Свежие комментарии

  • галина
    У Пушкиной комплекс неудовлетворенной женщины и конечно ЛГБТшников она прямо обожает и не видит в уп...Каминг-аут Оксаны...
  • галина
    У Пушкиной комплекс неудовлетворенной женщины и конечно ЛГБТшников она прямо обожает и не видит в уп...Каминг-аут Оксаны...
  • ВЛАДИМИР ЛАПИН
    ломики точить, как известно всем, против лома нет приёма......, если нет другого лома."США воюют с нами...

Как прусская пехота стала лучшей в Европе

Как прусская пехота стала лучшей в Европе

Фридрих II в битве при Цорндорфе, 1758 год. Художник К. Рехлинг

Фридрих II, также известный как Фридрих Великий, вошел в историю прусским королем, преданным армии и идеям её развития. В годы его правления (с 1740 по 1786) были заложены основы прусско-германской государственности. Прусская пехота снискала себе славу лучшей в Европе в области подготовки, выучки и стойкости на поле боя. Посоперничать с ней в отваге, смелости и стойкости в бою могли только русские пехотинцы. При этом Фридрих Великий создал прусскую армию не с нуля. Он во многом воспользовался плодами деятельности своего отца Фридриха Вильгельма I, который начал процесс серьезного укрепления прусской армии.

В чем-то здесь повторился сюжет истории про Александра Македонского и его отца Филиппа II Македонского. Армию, которая принесла славу Александру, так же терпеливо собирал и совершенствовал его отец. Но в историю (благодаря уму, харизме и способностям использовать эту армию) навсегда вошел именно Александр Македонский, покоривший со своими войсками большую часть Азии. Так же через многие сотни лет произошло в Пруссии, где король Фридрих Вильгельм I сделал прусскую армию сильнейшей на континенте, но прославились её солдаты в сражениях под руководством его сына Фридриха II в войнах за Австрийское наследство и в Семилетней войне.

 

Экономика должна быть экономной

Основу прусской армии, которая смогла на равных сражаться с Австрией и Россией, заложил король Фридрих Вильгельм I. На долгие 27 лет его правления в Пруссии главными словами в управлении государством стали «экономия» и «контроль». При этом Фридрих Вильгельм I, оставивший о себе память, как о «короле-солдате», начал с себя. Прусский король отличался редкой по тем временам бережливостью, был простым и грубоватым, ненавидел Версаль, роскошь и французов, преследовал мотовство. Экономия касалась его лично. Штат придворных слуг был уменьшен до 8, в королевских конюшнях осталось только 30 лошадей, сокращены были и размеры пенсионов. Только на этом король свёл свой бюджет с 300 до 50 тысяч талеров, собственноручно вычеркивая даже самые незначительные, на первый взгляд, расходы.

Как прусская пехота стала лучшей в Европе

Прусский король Фридрих Вильгельм I

Сэкономленные средства шли на укрепление вооруженных сил, армия была страстью короля. На прусскую армию Фридрих Вильгельм I средств не жалел. В историю вошел случай, когда король отдал доставшуюся ему в наследство коллекцию китайского фарфора курфюрсту Саксонии Августу Сильному за полк драгун. Полк получил порядковый номер 6 и известность, как «фарфоровые драгуны» (Porzellandragoner).

В наследство от отца «король-солдат» получил армию численностью менее 30 тысяч человек. К моменту окончания своего правления в 1740 году в прусской армии служило уже 83 тысячи человек. Армия Пруссии стала четвертой по численности в Европе, уступая лишь Франции, России и Австрии. При этом по численности населения страна занимала лишь 13 место на континенте. Интересной особенностью была любовь короля к солдатам высокого роста. На вербовку таких военнослужащих казна никогда не жалела денег. Любопытной в этом плане была и воинская повинность. Согласно прусским законам, если у крестьянина было несколько сыновей, то двор и хозяйство передавались сыну, обладавшему наименьшим ростом, для того чтобы высокие сыновья не уклонялись от службы в прусской армии.

Именно при Фридрихе Вильгельме I была введена воинская повинность, которая в целом и позволила превратить Пруссию в милитаризованное государство. При этом король не жалел денег на вербовку солдат за пределами Пруссии, но отдавал предпочтение местным кадрам. К завершению его правления 2/3 в его армии были прусскими подданными. В эпоху, когда большая часть государств Европы напрямую зависела от иностранных войск и наемников, это было существенным достижением. Как бы ни были хороши наемники, у них никогда бы не было той же мотивации, что и у подданных прусской короны.

 

Кадры решают всё

Одним из преимуществ, позволившим Пруссии, стать сильной военной державой к середине XVIII века, стали офицерские кадры. Для поднятия престижа офицерской службы в стране было сделано очень много. Главные должности не только в военной, но и в гражданской областях доверялись в Пруссии лишь представителям дворянства. При этом офицерами могли становиться только родовые дворяне, представителей буржуазии в офицерский корпус не принимали. В то же время сама профессия военного обеспечивала хороший доход. Капитан в пехотном полку прусской армии зарабатывал примерно 1500 талеров, что по тем временам было очень приличной денежной суммой.

Как прусская пехота стала лучшей в Европе

Прусский король Фридрих II Великий

Все офицеры получали достойное образование в военном училище, которое представляло собой кадетский пехотный батальон, где имелась отдельная кавалерийская рота. При выходе из училища пехотные офицеры получали звание прапорщика или лейтенанта, в кавалерии - корнета. При этом дети дворянских семей не могли стать офицерами, не получив военного образования. Допускались к обучению и наемники из-за границы, в первую очередь, - из различных протестантских северо-германских земель, а также соседних стран: Швеции и Дании. Несмотря на эти ограничения, получить офицерский чин могли и не дворяне. Это происходило редко, но такие случаи были. Отличившихся служебным рвением и храбростью представителей низших сословий могли произвести в офицеры.

Без наличия военного образования, стать офицером в прусской армии было невозможно. О такой практике, как покупка должностей, которая фактически была узаконена в те годы в некоторых европейских армиях (например, во Франции), в Пруссии даже не слышали. Но при назначении на следующую должность происхождение и знатность не играли никакой роли, а оценивались только реальные военные успехи офицера. Обучение курсантов в кадетском корпусе проходило на протяжении двух лет. При этом курсантов беспощадно натаскивали и муштровали в соответствии с традиционной прусской строгостью (такой же, как и к рядовым чинам армии). Через всё, что выпадало на долю простых рядовых солдат, за два года подготовки проходили и сами офицеры.

 

Непревзойденная скорострельность

Основным преимуществом прусской пехоты, которое ярко выделяло её на фоне пехоты других стран, являлась непревзойденная скорострельность. Упор на огневой бой на дистанции делался всегда и занимал большое место в подготовке войск. Вся тактика прусской пехоты строилась на подавлении противника превосходящим темпом стрельбы с последующей решительной штыковой атакой, до которой в некоторых случаях дело даже не доходило.

Вооружение классического прусского пехотинца эпохи Фридриха Великого состояло из кремневых ружей со штыком, а также сабель или палашей. Ранее других армий Европы в прусской были приняты железные шомпола и воронкообразные затравки, в чем также была одна из причин успеха прусских пехотинцев, но далеко не основная. Основная причина всегда заключалась в подготовке и доведении действий до автоматизма. Прусская пехота всегда следовала своей тактике. Несмотря на использование кремневых ружей, благодаря лучшей подготовке и обучению, прусский пехотинец в минуту делал до 5-6 выстрелов. В свою очередь, пехота австрийской армии (справедливо считающаяся очень сильной в Европе) даже после принятия и внедрения железных шомполов не делала больше трех выстрелов, а при использовании деревянных - этот показатель уменьшался до двух выстрелов в минуту. Прусский пехотинец практически всегда стрелял в 2-3 раза чаще своего противника.

Как прусская пехота стала лучшей в Европе

Прусские батальоны буквально забрасывали неприятеля свинцом, успевая сделать 5-6 залпов по противнику. Моральное влияние от такой быстрой стрельбы было очень сильным. Нередко противник отступал и сдавал позиции на поле боя ещё до рукопашной схватки. Это происходило на фоне действий прусской кавалерии, которая стремилась выйти на фланги или зайти в тыл противнику. Кавалерия действовала одновременно с движущимися вперед стенами пехоты.

Собственно, учитывая недостатки оружия того времени, на меткую стрельбу можно было особо не надеяться. Но когда прусские пехотинцы перестреливали противника в два или в три раза, до солдат противника долетало банально больше пуль. И вероятность того, что они найдут цель, была выше. На меткость негативно влияла и стрельба в движении. При этом моральный эффект всё равно был велик. И если противники пасовали перед свинцовым валом, то пруссаки, наоборот, отвлекались на саму стрельбу. Этот процесс занимал бойцов в самые страшные минуты боя, по возможности, заглушая в них чувства самосохранения и страха.

 

Преимущество в пеших переходах

Преимуществом прусской армии была стандартизация формы, оружия, боеприпасов, кинжалов и даже ремней. Это облегчало снабжение войск и сам процесс подготовки солдат. Очень большое место в ходе обучения уделялось движению в боевых порядках и походных колоннах. Прусские пехотинцы всегда много маршировали, и это давало свои плоды. Способность быстро перемещаться и согласовано двигаться практически по любой местности являлись важными преимуществами пруссаков. Строгая строевая подготовка в середине XVIII века значила очень многое.

Как прусская пехота стала лучшей в Европе

В те годы никакой механизации армии не было и в помине. А эталоном подвижности были кавалерийские части, которые в любой армии были в меньшинстве. Всю тяжесть боев и сражений несли на себе, в первую очередь, простые пехотинцы. От того, как быстро пехота дойдет из точки А до точки Б и сможет построиться в боевые порядки, часто зависел успех сражений, а иногда и войн.

По скорости переходов прусской армии эпохи Фридриха Великого не было равных в Европе. По этому критерию прусская пехота превосходила всех. Прусские пехотинцы могли передвигаться со скоростью 90 шагов в минуту, не нарушая строя. При приближении к врагу скорость снижали до 70 шагов в минуту. При этом, если австрийская пехота, не надрываясь, могла преодолеть примерно 120 километров за 10 дней (что происходило не часто), то для прусских пехотинцев преодолеть 180 километров за 7 дней было вполне посильной задачей. Выигрыш в скорости переходов открывал перед прусской армией большие возможности. Это позволяло раньше противника занять выгодные позиции на поле боя, захватить мосты или выйти к переправам, быстро отреагировать на угрозу окружения, перебросить войска с одного на другое направление.

 

Источник

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх