штатах ЗРК Patriot на 1 млрд. долларов для защиты от российских баллистических ракет, тоже вполне характерный жест…

Ну а мы должны понимать, что разговорами о Полтавской победе тут делу не поможешь. Важной демонстрацией политической воли мог бы стать давным-давно напрашивающийся шаг с признанием ЛДНР и взятием республик под защиту с помощью российской военной силы.

— Мы недооцениваем Швецию как противника России, а она таковым является, причём — весьма опасным — полагает историк, публицист, постоянный эксперт Изборского клуба Александр Дмитриевский

— Поэтому я бы посмотрел на ситуацию отнюдь не через призму современных украинских реалий.

Безвозвратный упадок военной мощи страны после Северной войны 1700−1721 годов привёл шведских интеллектуалов к изобретению того инструмента влияния, который сегодня называется «мягкой силой». Например, именно стокгольмские интеллектуалы «подсказали» российской профессуре германского происхождения то, что мы называем «норманнской теорией», согласно которой государственность на Русь якобы принесли варяги — предки тех самых шведов, а у восточных славян во времена Рюрика вообще никакого намёка не было.

Прошло всего сто лет после Полтавского сражения, и Швеция из имперской континентальной державы окончательно превратилась в бюргерское государство средней руки, уступив России Финляндию. И здесь начинают происходить далеко не всем понятные «чудеса». А именно то, что в некогда захолустной шведской провинции всего за столетие произошёл полный цикл процесса государствообразования.

Для сравнения: из всех финно-угорских этносов свою полноценную государственность ныне имеют только венгры, финны и эстонцы. Если же посмотреть на финно-угорские страны — Венгрию, Эстонию и Финляндию, то отметим одну очень интересную черту: все они — креатуры Австрии, Германии и Швеции.

Сразу же после создания Великого Княжества Финляндского там возникло мощное течение фенноманов, выступавших за развитие и широкое использование финского языка. Ими были представители шведской интеллигенции, поддерживавшие тесную связь с академическим сообществом в Стокгольме.

Надо сказать, что в те годы Швеция являлась одним из центров передовой научной мысли, оказывая мощное влияние на лучшие умы не только континента, но и всей планеты.

Одним из крупнейших фенноманов был энциклопедист Элиас Лённрот. Первая его научная работа — диссертация о герое финских легенд Вяйнямёйнене привлекла к себе большое внимание исследователей. Потом он получил медицинское образование и почти четверть века проработал земским врачом, но при этом постоянно путешествовал по Финляндии и Карелии. В ходе странствий Лённрот не только занимался медицинской практикой и биологическими изысканиями, но куда больше внимания уделял записи фольклора.

Шведы уже тогда понимали важность собирания и систематизации эпоса: народные сказания — показатель возраста этноса и аргумент его прав на те или иные территории. Для русских национальным эпосом являются былины, для финнов — рунические песни, вошедшие в изданный в 1835 году Лённротом сборник «Калевала».

Нельзя оставлять без внимания тот факт, что основная масса рун из этого сборника была записана в Олонецкой и Архангельской губерниях. Именно там и в те же самые годы русские фольклористы собрали практически все былины киевского цикла: налицо факт серьёзного информационного и психоисторического противостояния двух крупнейших держав Балтийского региона.

Усилия фенноманской интеллигенции сделали колоссальный сдвиг в сознании жителей Великого Княжества Финляндского, и не в пользу России. К началу ХХ века Финляндия для России была примерно тем же, чем ныне для Великобритании являются Австралия и Канада: монарх один, но присутствие метрополии очень ограниченное.

Этнические шведы, либо люди с очень заметными шведскими корнями, и поныне составляют основу элиты Финляндии: не нуждается в комментариях «пятая графа» и тех, кто возглавлял страну на протяжении первых полувека её независимости.

Мало кто задумывался над тем, что государственный гимн Финляндии написан на шведском языке, герб заимствован у династии Ваза, а главный элемент финского флага — варяжский крест, являющийся обязательной фигурой скандинавской вексилологии. Когда в 2004 году проводилось голосование насчёт того, кого граждане считают самым великим человеком Финляндии, то семь мест в первой десятке заняли шведы. Представители этой же нации составляют три четверти персоналий в книге «Сто замечательных финнов».

Так что, потерпев фиаско под Полтавой, шведы весьма преуспели в войне против России чужими руками.

И нынешняя их попытка присутствия на украинских землях — наглядное тому подтверждение.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх