Свежие комментарии

  • КЕА
    Неужели уже поздно что-либо изменить?Главный фактор. О...
  • Обозреватель
    Красавец!Василий Цымбал: к...
  • Анжела
    90-е никогда не заканчивались..... бандиты просто называются теперь по другому."Ленинградский ру...

"Русский, ты – попрошайка. Работай": Как цыгане превращают в рабов инвалидов и бездомных

Русский, ты – попрошайка. Работай: Как цыгане превращают в рабов инвалидов и бездомных

Фото: предоставлено Царьграду Юлией Хакимовой.

В Казани волонтёры буквально отбили у местных "ромалов" 40-летнего инвалида, которого несколько лет назад выкрали из приюта во Владивостоке, а потом заставляли стоять с протянутой рукой, выпрашивая милостыню. И этот случай – явление нередкое.

Историй похищения и превращения людей в рабов – полным-полно по всей стране.

Жертвами становятся те, кто относится к категории социально незащищённых: старики, больные и инвалиды, бродяги и бомжи (обычно без документов), иногда – дети.

Чаще всего их, унизив и морально подавив, отправляют побираться в наиболее людных местах – к подземным переходам, торговым центрам, на дороги. Потом отбирают прибыль. Другой вариант: их используют в качестве полевых работников на своих плодово-овощных "плантациях", но это происходит реже – в основном на юге России и в Черноземье.

А главное, все ведь знают о существовании этого "бизнеса на попрошайках". Потому что, во-первых, все их видят на улицах городов и подают им монетки и купюры, а во-вторых, раз ситуация не меняется, значит, это устраивает и власть, и правоохранительные органы.

Периодически становится известно о "чудесных освобождениях" (банально: если рабам удаётся сбежать), после чего происходят задержания.

Но такое случается редко. В основном всё длится годами.

Бесправный, ничтожный, беспомощный

Никто не помнит уже, сколько времени на обочине дороги по направлению к ТРЦ "Мега" в Казани стоял (точнее, сидел в своей коляске) этот инвалид, дед Сашка, одетый зимой в тёплую камуфляжную куртку, а летом в какие-то лохмотья.

К нему просто привыкли.

А, вот он опять на своём посту. Значит, всё в порядке, переглядывались между собой жители столицы Татарстана, направляясь за покупками в торговый центр. Притормаживали, бросали деньги в пластиковый стаканчик: держи-ка, дед Сашка, оборванец-забулдыга, это тебе, ты выпей там за наше здоровье! Выслушивали путаные слова благодарности – и двигались дальше, по своим делам.

А что? Доброе дело сделали, помощь оказали, всё хорошо.

И никто не знал, что на этом "посту" бродяга Сашка стоит не ради куска хлеба и стакана водки – того, что он получал от прохожих (проезжих), хватило бы на зарплату целого десятка офисных клерков в Татарстане и любом другом регионе страны. В действительности у него просто не было другого выхода – не выйти на работу, даже если совсем занемог, для него было сродни приговору.

Каждое утро его привозили на машине на это самое место хозяева – из семьи одного местного цыганского барона. Высаживали. Смотрели, чтобы не появился какой-нибудь конкурент. Уезжали, время от времени наведываясь, чтобы оценить обстановку (если что, у него имелся мобильный телефон для связи с ними – и только с ними, ни с кем больше). А вечером, после закрытия ТРЦ, возвращались и забирали.

Жил он в доме вместе с "хозяевами" и ещё несколькими такими же побирушками, без документов и уже не способными к сопротивлению.

Он был рабом – бесправным, ничтожным и беспомощным. Как и его соседи.

Уехал на заработки, отморозил ноги. А потом его поставили побираться

Прежде всего, вообще-то, никакой он не Сашка. На самом деле его зовут Дмитрием – родители так нарекли. А Сашкой он стал, потому что так захотели цыгане: то ли пытаясь замести следы, то ли им всё равно было, как его звать.

Но он ничего, откликался.

И кстати, никакой Дима-Сашка не дед – сорок лет ему всего. Сорок!

И ещё лет семь-десять назад это был вполне себе нормальный, полный сил парень – жизнерадостный, несмотря на то что судьба его жёстоко била с самого детства, уроженец Кубани.

Он родился под Краснодаром в большой семье, а его взросление пришлось как раз на тот период, когда начал трещать по швам, пока окончательно не развалился, Советский Союз. И 12-летнего пацана отправили на заработки с кем-то из соседей, да не куда-нибудь поблизости, а за семь тысяч вёрст – во Владивосток.

В школу Дима, конечно, там, в Приморье, не ходил, а на жизнь зарабатывал рытьём могил на кладбищах – с тем уровнем смертности, который был в те времена, без дела сидеть не приходилось: артель трудилась не покладая рук.

"Русский, ты – попрошайка. Работай": Как цыгане превращают в рабов инвалидов и бездомныхДима в машине со своей спасительницей – волонтёром Юлией Хакимовой. Фото предоставлено Царьграду Юлией Хакимовой

Местные помогли ему выправить паспорт и даже сделать регистрацию.

Но однажды промозглой зимой всё рухнуло: он отморозил ноги – сам рассказывает, что это случилось, когда пришлось в очередной раз рыть могилу, стоя по колено в холодной воде. В общем, стал калекой.

Правда, кладбищенские не бросили – оформили инвалидность, поселили в доме-интернате, где он, собственно, и жил некоторое время. Пока как-то туда не наведалась некая семейка уроженцев Кавказа. Они пообщались с руководством, потом с самим Дмитрием – сказали, что, мол, прониклись его историей, посулили принять в свой дом, подыскать достойную работу – или, если пожелает, может помогать по хозяйству.

Он согласился. И его увезли вглубь России – в славный старинный русский город Владимир.

И там нарисованная "благодетелями" сказка моментально превратилась в кошмар.

Как Димка с Кубани стал "дедом Сашкой"

У калеки отобрали документы и отправили на трассу – попрошайничать. Так он впервые встал с протянутой рукой. Говорит, пытался сопротивляться, но какой там! Куда он, убогий, денется-то? Хоть кормили и не били – и на том спасибо.

Однако злоключения на этом только начинались.

Как-то на трассе, где он, как обычно, стоял, дожидаясь подачек из окон проезжавших мимо автомобилей, остановился фургончик. Оттуда вышли несколько человек – и даже вопросов не стали задавать: просто запихнули в салон, бросили коляску в багажное отделение.

И поехали.

Куда?

Он не знал.

Потом уже выяснилось, что это были цыгане, а повезли его в далёкую Казань.

Там поселили в каком-то доме, где кроме него уже находилось два инвалида – мужчина и женщина, которые сразу поделились опытом с новичком: сопротивляться не стоит, иначе будет только хуже.

Так Дима стал "дедом Сашкой".

И вот с тех пор ежедневно в любую погоду в десять утра всех троих развозили по точкам, где они собирали милостыню. Вечером, около девяти, возвращались, забирали выручку, отвозили обратно. Сколько времени это продлилось? Он не знает: говорит, просто потерял счёт дням.

Жили эти три безногих инвалида на втором этаже, ползая ежедневно по лестницам наверх. Хозяева, как их называет Дима, – на первом, чтобы у инвалидов возможности убежать не было. Себе эти "хозяева" отдельно готовили, а этих бедняг всё больше гречкой на воде кормили. Потом муж "хозяйки", который бил часто, уехал, а на смену ему брат прикатил и уже он начал возить по точкам инвалидов,

– рассказала "Первому русскому" подробности волонтёр из столицы Татарстана Юлия Хакимова.

Именно она накануне Нового года обратила внимание на пост в соцсетях про "деда Сашку". И не просто подняла шум, а буквально похитила его оттуда: просто приехала на машине и забрала.

 

Семейный бизнес: заставить инвалида побираться

И ей "Сашка" потом рассказал, как новый "хозяин" (тот, который брат) бил его, обнаружив деньги, что инвалид отложил себе на пирожок, и как "хозяйка" измывалась да вызывала иногда на подмогу ещё одного родственника – и тот лупил не щадя.

Он пытался убежать. Только куда денется безногий? Мыкался поблизости по подворотням, там его находили, привозили обратно – и тогда уже наступал настоящий ад, особенно если приходил тот "палач", которого вызывала хозяйка.

Время от времени закрывали бунтаря в холодной бане и не кормили.

Юлия много лет занимается волонтёрством, поэтому, как объясняет, и не могла пройти мимо этой истории.

Привезла к себе домой, отправила в ванную, он отмылся, его переодели – и стал Дмитрий похож наконец на человека.

Цыгане, к слову, очень быстро вычислили, кто (!) его забрал, и явились "в гости". Сначала бродили по двору, а потом, когда она спустилась вниз и прямо спросила, что им нужно, принялись угрожать. Узнав, что Юлия вызвала полицию, они, бросив на прощание проклятия, так рванули прочь, что переехали ей колесом ногу!

Только после того, как в соцсетях поднялся шум по поводу обнаруженного инвалида (ей пришлось повозить его по отделениям РОВД, чтобы он написал где-то заявления), цыгане были наконец задержаны.

Рабовладельцами оказались родные брат и сестра, цыгане из Молдавии Владимир Ибриан и Виолетта Лепэдату. Сейчас они взяты под стражу.

Тем временем выяснилось, что эта семейка давно промышляет незаконным лишением свободы именно инвалидов, вынуждая их попрошайничать. По данным местных СМИ, в 2015-м два брата арестованного Владимира Ибриана, Василе и Ион, были осуждены в Ульяновске за использование рабского труда: они похитили гражданина Украины с ампутированными ногами и заставляли просить милостыню.

Наказания за попрошайничество в России нет

На самом деле подобное хоть и вызывает оторопь у нормального человека, вовсе не редкость в России сегодня. И таких случаев хоть отбавляй: в нашей стране нет ни административного, ни тем более уголовного наказания за попрошайничество. Единственное – существует статья 151 УК, предусматривающая наказание за вовлечение в это дело несовершеннолетних, и только.

А опустившихся, оставшихся без документов и угла людей предостаточно. Этим, собственно, и пользуются современные "рабовладельцы" – и цыгане, к слову, зачастую фигурируют в криминальных сводках о "незаконном лишении свободы" и "использовании рабского труда".

Только за прошлый год стало известно о целом ряде таких случаев.

В Ростовской области, например, семья одного "барона" подбирала себе будущих рабов на вокзалах и возле наливаек, потом их отвозили в город-спутник регионального центра – Батайск, где заставляли пахать на полях.

В Липецке таким же образом захватили пару бездомных, мужчину и женщину, и вместе с другими – такими же, как и они – вынуждали работать.

И на Ставрополье, и в Кемеровской области. И даже в Санкт-Петербурге: там умудрились принудить побираться инвалида-десантника!

Особенно ценят инвалидов и старушек. Ещё прибыльнее – мать с ребёнком, им больше подают, но это опаснее – всё-таки есть уголовное наказание за подобное.

Конечно, это дикий бизнес. И, что тоже не вызывает никаких сомнений, есть свои, так скажем, заинтересанты в правоохранительных структурах, которые "курируют" это безобразие. Потому что невозможно себе представить, чтобы любой уважающий себя участковый не знал, что у него происходит на территории, какие там стоят нищие и на кого они работают. Плюс есть уголовный розыск, который работает "на земле", особенно по уличным преступлениям, и подобный контингент для сыщиков – это  основной источник информации,

– рассказывает бывший оперативник Сергей Котов.

По его словам, людей, которых заставляют просить милостыню, набирают изначально из "бесправной" категории: бомжей, бродяг, пьяниц, опустившихся калек.

 

Нищенская мафия – скорее выдумка. Но хлебные места все под контролем

Однако появиться на хорошей точке просто так "обычный" побирушка не сможет – кто-то из "соседей" по ремеслу буквально сразу позвонит "старшему", тот появится и предъявит. Нет, убить, может, и не убьют. Но с хлебного места точно прогонят: конкурентов никто не любит.

"Когда говорят, что существует некая нищенская мафия, это, разумеется, сильно накручено и преувеличено – в определённой степени, – объясняет эксперт. – То есть чётко структурированной системы не существует. А вот в том, что какие-то зоны "хозяева" поделили между собой, я практически не сомневаюсь".

"Русский, ты – попрошайка. Работай": Как цыгане превращают в рабов инвалидов и бездомныхНа месте "деда Сашки", пишут местные, сейчас появился новый попрошайка в коляске. Фото/скрин: предоставлено Царьграду Юлией Хакимовой

Однако никуда эти бедолаги жаловаться не пойдут – они сами понимают, как выглядят: страшные, неприятные, вонючие – и как к ним относятся. И без документов – это практически всегда.

А так – есть где переночевать, что-то перепадает из еды, и довольно на этом.

Только когда доведут до ручки, сбегают. И вот тогда уже, если в районном отделении полиции, куда они попадают, немало поплутав, их всё-таки выслушают и предложат написать заявление, мы и узнаём обычно о таких случаях.

К слову, как рассказала "Первому русскому" волонтёр из Казани Юлия Хакимова, спасшая инвалида Диму, сегодня в одной столице Татарстана насчитывается около сотни таких попрошаек. И то место, где стоял "дед Сашка", уже занято.

Но она уверена, что бороться с такими безобразиями хоть и сложно, но можно и нужно.

И призывает на своей странице в соцсети писать и сообщать о попрошайках, чтобы потом их можно было спасти.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх